Мнения

Татьяна Гармаш-Роффе: «Самое сногсшибательное свойство русского детектива – это деление на женский и мужской»

Татьяна Гармаш-Роффе о главном герое своих романов, театре и особенностях русских детективов
13 апреля, 2016

— Ваш роман «Завещание с того света» — 21-я, если не ошибаюсь, история с частным сыщиком Алексеем Кисановым в главной роли. Не устали от героя?

— Нет, что вы. Может, это он от меня устал, но я его не отпущу. Он ведь редкий человек: у него не просто отлично развито логическое мышление, но, что еще важнее, он проверяет факты, прежде чем делать на их основании выводы. В теории — это элементарное правило, которого должны придерживаться все, но только в теории, увы. Посмотрите на ежедневные дебаты по телевидению: участники позволяют себе суждения на основании сомнительных «фактов», а побеждает в споре попросту тот, кто перекричит остальных. Так что люди с высокой культурой мышления, как мой Кис, уникальны. И представьте, придумаю я другого героя, но с теми же интеллектуальными характеристиками (поскольку герой-дурак мне не нужен). И все быстро узнают в нем Алексея Кисанова. Какой же прок его менять? Получится, как Эркюль Пуаро и мисс Марпл у Агаты Кристи, отличающиеся практически только тем, что у последней нет усов.

— За что больше всего любите Алексея?

— За внутреннюю культуру, за интеллигентность, за доброту, за великодушие. Для меня вообще душевные качества людей намного важнее внешних атрибутов успеха. Ни социальный статус, ни состояние финансов, ни известность человека не могут повлиять на мою оценку личности.

— Как прошлый опыт работы театральным критиком помогает в написании книг?

— Театр — не просто особый мир. Это особый способ мышления, в котором границы между собственным «я» и персонажем (другой личностью) преодолеваются с легкостью. Однако талант, позволяющий с легкостью влезть в шкуру другого «я», присущ не только актеру, но и манипулятору. То есть хищнику, который тем или иным способом намерен заставить вас служить своим интересам. Вы для него не более чем палка для обезьяны, с помощью которой она пытается сбить банан с пальмы. Вы лишь орудие. В одном случае вас обокрадут, оболгут; в другом — переложат на вас ответственность за свое преступление; в третьем — саму вашу жизнь превратят в сценарий для собственной игры, как в моем романе «Королевский сорняк»...

— Есть «английский детектив» или «французский детектив», каждый со своими отличительными чертами. А могли бы Вы назвать определенные характеристики русского детектива?

— Наверное, самое сногсшибательное свойство русского детектива — это деление на «женский» и «мужской».

— Вы живете во Франции, но события большинства Ваших романов разворачиваются в России. Это тоска по родине или стремление быть ближе к российскому читателю?

— Ни то, ни другое. Мне интереснее писать о наших людях и наших реалиях — и потому, что мне они ближе душевно, и потому, что я их лучше знаю. Это внутреннее знание, идущее из глубины моей собственной души, из моего ДНК. А Франция — прекрасная, но чужая страна. Страна иного ДНК.

Тосковать по родине мне не приходится, в реальности я живу на две страны, как иные живут между городской квартирой и дачей.

— Если говорить о детективном жанре, что для него важнее — динамичный сюжет или атмосфера?

— И то, и другое, а главное — логичное расследование. Атмосфера может быть и в жанре фэнтези, динамика — в жанре боевика, и только детектив требует безупречной логической цепочки, благодаря которой добро побеждает зло. Не магическим заклинанием, не силой оружия — а интеллектом!

— Какие сюрпризы готовите своим поклонникам?

— Вот думаю: не написать ли мне эротический рассказ?

— В новой книге в отдельных главах Вы говорите от лица 18-летней девушки, да так, что кажется, будто все это действительно сказано и написано подростком. Не думали попробовать себя в популярном нынче направлении литературы для молодых взрослых (Young Adult)?

— Спасибо за комплимент. Дело в том, что я в своих героев вживаюсь, как актер в роль. И если бы я решилась сменить жанр и писать для «молодых взрослых», то получилось бы, будто я снова и снова играю одну и ту же роль. А это скучно, согласитесь. Жанр детектива предоставляет мне огромные возможности для перевоплощения, возьмем уже хотя бы тот факт, что мой главный герой — мужчина. И, знаете, некоторые читатели убеждены, что и автор (то есть я) — мужчина. Воспринимаю их скептическое недоверие как комплимент: значит, герой в моем исполнении весьма убедителен.

В детективе я могу, к примеру, влезть в шкуру инвалида-алкаша, как в «Расколотом мире», или заглянуть в душу бывшей актрисы-звезды, удалившейся от света, как в романе «Роль грешницы на бис». Я могу посмотреть на мир глазами маньяка, а могу глазами его жертвы. В моих романах множество интереснейших для меня самой персонажей, миров и мировоззрений. И не только для меня, к слову. Мне пишут письма люди разных возрастов, в том числе и совсем молодые, которым тоже интересны эти персонажи, их мысли. Так что я не стану ограничивать себя столь узким жанром, как Young Adult, даже если он нынче в моде.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо