Мнения

10 цитат из «Семьи Тибо» Роже Мартена дю Гара

Именно нелепая покорность толпы делала и до сих пор делает возможным существование войн

23 марта, 2017

Одним из самых известных в XX веке романов-рек стал «Семья Тибо» французского писателя Роже Мартена дю Гара (1881 — 1958). В этом произведении, которое сравнивают с «Сагой о Форсайтах» Голсуорси и «Очарованной душой» Роллана, рассказана история двух братьев, детей богатого буржуа. На примере их взаимоотношений и полного расхождения во взглядах (в том числе религиозных и политических) представлена панорама жизни французского общества начала прошлого столетия. Автор мастерски анализирует процесс преобразования старого мира и рассматривает феномен человека XX века. За этот роман Роже Мартен дю Гар был удостоен Нобелевской премии по литературе в 1937 году.

 

Мы отобрали 10 цитат из «Семьи Тибо»:

Нет ничего более страшного, чем войти в жизнь, не чувствуя ни к чему сильного призвания. Разве только одно хуже: войти в жизнь с ложно понятым призванием.

По-видимому, для того, чтобы обнаружить интимную сущность человека, надо искать ее не в обычном его поведении, а в тех непредвиденных поступках, которые он совершает неожиданно для самого себя; как бы ни были они необъяснимы, а иной раз, даже неблаговидны, — именно в них открывается подлинное.

В сущности, дарование — это почти ничто, хотя оно необходимо!.. Важен труд. Без труда талант — это фейерверк: на мгновение ослепляет, но потом ничего не остается.

Что бы ни делал человек, он живет в определенном климате. У него свой темперамент, своя этническая конституция. Он привязан к обычаям, к особым формам той цивилизации, которая его обработала. Где бы он ни находился, он сохраняет свой язык. Проблема отечества — в сущности, быть может, не что иное, как проблема языка. Где бы он ни был, куда бы он ни отправился, человек продолжает всюду мыслить словами и синтаксисом своей страны... Человек не может отказаться от родины, он не может искоренить ее в себе.

Верующие дорожат своей верой и, боясь поколебать ее, стараются думать поменьше, цепляются за ту ее сторону, которая взывает к чувствам, к морали. И к тому же их так долго и так упорно убеждали, что церковь, мол, уже давным-давно блистательно опровергла все могущие быть возражения, что им и в голову не приходит разбираться в таких вопросах самим... Я хотел сказать, что потребность верить в любой, самой общей форме не может служить достаточным оправданием для христианской религии, которая полна туманностей, старых мифов...

Никогда мне, видно, не постичь, как можно допускать наличие хоть малейшей психологической связи, малейшего диалога, состоящего из вопросов и ответов, между одним из нас, бесконечно малой частицей вселенской жизни (я беру только землю, эту пылинку среди прочих пылинок) и этим великим Всем, этим универсальным Принципом! Ну, как же можно приписывать ему антропоморфические чувства, отцовскую нежность, сострадание! Ну как же можно принимать всерьез таинства, перебирание четок, мессы, которые заказывают за деньги и служат ради такого-то человека, ради упокоения такой-то души, временно водворенной в чистилище!

У большинства людей потребность верить столь настоятельна, инстинктивна, что их уже не интересует, достойно ли называться верой то, во что они верят: они нарекают истиной все, к чему их влечет потребность верить.

Охватывает ужас, когда хладнокровно взвешиваешь все, что препятствует установлению мира между людьми. Сколько веков пройдет еще, прежде чем нравственная эволюция — если только нравственная эволюция вообще существует — излечит человечество от врожденного преклонения перед грубой силой, от того фанатического наслаждения, которое испытывает человек, — человек как разновидность животного мира, — торжествуя с помощью насилия, с помощью насилия навязывая свое мироощущение, свое представление о жизни другим, более слабым, тем, что чувствуют иначе, живут иначе, чем он.

Именно нелепая покорность толпы делала и до сих пор делает возможным существование войн.

Единственное средство помешать насилию управлять судьбой мира — это прежде всего отказаться самому от всякого насилия! Отказ убивать — это признак нравственного благородства, который заслуживает уважения.


Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо

Читайте также

50 лучших романов Нобелевских лауреатов по литературе XX века
Познавательно
50 лучших романов Нобелевских лауреатов по литературе XX века
12 цитат из книг Ромена Роллана
Мнения
12 цитат из книг Ромена Роллана
Как известно, широкая публика, когда ей предоставляют думать самостоятельно, перестает думать
10 цитат из романов Франсуа Мориака
Мнения
10 цитат из романов Франсуа Мориака
Часто правильной дорогой оказывается та, на которую трудней всего вступить...
Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии
Познавательно
Русские писатели-лауреаты Нобелевской премии
6 русскоязычных авторов, удостоенных главной награды в области литературы
Ромен Гари: герои, женщины, слоны
Познавательно
Ромен Гари: герои, женщины, слоны
Что читать у великого мистификатора
Ромен Гари сдержал слово
Кино
Ромен Гари сдержал слово
В прокат выходит фильм «Обещание на рассвете» с Шарлоттой Генсбур и Пьером Нинэ
Париж глазами великих писателей
Познавательно
Париж глазами великих писателей
Романтичная столица мира или прибежище отвергнутых родиной?
Почему взрослые грустят, когда читают «Маленького принца»
Жизненно
Почему взрослые грустят, когда читают «Маленького принца»