Анна БЕРСЕНЕВА: «В США можно засудить даже соседского кота»

Рай на земле или «загнивающий Запад» находится по другую сторону океана? На этот вопрос отвечает вернувшийся из длительного тура по США известный писатель, автор романов и киносценарист Анна Берсенева.
Анна БЕРСЕНЕВА: «В США можно засудить даже соседского кота»
— Татьяна, насколько я знаю, вы недавно впервые побывали в Штатах?

— Да, мы с мужем, писателем Владимиром СОТНИКОВЫМ, проехали через всю страну, посещая различные университеты и библиотеки, от Нью-Йорка до Хьюстона.

— И какая библиотека произвела самое сильное впечатление?

— Библиотека Конгресса — это совершенно грандиозное явление! По сути, именно она и лежит в основании Америки, в основе ее государственности. Когда видишь в этой библиотеке надпись: «Закон един, Бог един, потому что мир идет к одному концу», понимаешь, на каких мощных, глубинных основах стоит это государство.

— Как вам показалось, Америка до сих пор придерживается этих принципов?

— Безусловно. В Америке ни один закон не только не нарушает Декларацию независимости и Конституцию США, но и не отходит от ее духа ни на дюйм. Главный принцип — уважение к человеческой личности, к ее праву на развитие и самореализацию. Это чувствуется повсеместно, в быту, в каждом проявлении жизни. В Нью-Йорке, например, идешь в плотной толпе людей — в любое время суток — и неожиданно сознаешь: а ведь никто даже плечом не задевает друг друга. По-моему, они учатся этому одновременно с тем, как учатся ходить

В Остине (это столица штата Техас), когда я шла по коридору в отеле, за мной шел мужчина. Он не пытался меня обогнать, хотя я хожу с палкой, и поэтому явно его задерживала. Но когда я предложила ему пройти вперед, он только мило улыбнулся и сказал, чтобы я не беспокоилась. Так и шел за мной на расстоянии десяти метров весь довольно длинный коридор. Он готов был потерять время, но не готов был доставить мне даже малейшее неудобство или хотя бы просто стеснить меня своими попытками вырваться вперед. Вообще, человек с инвалидностью — это человек, которому в Америке в рамках закона позволено все (после пережитой в молодости автокатастрофы у Анны отняли ногу). Извините за подробность — однажды я спросила нашу сопровождающую-американку, удобно ли мне во время длинной экскурсии зайти в туалет в кафе, если нет времени присесть за столик и что-то заказать. Она ответила: «Таня, лично вы можете зайти куда угодно — в Сенат, в Конгресс. Думаю, можете попробовать и в Белый Дом. Вас, наверное, туда не пропустят, но проводят туда, куда вы попросите, и не выразят недовольства». Это не байки и не пропаганда. К этому приучают детей с младенчества.

— Это прекрасно, но ведь, наверное, могут встречаться и те, кто злоупотребляет подобным отношением?

— Конечно, есть люди, которые пользуются такими вещами в корыстных целях. Например, в США есть закон, согласно которому матери-одиночки получают немаленькое пособие на детей до 18 лет. Выходцы из низов общества постоянно этим пользуются. Женщины намеренно не оформляют брак, ежегодно рожают детей и всей семьей, включая мужа и его многочисленных родственников-люмпенов, живут на детские деньги. Не думаю, что властям это неизвестно. Тем не менее, пособия для матерей-одиночек никто не отменяет.

В Штатах прекрасно заботятся о стариках. Любой человек, доживший до определенного возраста, независимо от того, работал ли он до этого в Америке, знает, что его старость будет обеспечена. Он бесплатно получает полную медицинскую помощь, социальное обслуживание и различные преференции.

Из явлений того же ряда — отношение к детям. Закон в Америке запрещает не просто рукоприкладство, но повышение голоса на ребенка. Конечно, выполнение этого закона доводит до белого каления всех школьных учителей. Понятно, что подростки часто ведут себя, как малоуправляемое стадо, к тому же разбалованное сознанием своей безнаказанности. Вдобавок они в любой момент могут заявить, что учитель дискриминирует их, да еще и по расовому признаку.

Но когда приглядываешься ко всему этому повнимательнее... При перелете из Остина в Нью-Йорк мы наблюдали в самолете сценку: родители успокаивали трехлетнего ребенка. Любые наши родители, даже самые терпеливые, давно бы уже накричали на него. Американские папа и мама успокаивали его десять минут, и никто из них не повысил голос. Так вот, успокоение этого ребенка с помощью крика и шлепков заняло бы ровно столько же времени. Нужно понимать: норма, согласно которой на детей нельзя повышать голос, рассчитана на людей, которые из-за шалостей ребенка способны его убить.

Вообще, все нелепости, с которыми мы там встречались, при ближайшем рассмотрении и обдумывании имеют очень здравое объяснение.

— Насколько я знаю, еще одной базовой ценностью американцев является частная собственность?

— Да, в Америке даже существует понятие «прайвеси» — свое, частное. Никто не имеет права вторгаться в частную жизнь. Кстати, это тоже может принимать самые забавные формы. Наша сопровождающая рассказывала, что соседский кот вылавливает рыбок из ее пруда. Она сфотографировала кота за этим занятием и хотела показать фотографию соседке, чтобы та приструнила свое животное. Однако умный сын объяснил маме, что она не имеет права вторгаться на соседскую территорию с какими-то просьбами и указаниями, а должна обратиться в суд. Парадокс в том, что услуги адвоката стоят гораздо дороже, чем компенсация за съеденных котом рыбок, которую может назначить судья. Зато положительный момент подобного закона в том, что и к тебе в дом никто не сможет явиться без спроса, чтобы учить тебя жить. Единственное исключение — это случай, когда ты видишь нарушение закона. Здесь прайвеси отступает. Если в соседнем доме несовершеннолетние распивают спиртное, то любой американец не задумываясь сообщит в полицию.

— С одной стороны, неприкосновенность частной жизни — это проявление того же уважения к личности, но с другой, не слишком ли странно решать все мелкие вопросы через суд?

— Да, нам может показаться странным, что американцы судятся каждые пять минут. Человек может намерено стукнуться лбом о витрину и подать затем в суд на магазин за то, что его не предупредили, что стекло может разбиться. Но другая крайность не странна, а страшна. Вспомните, как у нас люди поскальзываются на тротуарах или их убивает упавшая сосулька. Таких случаев масса, и за них очень трудно привлечь к ответственности.

Еще один предмет национальной гордости американцев — это дороги. Их множество, притом очень высокого качества. Вообще федеральные дороги строятся с таким расчетом, чтобы на каждую из них мог сесть военный самолет. И сначала кажется очень странным, что на таких дорогах максимально разрешенная скорость — около 120 километров в час, и практически запрещены обгоны. Но постепенно начинаешь соображать, почему там почти не бывает аварий.

— Вы ездили на библиотечную конференцию. Насколько американцы вообще читающая нация?

— Американцы читают очень много. В любом вагоне метро обязательно увидишь человека, который читает серьезную книгу. Их необразованность — это миф советской пропаганды. В самом захолустном американском городке обязательно есть библиотека, и в ней всегда много людей.

— И все же: в чем принципиальная разница менталитета американца и русского?

— Мы очень разные. Только ощущение размаха, порыва — общее. Наверное, это из-за одинакового у нас и у них сочетания внешних больших пространств и внутренних больших возможностей. Только у них эти внутренние возможности не так уж трудно реализовать — работай, и все у тебя получится. А у нас картина другая, во всяком случае, в последние десять лет. По-моему, дело в том, что у них никогда не было 1917-го года. Наше соревнование с Америкой окончилось после Октябрьской революции, и сейчас у меня такое ощущение, что окончилось навсегда. Может, общественный подъем последних дней со временем как-то переломит нашу безнадежную ситуацию.

— И все же в наших странах прослеживается нечто общее?

— Наши страны схожи по размеру, климатическому разнообразию, природным ресурсам. Но в основе Америки лежат законы, согласно которым человек — это высшая ценность, а у нас сложилась совершенно иная концепция. Американцы постарались организовать свою жизнь таким образом, чтобы не ломать личность через колено, а противопоставить закон несовершенству человеческой природы. У нас же после революции все было с точностью до наоборот: поощрялись худшие черты человеческой природы, жестокость и доносительство. В результате сейчас России как равноправного партнера Америки на карте мира не существует. Это такой позор, за который нет прощения нашим нынешним правителям! Мы не производим ничего уникального, никакого соревнования и близко нет.

И, что особенно грустно, у Америки нет и интереса к России. Он есть к Китаю и Индии, что вполне понятно: эти страны, в отличие от нас, динамично развиваются, в них кипит жизнь.

— Лично у вас перед поездкой были какие-то стереотипы, которые потом разрушились?

— Наверное, я рассчитывала увидеть что-то похожее на Европу, в которой часто бывала и даже подолгу жила. Но Америка совсем на нее не похожа. Там другой размах и совсем другие обыкновения. И недостатки там, конечно же, есть, только не нам о них судить. Я слышала, как один товарищ из нашей группы гордо заявил: «Да у нас уже есть все, что и здесь!». В ответ ему было сказано нашей сопровождающей: «У вас есть только то, что можно купить за деньги, полученные за нефть. Но у вас нет главного — уважительного отношения к человеку, которое не продается».

Источник: podrobnosti24.ru