Диего Дон Валенсия: любовь без границ

Талантливый сын русской и испанца о своем творчестве и отношениях двух культур

14 января, 2019

Дети, родившиеся в межнациональных браках, сталкиваются с непростыми жизненными задачами — переезды, билингвизм, разные менталитеты родителей. Но именно это с детства делает их более гибкими, чуткими, а иногда — писателями. Серия книг Диего Дон Валенсии называется «Я расскажу вам о любви...», а что сам испанец с русскими корнями думает о любви и творчестве? Об этом он рассказал редакции eksmo.ru.

Каково это — быть человеком двух культур?

Не так сложно, как кажется, ведь культуру, как и привычки, впитываешь буквально с молоком матери. Детям невозможно навязать что-то, они все перенимают у родителей. Я провел детство с мамой в Ростове-на-Дону, а в сложном подростковом возрасте переехал к отцу в Валенсию. И с тех пор так и живу на две страны — Испанию и Россию.

Я чувствую себя вполне комфортно и даже «удвоенно темпераментным», если можно так выразиться. Моя мама — настоящая казачка, страстная и увлекающаяся, папа — испанец, художник, творческая натура. В моей крови слились обе эти пылкие нации. И это, несомненно, помогает мне писать книги.

Они получаются больше для испанцев или для русских?

Если это вопрос о культурной принадлежности меня как автора, то вот что я вам скажу. Когда меня что-то сильно захватывает, будь то музыка, кино или живопись, я даже не интересуюсь создателем, а просто наслаждаюсь. Я убежден, что любое искусство должно вызывать эмоции. Если человек остается равнодушным, то это провал для творца. Для меня это главное мерило качества произведения. И здесь национальность роли не играет. Хотя, конечно, есть какие-то маркеры, обуславливающие русское это, испанское или, к примеру, французское творение.

А если говорить не от творчестве, а о жизни — какую страну вы выбрали для себя?

К счастью, я не привязан к определенной стране и могу путешествовать и работать где угодно. Я люблю внезапно куда-то уехать, чтобы поймать нужное настроение или... избежать ненужного. Но, конечно, у меня есть дом. Когда мне требуется уединение, я еду в свое небольшое шале в Альборайе.

Ненужное состояние — это депрессия?

Да, творческие люди склонны к ней, собственно говоря, как и русские с испанцами. При том, что я всегда тяготел к писательству, я окончил журналистский факультет, и к созданию моего первого романа меня подтолкнула душевная боль. Книга «Солнечная пыль», безусловно, автобиографична.

Пепельные незабудки Диего Дон Валенсия Пепельные незабудки

Ваш второй роман вы называете готическим. Странное соседство для первого сентиментального произведения...

Я ничего специально не планировал, так получилось. Ведь пишешь потому, что просто пишешь. Не можешь без этого жить. И, конечно, верна поговорка, что каждый писатель пишет прежде всего о себе. И если это окажется кому-то интересным и, возможно, полезным, то я буду счастлив. А «Пепельные незабудки» — тем не менее книга о любви, пусть и мистической. Ключ к тому, почему роман вышел таким, есть в первой книге.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо