19 августа, 2013

Читатели уходят к пиратам

На вопросы «Ъ-Литгид» отвечает Сергей Рубис, директор крупнейшей в стране редакции № 1 издательства «Эксмо», в рамках которой издаются самые известные и популярные авторы страны.
Читатели уходят к пиратам

По мнению г-на Рубиса пиратское использование книг наносит реальный ущерб издательскому делу. 1 августа 2013 г. вступил в силу «антипиратский» закон, который позволяет блокировать интернет-сайты по IP-адресу за нелегально размещенные фильмы и ссылки на них. Это первый в России закон, который коснется подавляющего числа пользователей интернета и ограничит свободу в сети. К сожалению, закон не учел угрожающие масштабы пиратского использования книг и музыки

— Следите ли вы за книжными новинками? Как?

— Конечно же, слежу. Ведь я не только читатель. Книги — это моя работа. Регулярно изучаю рейтинги продаж, читаю книжные обзоры и новости. Мне важно знать, какие книги выходят сегодня, какая литература и как продается, чему читатели отдают предпочтение, иначе я просто не смогу ориентироваться на рынке.

— Кто влияет на ваш выбор?

— Если речь идет о чтении, то, безусловно, это рекомендации моих друзей, знакомых и близких. Мы часто обмениваемся мнениями по поводу прочитанного. Что касается тех жанров, которые не выпускает моя редакция — профессиональная литература, книги по психологии, личностному росту и воспитанию детей, — здесь я в основном прислушиваюсь к мнению профессионалов — литературных агентов, моих коллег по издательскому бизнесу.

— Есть ли у вас лично более-менее формулируемые критерии выбора нужной/правильной/актуальной книги? Или же критерии разнятся в зависимости от жанра — художественная, публицистика, деловая, учебная, детская и др.?

— Безусловно, критерии выбора разнятся в зависимости от жанра. Но самое главное в любой книге, на мой взгляд, — чтобы она не была скучной. Если книга не захватывает, не цепляет, то такую книгу лично я читать не буду. А деление книг на правильные или неправильные, хорошие или плохие я считаю в корне неверным. Разным людям нравятся разные книги. Та литература, которая нравится мне, может не нравиться кому-то другому, и наоборот. Мне как профессионалу хочется, чтобы люди просто читали. А уж наша задача — обеспечить читателей разнообразной литературой на любой вкус и любые предпочтения.

— Что такое книга сейчас? (Источник информации, форма досуга, архив данных, статусный подарок, что-то еще)?

— Книга сегодня — это пока еще все из вышеперечисленного. Только функция архива данных, пожалуй, с развитием интернета отходит на задний план. Книга многогранна. Она может развивать, образовывать, быть формой проведения досуга и т.д. Все зависит от книги и от конкретного читателя.

— Меняется ли книга, как? Какой вы ее видите?

— Меняется не только книга, а весь книжный бизнес. Особенно существенные изменения произошли в последние 3-5 лет. Возникли новые форматы — электронные книги, интерактивные приложения и т.п. Меняется и содержание книг, в которых находят отражение новые проблемы, события и реалии, не существовавшие еще вчера. Некоторые направления больше уходят в мультимедиа. Кроме того, появились различные издания с дисками или с аудиоприложениями. Но и традиционный бумажный формат не уступает своих позиций. Вообще сегодня книгоиздание, на мой взгляд, одна из самых динамично развивающихся отраслей.

— Можно ли обойтись без книг?

— Нельзя. Думаю, любой человек, имеющий отношение к книжному бизнесу, ответит на этот вопрос так же. Если же отвечать с позиции читателя, то книга — это уникальное явление, позволяющее человеку в процессе чтения остаться наедине со своими мыслями и чувствами, а также мыслями и чувствами человека, который эту книгу написал. А это в наше суматошное время дорогого стоит.

— Книгоиздание — частное дело автора, издателя и книготорговца или государство должно участвовать в издании книг? Если да, то как?

— Мне кажется, это вопрос вообще о том, как и насколько государство должно участвовать в той или иной отрасли. Уверен, что государство не должно определять, какие книги и каких авторов нужно издавать, а вот создать законодательную базу, защищающую и помогающую отрасли, ввести налоговые льготы, снизить ставки аренды для книготорговых предприятий, как это сделано во многих странах мира, государство должно, если хочет, чтобы люди в нашей стране продолжали читать. В первую очередь, повторюсь, важна законодательная база. Сегодня очень остро стоит вопрос электронного пиратства и защиты авторских прав в интернете. Пиратство не просто мешает развитию отрасли, но и угрожает дальнейшему ее развитию. По нашим данным, на одну легально скачанную книгу приходится девять нелегальных скачиваний. И такая ситуация наносит ущерб не только издателям и авторам, но и государству.

Книгоиздание сегодня относится к реальному сектору экономики. Подавляющее большинство издательств в отрасли являются отечественными. 75% авторов, издаваемых в нашей стране, тоже наши соотечественники. Вокруг книгоиздания сосредоточено много различных предприятий. Это не только издательства, но и типографии, логистические и книготорговые компании и др. И если отрасль начнет умирать, то десятки, если не сотни тысяч людей, могут просто остаться без работы. Я не пытаюсь сгущать краски. Падение тиражей из-за пиратства — это факт общеизвестный. Вот в таких вещах государство обязано принимать участие, защищая отечественных производителей, о которых так много говорится и которыми мы являемся. Мы не просим для себя чего-то необычного и сверхъестественного. Отрасли нужны антипиратские законы, существующие во всем цивилизованном мире.

— Чтение — труд или удовольствие?

— Для меня чтение в первую очередь удовольствие. Даже когда это чтение в рамках моей работы. Потому что и работа для меня — тоже удовольствие.

— Как покупаете книги?

— Так же, как и все люди: либо в книжных магазинах, либо заказываю через интернет. Много книг покупаю в издательстве, так как у нас достаточно широкий ассортимент очень хорошей литературы. Если мне нужны книги других издательств, как я уже сказал, покупаю их в магазинах. Но стараюсь это делать в «Новом книжном» или «Буквоеде», потому что мне кажется, что таким образом я немножко помогаю этим книжным сетям, входящим в наш холдинг.

— Ходите в книжные магазины? Что вы испытываете? Хотите ли задержаться в магазине или покупаете конкретную книгу и убегаете?

— Конечно, и очень часто. Но к каждому походу в книжный скорее подхожу с профессиональной точки зрения. Обязательно смотрю, как выложены книги, как они представлены в отделах, что и как продается. И, конечно, если я бываю в магазине, то обязательно что-то покупаю. Когда бываю за границей, тоже непременно захожу в местные книжные магазины. Смотрю, как они работают, какие книги продают, как организован процесс. Мне всегда интересно, как наши зарубежные коллеги подходят к работе с книгой, с выкладками, рекламой, мерчендайзингом. Это является для меня неотъемлемой частью работы.

— Можно ли сейчас приобрести (найти) любую нужную книгу?

— На мой взгляд, да. Сегодня с этим проблем нет. Если нужной вам книги нет в бумажном виде, то ее можно найти в электронном формате. Если по какой-то причине поиски не увенчались успехом, то есть еще такой сервис, как печать по требованию. В конце концов, если уж очень хочется найти какую-то книгу, а это по какой-то причине не удается, существуют еще и библиотеки. Проблемы могут возникнуть разве что с раритетными изданиями, но это скорее уже коллекционная история.

— Как вы читаете книги?

— Если речь идет о форматах, которым я отдаю предпочтение, то это традиционные бумажные книги. Мне нравится эстетика бумажной книги. Нравится запах, тактильные ощущения. Могу, конечно, читать и электронные книги, но, если говорить об удовольствии и о предпочтениях, то это однозначно книга бумажная. Если же мы говорим о времени, когда я читаю, то в основном это выходные и отпуск.

— На каких языках вы читаете книги?

— На русском, естественно. На английском раньше читал много, но сейчас подзабросил. В настоящее время начинаю заниматься языком, чтобы освежить в памяти, и в скором времени снова буду читать на английском.

— Сколько одновременно вы читаете книг?

— Одновременно, как правило, читаю три-четыре книги.

— По долям в прочитываемых книгах: бумажные-электронные?

— Как я уже сказал, электронные книги я практически не читаю. Так что подавляющее большинство составляют бумажные книги.

— Пользуетесь ли вы библиотеками? Когда вы (или ваши) близкие в последний раз были в библиотеке?

— Библиотеками я не пользуюсь. Последний раз в библиотеке был лет десять назад, да и то, когда отдавали в дар что-то из своей домашней книжной коллекции.

— Чем хорошие книги отличаются от плохих?

— Для меня нет такого понятия, как «плохие» или «хорошие» книги. Я искренне считаю, что все книги хорошие. И уважаю людей, которые могут написать книгу, потому что я, например, этого не могу и не умею. И я понимаю, насколько это тяжелый труд. Может быть, кто-то считает по-другому, но для меня это так. К «плохим» разве что могу отнести книги, которые нарушают законодательство. В остальном же, уверен, не нужно кого-то осуждать за те или иные жанровые предпочтения и культивировать в себе читательский снобизм. Любая книга найдет своего читателя. Все мы разные, и у всех нас разные интересы, потребности, разное образование, наконец. Наша задача, как издателей, повторюсь, выпускать книги, способные удовлетворить вкусы и потребности как можно большего количества людей.

— Каких книг (книги) вам не хватает?

— Сегодня написано такое количество достойных интересных и познавательных книг, что дай бог, хватило бы жизни прочитать их все.

— Самые интересные книги, которые вы прочли за последние, год, месяц?

— Последняя книга, или вернее сказать рукопись, которую я прочел, — это новый остросюжетный роман Александры Марининой. Она еще не вышла. Рабочее название «Последний рассвет». Очень хорошая книга. Перед этим читал «Бэтман Аполло» Виктора Пелевина. Вообще хочу заметить, что я счастливый человек и читатель. Ведь в рамках только одной моей редакции выходит такое количество интересных книг, мы сотрудничаем с таким количеством выдающихся авторов, что даже читая только то, что мы выпускаем, можно утолить свой читательский голод.

— Что вы хотите прочесть в ближайшее время?

— Планирую прочитать книгу американской журналистки Памелы Друкерман «Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа». У меня трое детей, поэтому литература по воспитанию детей очень меня интересует.

— Что сейчас читаете?

— Начал читать «Дилемму инноватора» Клейтона М. Кристенсена о бизнесе и принятии решений в новых областях деятельности, а также книгу Д. Гранина «Мой лейтенант».

— Пять ваших любимых книг всех времен и народов?

— Все книги, которые я сейчас перечислю, это такая любовь с детства и юношества, которая сохранилась по сей день: «Три мушкетера» Александра Дюма, «Как закалялась сталь» Николая Островского, «Поднятая целина» Михаила Шолохова и «Два капитана» Вениамина Каверина, а также трилогия Гарри Гаррисона «Мир смерти».

— Есть книги, которые вы перечитываете из года в год?

— Книги я перечитываю редко, потому что, во-первых, очень много приходится читать по работе и нужно постоянно следить за новинками, а во-вторых, есть столько хороших книг, которые я еще не прочитал, что просто жалко тратить время на то, чтобы перечитывать уже знакомые мне вещи.

— В цифровую эпоху, когда автор может сам продавать книгу напрямую через интернет-магазин, не кажется ли вам, что редактор становится не нужным?

— Чем больше я в этой ситуации нахожусь, чем больше я вижу, что сегодня происходит, тем уверенней становлюсь в том, что автору абсолютно необходим редактор. Может меняться формат книги — с бумажного на электронный, автор, безусловно, может самостоятельно распространять свои произведения в интернете, но при этом редакционно-издательские процессы абсолютно необходимы. Профессиональный редактор — это в первую очередь помощник писателя. И с моей точки зрения, такой помощник, профессионал, да и просто человек, способный посмотреть на рукопись свежим, «незамыленным» глазом, нужен любому автору.

— Есть ли у вас, как руководителя крупнейшей в стране книжной редакции, более-менее формулируемые критерии выбора нужной/правильной/актуальной книги?

— Критерии, безусловно, существуют. Но для разных сегментов книжного рынка они свои. В нашей редакции решение об издании той или иной книги мы принимаем коллегиально. Особое внимание уделяем мнению наших внештатных рецензентов, которым обязательно отдаем каждую новую рукопись, стараясь таким образом избежать субъективизма в оценке. В остальном я полагаюсь на профессионализм наших редакторов, у которых, помимо большого опыта, еще и очень хорошо развито чутье на потенциальный бестселлер.

Что же касается определений нужная/правильная/актуальная, то все это совершенно разные понятия. В каких-то вопросах наиболее важна актуальность, в других — новизна в подходе к освещению событий, где-то — на первый план выходит чувство стиля автора, в других случаях — динамика развития сюжета. Общих критериев, опять же, нет. Главное, повторюсь, чтобы читать книгу было интересно.

— Вы лично, как издатель, принимаете участие в формировании читательского интереса? А в появлении новых авторов?

— Безусловно. Я работаю в издательстве и принимаю непосредственное участие в процессе создания каждой выходящей в моей редакции книги. А чем больше мы хороших книг выпускаем, тем большее влияние оказываем на формирование читательского интереса.

— Как вы понимаете, или почему, по каким критериям, в какого-то автора верите, в какого-то нет?

— Во многом решение об издании того или иного автора зависит от редактора, его представляющего. Если редактор сумеет убедить меня и других моих коллег в том, что именно этого писателя мы должны издавать и делать на него ставку сегодня, то решение будет принято положительное.

— Были ли ошибки, когда не принятый вами автор, стал звездой? И насколько это рядовой случай? Для вас и для издательского рынка?

— В издательском бизнесе я такие случаи знаю, но вот в моей личной практике подобного припомнить не могу. Были случаи, когда очень хотелось кого-то издать, но договориться с писателем или его представителями по каким-то причинам не получалось, а потом книги этого автора хорошо продавались.

— Правомерен ли вопрос насчет числа издательств на рынке? Или же правильнее говорить об оптимальной бизнес-модели, которая позволяет издательству развиваться? Какие бизнес-модели сегодня и завтра актуальны для издательского рынка?

— По количеству издательств, мне кажется, вопрос неправомерный. Если у кого-то есть амбиции, желания, возможности войти в издательский бизнес, то это хорошо. Любой игрок, действующий в рамках закона, в целом бизнес развивает. Что же касается оптимальной бизнес-модели, то на сегодняшний день она понятна. Это будет смешанная бизнес-модель, когда книги издаются в бумажном и электронном видах. На Западе эта модель сегодня уже работает. В России, к сожалению, из-за отсутствия антипиратского закона книгоиздание находится в подвешенном состоянии. Также сложно пока прогнозировать, что будет, скажем, через 10 лет, так как рынок и его развитие будут зависеть от множества факторов. В том числе от того, как будут учить наших детей, с каких носителей они будут читать. Возможно, бумажная книга через какое-то время вообще станет раритетом. А может, и нет. Сегодня люди читают и бумажные книги, и электронные. Самое главное, что они вообще хотят читать. А наша задача предоставить максимально широкий ассортимент для различных носителей информации по наиболее доступным ценам. Пока же в России распространение электронных книг идет даже быстрее, чем на Западе. Во многом это зависит от географических особенностей нашей страны, затрудняющих существенным образом логистику книг в традиционном формате, и, конечно, от доступности для скачивания пиратских копий.

— Оптимальное соотношение в России по тиражам и наименованиям? Продолжится падение рынка? Ваши оценки.

— Сложно сказать, что это — падение рынка или стагнация. То, что в рублях он падает, безусловно. Основная причина падения рынка и тиражей — это отсутствие законодательной базы по защите авторского права в интернете. Если на Западе происходит перетекание тиражей и читателей из традиционного формата в электронный, то у нас читатели уходят к пиратам. В моем понимании сегодня существует несколько факторов, которые смогут положительно повлиять на развитие рынка в дальнейшем.
1. Принятие законодательной базы, о чем я уже неоднократно говорил.
2. Наличие государственных программ, направленных на повышение интереса к чтению, пропаганду чтения и развитие рынка. Ведь если мы хотим оставаться в мире конкурентоспособными, необходимо, чтобы наши люди были образованными. А между чтением и образованием, на мой взгляд, можно поставить знак равенства.
3. Поддержка книжной розницы — предоставление налоговых послаблений, льготных ставок аренды, увеличение числа книготорговых предприятий.

При таких условиях наши люди будут читать. Следовательно, рынок будет жить и развиваться дальше. Хотя существенного роста ожидать в ближайшее время сложно.

— Есть ли у вас книжный проект-мечта?

—Сегодня мой проект-мечта — это «дожать» ситуацию с пиратами. Я понимаю, насколько это важно, и для меня сегодня это приоритетная задача. Если ситуацию с распространением нелегального контента коренным образом не изменить, в скором времени вообще может не быть никаких книжных проектов и не о чем будет мечтать.

— Есть ли издательства, издатели, проекты, которые для вас являются вдохновляющими?

— Мне, в принципе, всегда интересно смотреть, что делают мои коллеги из других издательств. Интересно наблюдать за ростом и развитием новых игроков на рынке, за новыми для рынка проектами. Сказать, что кто-то или что-то меня вдохновляет, не могу. Скорее для меня это возможность чему-то научиться, взять какие-то приемы на вооружение.

— Каким вам видится издательство завтрашнего дня, через 10-15-20 лет?

— Видимо, как и сегодня, издательством, которое реализует свои книги для разных читателей, в разных форматах, разных направлениях и формах. Думаю, все будет зависеть от уровня развития технологий.

— Есть ли у вас предположение насчет оптимального соотношения на издательском рынке электронных и бумажных книг? В свое время говорилось о смерти театра, когда кино появилось, потом о смерти кино, когда появилось телевидение. И ничего, все живут.

— Для разных сегментов рынка будут совершенно различные показатели. Для детской литературы, например, влияние электронных книг и завтра, скорее всего, будет не таким уж существенным. Для взрослой художественной — ситуация совершенно другая. Думаю, в целом доля электронных книг в нашей стране составит 30-40% уже в ближайшем будущем. Остальные пока будут выходить в бумаге. Ну а дальше, как я уже говорил, все будет зависеть от многих факторов.

— В чем основная проблема снижения интереса к книге? В мире, России? Или всюду по-разному?

— Основная причина, в общем-то, банальна и во всем мире, по большому счету, одинакова. Это развитие других форм развлечений и проведения досуга. В первую очередь интернета и телевидения, которые составляют сегодня основную конкуренцию книге.

— Что можно сделать для пропаганды чтения в стране? А нужно ли?

— Можно и нужно. Наше издательство на протяжении нескольких лет проводит широкомасштабные социальные кампании, направленные на повышение интереса к чтению, в первую очередь среди молодежи. Мы привлекаем к участию в них известных людей — спортсменов, медиа-персон и писателей, конечно. Вот совсем недавно стартовала кампания против пиратства. Считаю, что пропагандировать чтение и все, что с ним связано, нужно обязательно. Необходимо объяснять, что чтение — это развитие. И для того, чтобы оставаться конкурентоспособным, жить интересней и качественней, нужно читать книги. И конечно, одной пропаганды недостаточно. Необходимо создавать как можно больше условий для чтения. Нужно сделать так, чтобы люди могли читать — в библиотеках ли, в магазинах, досуговых центрах. Нужно увеличивать количество книжных магазинов, облегчать процесс доступа и покупки легального контента в интернете, совершенствовать способы оплаты. На самом деле работы непочатый край. Главное, чтобы и у всех игроков рынка, и у государства было желание всем этим заниматься.

— Спасибо.

Записал Владислав Дорофеев

Источник: kommersant.ru

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо