23 января, 2019

«Бэтмен» Кристофера Нолана как расцвет темной супергероики

«Бэтмен» Кристофера Нолана как расцвет темной супергероики

Трилогию Кристофера Нолана о Темном рыцаре принято считать образцом «умного» супергеройского кино и поучительным примером того, как можно возродить репутацию персонажа, испорченную предыдущими неудачными проектами. Однако наследие, оставленное фильмами британского режиссера, все-таки не столь однозначно. Давайте вспомним, как все создавалось.

Энциклопедия DC Comics Энциклопедия DC Comics

В 90-е «Бэтмен» побывал странной, но завораживающей сказкой в руках Тима Бертона и неоновым карнавалом под руководством Джоэла Шумахера. Причем за оказавшийся кассовым и творческим провалом фильм «Бэтмен и Робин» Шумахеру приходится извиняться до сих пор. Катастрофа остановила успешный киноконвейер и заставила Warner Bros. задуматься о смене подхода к съемкам. Молодая звезда Даррен Арановски хотел сделать экранизацию «Года первого» Фрэнка Миллера, изобразив Готэм в стиле жестокого Токио. Свои сценарии предлагали братья (тогда еще) Вачовски и Джосс Уидон, но боссы студии отвергли их варианты.

Наконец, нашелся режиссер, чье видение убедило «Уорнеров». Им стал британец Кристофер Нолан, известный нестандартными триллерами: реверсивным «Помни» и «Бессоницей», ремейком норвежского фильма 1997 года. Нолан предложил показать то, чего еще не было на большом экране: историю происхождения Бэтмена.

«Бэтмен: Начало» оказался новаторским. От других супергеройских картин того времени его отличает предельный реализм и внимание к каждой детали: как Брюс Уэйн укреплял тело и преодолевал страхи, откуда взялся символ летучей мыши, как создавались плащ, маска и гаджеты супергероя. Напоминающий гоночный болид Бэтмобиль 90-х сменил похожий на БТР Тумблер. В мире нолановского Бэтмена трудно представить Пингвина или Ядовитый Плющ, зато нашлось место для использующего ужас в качестве оружия Пугала и организации ниндзя во главе с Ра’с аль Гулом. В конце фильма не только прозвучал намек на злодея из следующей части, но и состоялся важный разговор между Бэтменом и лейтенантом Гордоном. Последний заметил, что герой многое сделал для очищения улиц Готэма от преступности, но ситуация ухудшится, потому что мафия захочет вернуть утраченные позиции.

Это и произошло в «Темном рыцаре». Организованная преступность начала страдать не только от рейдов Бэтмена, но и от ограбления Джокером их собственных банков. Персонаж Хита Леджера объявляется как носитель хаоса, как ответ на решительные действия Темного рыцаря. Он объясняет герою, что тот изменил все, и теперь возвращения к старым правилам «полицейские против мафии» быть не может. Парадоксальным образом он заставляет Бэтмена задуматься о том, что без него было бы лучше.

Параллельно развивается линия другого рыцаря — Белого. Амбициозный окружной прокурор Харви Дент устраивает облаву на трудноуловимых преступников. Несколько раз в фильме звучит мысль о том, что прокурор — куда больший герой, потому что действует в рамках закона, не скрывая лица. Дент озвучивает важный тезис: герою важно вовремя уйти, чтобы не превратиться в злодея в глазах общества.

Махинации Джокера вынуждают Бэтмена сделать сложный выбор, чтобы сохранить все хорошее, чего успели добиться герои. Дворецкий Уэйна Альфред подчеркивает важность Темного рыцаря: будучи больше символом, чем человеком, тот может принять решение, с которым обычный человек не справился бы.

«Темный рыцарь» превратился в эталон супергероики, не будучи супергеройским фильмом по жанру: это скорее криминальная драма с элементами триллера. Масштаба картине добавила идея о бесконечном противостоянии Бэтмена и Джокера, которое будет длиться, пока один не убьет другого.

Третьего фильма о Темном рыцаре от Кристофера Нолана могло и не быть. Режиссер считал, что достаточно полно высказался о Бэтмене и показал логичный (и, пожалуй, наилучший) итог его деятельности — победу над преступностью, пусть и добытую путем лжи.

Впрочем, Нолану все же удалось найти угол, с которого он еще не освещал Бэтмена. Если первый фильм трилогии рассказывал о борьбе со страхом, второй — о противостоянии энтропии, то темой третьего стало преодоление боли. Спустя восемь лет после событий «Темного рыцаря» Бэтмен встретился с противником, также прошедшим школу Лиги Теней и даже превосходящим его по силам — Бэйном. Тот обличил ложь, на которой строился безопасный режим Готэма.

Темному рыцарю приходится признать, что его физические возможности не безграничны, что он не сможет вечно быть на страже порядка в городе. Но это и не нужно: при должном уровне подготовки, наличии морального стержня и достаточных ресурсах символом может быть кто угодно. Это одна из главных идей, заложенных в «Темном рыцаре: Возрождении легенды».

За три фильма Кристофер Нолан рассказал нам все о Бэтмене: откуда он взялся, что им движет, что нужно, чтобы его сломить. На примере Темного рыцаря можно выделить несколько супергеройских постулатов. По Нолану супергерой неизбежно ввязывается в гонку вооружений: когда у кого-то есть гаджеты лучше, машина быстрее или броня прочнее, герой перестает быть «супер». Он должен быть готов приносить жертвы, в первую очередь свою личную жизнь. Пожалуй, только Брюс Уэйн может позволить себе прыгать по крышам и вести изнурительные рукопашные бои ночью, а днем отсыпаться на заседаниях совета директоров. Как и у профессионального спортсмена, карьера супергероя строго конечна, причем из-за рисков, физических и нервных перегрузок она едва ли может превысить десять лет.

Marvel vs DC. Великое противостояние двух вселенных Таккер Рид Marvel vs DC. Великое противостояние двух вселенных

Нолан установил для реалистичной супергероики слишком жесткие рамки, в которых нельзя было бы снять фильмы о таких персонажах, как Флэш или Зеленый Фонарь. Но из-за широкого признания его фильмов Warner Bros. не могли отказаться от заданного «Темным рыцарем» серьезного настроя в последующих картинах. Лишь недавно фильмы студии начали выбираться из тени, отброшенной крыльями летучей мыши.

Можно сказать, что Кристофер Нолан сам сыграл Бэтмена для DC: пришел, задал планку, до которой никто до сих пор не может дотянуться, и ушел в надежде, что оставляет город в надежных руках. Будущее супергеройских комиксов — не в подражании нолановской трилогии, а в стремлении, как и он, создать что-то радикально новое.


Игорь Хованский, «Мир фантастики»

Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 4945  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 4878  книг
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам