Александр Староверов: «Большая часть наших взглядов и убеждений либо навязаны, либо случайны»

«Каждую книгу я не прописываю, а проживаю»

31 января, 2017

Александр Староверов буквально ворвался в российскую литературу в 2014 году с романом «Баблия. Книга о бабле и Боге», который сравнивали с лучшими произведениями Минаева  и Пелевина. Новая книга писателя, «Я в степени n», будет не менее острой и интересной.

Мы поговорили с Александром Староверовым о его новом романе, а также том, как он решил стать писателем и о его дальнейших творческих и жизненных планах.

 

Американский писатель Шервуд Андерсон так же, как и вы, долгое время занимался бизнесом и написал свои первые литературные произведения в достаточно зрелом возрасте. Когда вы начали работать над вашей первой книгой и как много времени вы на нее потратили?

Много времени потратил. Хотя «потратил» не совсем уместное слово. Мне было лет тридцать семь — тридцать восемь, когда мне в голову пришёл сюжет о типичном московском жулике, который неожиданно для себя стал богом в другой вселенной. Но и жуликом при этом в Москве не перестал быть. Ну пришёл в голову и пришёл, мало ли, какая ерунда в голове гуляет? Однако сюжет не отпускал, я представлял эту историю, она начала мне сниться. Очень долго не мог придумать финал. И вот однажды, будучи, честно говоря, в сильном подпитии, в караоке, под исполняемую кем-то песню «Confessa» Челентано, я буквально увидел последние сцены книги. Да и всю книгу за минуту увидел. На следующий день на работе, прямо в офисе, неожиданно начал писать. Тяжело шло и медленно. Трудно и бизнесом заниматься, и творчеством. Через полгода обстоятельства сложились так, что я смог уйти с работы. Тяжелое решение. И немаловажную роль в этом решении сыграла книга, которую я писал. После этого дело пошло быстрее. Каких-то полтора года — и книга была готова.

Шервуд Андерсон в конце концов бросил бизнес и решил полностью посвятить себя литературе. А у вас не возникало подобного желания?

Возникало, конечно, и я даже его неоднократно осуществлял. Неоднократно, потому что честный бизнес ещё может теоретически принести деньги, а честная литература не может даже теоретически. Однако семью все-таки кормить нужно. Поэтому, как писал Владимир Маяковский, «землю попашет, попишет стихи». В любом случае, моя деловая активность существенно сократилась. И есть желание сократить её до нуля. Возможности пока нет, а желание, безусловно, присутствует.

Не могли бы рассказать о вашей новой книге. С какими трудностями вы столкнулись при ее написании?

Рассказывать о книге — дело бессмысленное. Книги лучше читать. Но если коротко... Все люди думают, что они родились либералами или консерваторами, ворами или полицейскими. На самом деле, большая часть наших взглядов и убеждений либо навязаны, либо случайны. И все святые, негодяи, воры и полицейские живут внутри нас. И боремся мы, выходит, всю жизнь сами с собой. И в принципе, все одинаково несчастны. Но есть небольшая щелочка в этом замкнутом на самого себя фатуме. Её тяжело увидеть, ещё тяжелее в неё протиснутся, но шанс есть... Это книга о шансе.

Что касается трудностей... Я вот иногда читаю интервью писателей, где они говорят, как трудно шла работа над тем или иным романом, и удивляюсь. Ну если все так трудно, чего тогда мучаешься? Я сам пишу легко и достаточно быстро. Другое дело, что каждую книгу я не прописываю, а проживаю. Иногда это бывает страшно, но так захватывающе, что никакие аттракционы виртуальной реальности даже рядом не стояли. Это самый крутой кайф, который я испытывал в жизни. Так что никаких трудностей — одно чистое удовольствие.

Другое дело — редактура. «Я в степени n», в отличие от моих предыдущих книг, редактировался долго и непросто. Существует три варианта романа. И только с третьего раза мне показалось, что его можно выпускать в свет (огромное спасибо моему редактору Ольге Аминовой за помощь). Но это, по большому счёту, техника. Читателю это неинтересно.

На каких авторов вы ориентировались при создании романа «Я в степени n»?

Отличный вопрос. Это примерно, как спросить мать ребёнка: на каких матерей она ориентировалась, когда девять месяцев вынашивала своё дитя? К счастью, природа и ДНК уже дали вполне определённый ответ на этот вопрос. Мать, вынашивая ребёнка, ориентируется на себя. Я, когда пишу книгу, поступаю также.

О чем будет ваша следующая книга?

Не уверен, что она будет, впрочем, я всегда не уверен. Каждый раз после написания очередного романа некоторое время не хочется писать. Потом опять начинает хотеться. Вот в данный момент как раз и начинает. Как бы там ни было, в апреле в издательстве «ЭКСМО» выходит сборник моих рассказов и повестей «Жизнь: вид сбоку». В нем будет и часть из романа «Я в степени n», не вошедшая в окончательный вариант книги. Возможно даже, лучшая часть. Она не вписывалась в композицию романа, мне показалось, что она смотрится органичнее как отдельная повесть. В книге ещё много чего интересного будет. И так получилось, что это не просто сборная солянка из произведений разных лет. Они связаны друг с другом и на уровне смысла, и на уровне героев. Почти роман неожиданно вышел. А ещё я думаю над новым произведением. Детали раскрывать пока рано, но это роман о том, что вы хотели. То есть, это буквально его рабочее название пока — «Что вы хотели».

Каких зарубежных писателей вы предпочитаете?

Интересных и умных. Их мало.

А отечественных?

Умных и интересных. Их ещё меньше.

И не могу не задать вопрос о вашей биографии. Где учились, когда начали заниматься бизнесом и почему не хотите привлекать внимание к своей персоне?

Я учился в МАТИ имени Циолковского на инженера-электронщика, в Академии бюджета и казначейства Минфина РФ — на финансиста, в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ на программе Executive MBA — вообще непонятно, на кого (шутка). Учиться — это круто и весело! Но самый лучший учитель — это жизнь, и зафиксированная на бумаге жизнь. То есть книги.

Бизнесом я стал заниматься в девятнадцать лет, году эдак в девяностом, от отчаяния и безнадеги. Есть очень хотелось, а заработков, которые могли бы удовлетворить мой здоровый юношеский аппетит, тогда попросту не было. Пришлось «крутиться». К тому же, я довольно рано женился, и к моему аппетиту прибавился аппетит моей жены и быстро появившейся дочки, а потом и сына. Кстати, бизнесом поначалу заниматься было тоже весело. Бизнес в переводе с английского — дело, а любое дело без творчества немыслимо. Но любое дело рано или поздно превращается в рутину. Творчество уходит, остаются только деньги. А это субстанция сложная и, не сказать, чтобы очень светлая. Наверное, поэтому я и стал писать. Как говорил герой одной моей повести (Бог), «книги всегда заканчиваются, чтение — никогда». Надеюсь, что и писательство тоже. По крайней мере, очень хочется в это верить.

А внимание к своей персоне я привлечь очень хочу! Иначе бы и книг не писал. Но внимание я хочу к себе привлечь именно книгами. Не тем, что обматерил в соцсетях какую-нибудь селебрити. Не прибиванием мошонки к брусчатке Красной площади, не скандалами, интригами, расследованиями, а книгами. Наивно, наверное, и невозможно в современном мире, но... Но я попробую, а иначе неинтересно и пошло получится. Я все-таки воспитан на Дюма и Жюле Верне. Они яйца к мостовой не приколачивали.

 


Читайте материалы по теме:

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо