Владимир Войнович: «Наша реальность сама по себе сатирична»

Писатель Владимир Войнович ответил на вопросы журналистов и представил свой новый роман «Малиновый пеликан»
01 апреля, 2016

В редакции газеты «Комсомольская правда» прошла пресс-конференция современного классика, писателя Владимира Войновича, который представил свой новый сатирический роман «Малиновый пеликан». Писатель ответил на вопросы журналистов.

— Владимир Николаевич, вы однажды сказали, что если бы Салтыков-Щедрин оказался в нашем времени и в нашей стране, он бы осмотрелся и уехал бы обратно к себе. Почему вы так написали?

— Потому что в нашей жизни так много смешного, так много абсурда, что Салтыкову-Щедрину было бы нечего выдумывать. Тут можно записывать, как есть. Такой талант тут просто не нужен.

— Вы писали при Хрущеве, при Брежневе, в 90-х при Ельцине, теперь нынешняя власть. Когда было проще находить темы для сатиры?

— Трудно сказать. Я начинал вообще с реализма. Первая моя повесть вообще была реалистичной, и ничего такого в ней не было. И тогда еще советская критика в основном хвалила, но один критик сразу заметил, что Войнович придерживается чуждой нам поэтики изображения жизни, как она есть. И сначала я старался изображать жизнь, как она есть. А потом увидел, что наша реальность сама по себе сатирична. Поэтому начало у меня было вполне благополучное, но потом, в брежневские времена, было иначе. Я был изгнан из Союза писателей, изгнан из Советского Союза и лишен советского гражданства. Сегодняшняя власть пока была ко мне совершенно равнодушна, и я ее в этом поддерживаю.

— В романе «Москва 2042» вы выступили как провидец. Что будет дальше, по вашим ощущениям?

— Я думаю, что нас ждет в скором времени новая Перестройка с непредсказуемыми последствиями. Но она будет, потому что мы сейчас дошли до какого-то тупика, из которого простого выхода не будет. Придется в корне пересматривать то, что происходит сегодня. Это случится в обозримом, недалеком будущем.

— С современными законотворцами экстремистскими скоро будут объявлять некоторые строки классиков. Когда вы пишете, не задумываетесь, что стоит писать, а что не стоит?

— Я бы сказал, что сатира — это вид экстремизма, признанный в мировой практике. Я как писал остро, так и продолжаю писать, и будь, что будет. Но если экстремизм — это призывы к чему-то, то я ни к чему не призываю. Я стараюсь жить по совести и писать по способностям. А законы я наблюдаю и соблюдаю.

— Кого читаете с особым удовольствием?

— Я, честно говоря, так мало читаю сейчас современных авторов. Я так много читал современной литературы на протяжении долгого времени, что, в конце концов, от нее устал и решил вернуться к классике и перечитываю классику.

— Пользуетесь ли современными социальными сетями?

— Конечно, пользуюсь, довольно широко. Компьютером пользуюсь довольно давно. Я, наверное, первый русский писатель, который освоил компьютер. Потому что первый компьютер я купил в Германии в 1983 году. В интернете сижу много.

— Могли бы вести блог. Почему не ведете?

— У меня как-то не хватает энергии вести блог. Я откликаюсь на какие-то события, но крайне редко. Я никогда не вел дневников, так что к такой регулярной деятельности не готов.

— Кому адресован роман «Малиновый пеликан»?

— Он адресован всем читателям. Когда пишу, я представляю круг людей, мне близких, и я как бы им это рассказываю. А дальше книга расходится, и ее может прочесть кто угодно.

— А как сатира себя чувствует в настоящее время?

— У меня сатира была написана про прошлые времена, а то, что я писал ранее при нынешней власти, нельзя было назвать сатирой. А «Малиновый пеликан» — как раз сатира, так что посмотрим, что будет дальше.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо