12 апреля, 2016

Прочти первым: «Пророчество паладина. Пробуждение» Марка Фроста

В «Эксмо» выходит фантастический роман «Пророчество паладина. Пробуждение» от создателя сериала «Твин Пикс» Марка Фроста. Мы публикуем отрывок из книги
Прочти первым: «Пророчество паладина. Пробуждение» Марка Фроста

№ 49: КОГДА БОЛЬШЕ НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ, ПРОСТО ДЫШИ.

Уилл включил айпод и включил запись, которую мама подготовила для него, чтобы он включал эти звуки во время учебных занятий или медитации. Шум океанского прибоя и другие успокаивающие звуки природы перемежались негромкими музыкальными фразами, исполняемыми на флейте Пана, акустической гитаре и тихих перкуссионных инструментах.

Музыка помогла Уиллу. Его руки, мертвой хваткой сжимавшие подлокотники кресла, расслабились. Ему нужно было отдохнуть после такого кошмарного дня. Очень важно было, чтобы полет прошел спокойно. Возможно, тогда ему удастся к утру начать мыслить здраво.

Сначала он почти не замечал голоса — глубокого баритона, подпевавшего музыкальным инструментам. Потом голос начал звучать все громче и громче, но при этом он настолько идеально сочетался с мелодией, что Уилл решил, что этот голос изначально участвовал в записи — просто раньше он его почему-то не замечал.

Он так думал, пока голос не обратился к нему.

— Просто дыши, медленно и мирно. Самый старый и верный прием. В этом вся штука, Уилл.

Слова были произнесены неторопливо, хрипловато и со знакомым акцентом. Но сегодня этот человек явно пребывал в более приятном настроении, чем тогда, когда высадил Уилла около дома.

— Сиди, где сидишь, приятель. Глаза не открывай. Не выдавай себя.

Уилл мгновенно распахнул глаза. Кресло рядом с ним было свободно. Два кресла по другую сторону от прохода — тоже. Уилл перегнулся через соседнее кресло и выглянул в проход. В десяти рядах впереди мужчина, сидевший ближе к проходу, поднял вверх большой палец. Потертая летная кожаная куртка. Тяжеленный черный ботинок с вылинявшим рисунком в виде языков пламени, был выставлен в проход.

Уилл резким движением вернулся в свое кресло. «Вот тебе и спокойный полет».

— Спокойно, приятель, — произнес голос в голове у Уилла. — Держи хвост пистолетом, все будет тип-топ.

— Кто вы такой? — прошептал Уилл. — Почему вы за мной следите?

— Не слышу тебя, приятель. Так не получится. Сиди тихо. Скоро вернусь.

Уилл снова выглянул в проход. Кресло хозяина «Праулера» опустело. «Что за черт?» — подумал Уилл.

По проходу ковыляла последняя пассажирка — редкостно толстая дама. Ее пышные формы были обтянуты спортивным костюмом из лилового велюра. Она везла за собой маленький цветастый чемоданчик. Ее круглое, похожее на луну, лицо, обрамляли жидкие прямые волосы. Стреляющие глазки-бусинки нашли место, указанное в билете — через четыре ряда от Уилла, лицом к нему, по другую сторону от прохода. Тяжело дыша, женщина плюхнулась в кресло.

Из динамиков послышался голос бортпроводницы, которая сообщила, что экипаж готов к взлету, и что пассажиры должны выключить все электронные устройства.

Уилл снял наушники и отключил айпод. Самолет покатился прочь от причала, свет в салоне потускнел. Уилл выглянул в проход. Хозяина «Праулера» по-прежнему не было на месте.

«Может быть, его, на самом деле, нет. Может быть, он мне только мерещится. Что-то вроде голографического побочного эффекта подкрадывающегося безумия».

Уилл зажмурился и представил то, что видел сзади на куртке этого странного человека. Перед его мысленным взором проплыло несколько изображений. Одно из них представляло собой силуэт какого-то зверя, но какого именно Уилл никак не мог точно понять.

Самолет покатился быстрее. Он набирал скорость перед взлетом. Уилла прижало к спинке кресла. Опустились закрылки, и самолет резко взмыл в воздух. Город Санта-Барбара быстро остался внизу — ожерельем огней вдоль побережья. Самолет сделал разворот над океаном и устремился на восток. «Интересно, будем ли мы пролетать над Оджай?» — подумал Уилл.

Им овладело приятное, но неожиданное облегчение. Он ушел от тех, кто за ним гнался — хотя бы на время. Он постарался успокоить свой разум, чтобы насладиться эйфорией, пока она длится.

Самолет набрал высоту. Прозвучал мелодичный звон. Голос бортпроводницы сообщил, что электронные устройства можно включить. Уилл вставил наушники в уши, включил айпод и выбрал ту же самую музыку. На этот раз он никакого голос не услышал. Он поднес айпод к губам.

— Вы еще здесь? Э-э-э-эй!

— Ну и глупо ты же выглядишь, говоря в свой айпод, приятель. Люди подумают, что ты закрыл в верхнем поле живых кенгуру.

Голос Уилл услышал из наушников.

— Вы знаете, что мне довелось сегодня пережить? — вслух спросил он.

— Лучше, чем ты думаешь.

— Я был на волосок — буквально на волосок от гибели!

— Не паникуй, приятель. Откинь спинку кресла. Полностью откинь — вот так, не торопясь и плавненько.

Уилл отодвинул кресло назад. Хозяин «Праулера» наклонился вперед. Теперь он сидел позади Уилла, левее его. Уилл увидел его суровый профиль совсем близко, но на лицо мужчины падала тень, а глаза прятались под летными очками. Хорошо были видны шрамы, изуродовавшие левую половину лица.

— Вы из Австралии, да? — спросил Уилл.

— Нет, приятель. Я киви. Из Новой Зеландии. Слыхал, может.

— Конечно, слышал.

— Это ты молодчина. Значится, так. Ежели ты от тех гадов оторвался, может, и долетишь без заморочек. Вот только погодка впереди — так себе. Может нас пару раз хорошо тряхнуть.

— Значит, вы еще и погоду предсказываете.

— Все включено, как говорится.

— И кто же вы такой?

— Звать меня Дейв. А ты с этих пор, когда спишь, один глаз не закрывай. Жди худшего, надейся на лучшее. Стоит им тебя засечь, они уж не остановятся.

— Вы говорите про мужчин в черных шапках или про тех тварей, которые пытались меня сожрать?

Дейв замер и ответил:

— И про тех, и про других.

— Вы можете мне хотя бы сказать, что это были за существа?

— Подвид трехногих кидальщиков. Гульворги или бурбеланги, скорей всего.

— Это новозеландские животные? — чуть насмешливо поинтересовался Уилл.

— Ты из себя свиную отбивную не корчи, малявка. Я говорю про то, на кого они смахивали. А главное тут то, что я их глазами видел.

Дейв постучал кончиками пальцев по стеклу летных очков.

— И почему они — кем бы они ни были — они за мной увязались?

— Я так думаю, нам явно лучше эту банку с червяками не открывать.

— Почему «явно»?

— По одной причине, которую мне пока тебе открывать не стоит. Я тебя вот про что хочу спросить: ты перед тем, как они на тебя напали, запах серы или дыма почуял? А круглое окно посреди воздуха или огненное кольцо видал?

— Огненное кольцо. Посреди гор. Я подумал, что это рассвет.

— Нет, приятель. Это был Высотный Заброс. Самые поганые твари из Небытия. Рухнули с огромной высоты, как Косилки Маргариток[1]. Неслабо закручено.

Уилл немного помолчал, а потом спросил:

— А что, в Новой Зеландии на другом языке говорят?

— У них есть корабли. Воздушные корабли. Не такие, как у нас. Их увидать нельзя — ну разве что очень редко... — Дейв спохватился и вздохнул. — Нет, рано тебе еще про это знать. Тут такое дело... Задание я только нынче утром схлопотал. В последнюю минуту. Никто мне не успел ничего толком объяснить. Даже времени не было файл твой проглядеть.

— Мой файл?

Дейв вытащил из кармана куртки маленький прозрачный стеклянный кубик. Внутри него плавали два черных кубика поменьше, похожие на игральные кости без точек. Они вращались с разной скоростью и поворачивались друг к другу разными гранями.

— Это мой файл? — изумленно спросил Уилл.

От черных кубиков потянулись лучи света, и над прозрачным кубом возникли трехмерные изображения: две группы отвратительных трехногих тварей, перемещающихся рывками.

— Вот это — бурбеланги, — сообщил Дейв, указав на одну группу чудовищ, — а это гульворги.

— Господи милостивый...

— С этих пор, Уилл, тебе лучше поверить, что я тебе добра желаю, иначе мое задание протухнет быстрей, чем ведро креветок под жарким солнышком.

— Если вы думаете, что помогаете мне, скрывая от меня правду, то вам еще многое предстоит про меня узнать.

Дейв задержал на Уилле пристальный взгляд.

— Согласен.

— Можно посмотреть? — спросил Уилл и указал на кубик.

— Не в этой жизни, — ответил Дейв.

Изображения исчезли. Дейв убрал кубик в карман, сильнее наклонился вперед и посмотрел на Уилла. На этот раз его взгляд был долгим и одобрительным.

— Судя по тому, какие ресурсы пущены в ход, — сказал он, — можно предположить, что их цель — это ты. Вот почему я увел их с твоего следа. Несколько часов морочил им голову, пока стряхнул с хвоста.

— Так какое у вас задание?

— Сопровождать и защищать. Ты еще радуйся, что тебе Попутчика не подсадили. Вот уж жуть так жуть.

— Что такое Попутчик?

— Это то, во что твою маму превратили, малыш.

У Уилла засосало под ложечкой.

— Что это значит? С ней все в порядке?

— Прямо сейчас — не знаю, — неожиданно мягко и заботливо произнес Дейв. — Я мог бы нырнуть поглубже во многое, но меньше всего тебе сейчас нужна уйма разведданных двенадцатого уровня. Башка вспухнет.

— Вы мне только скажите... с моим отцом все хорошо?

— Попытаюсь выяснить. Мне нужно побольше информации, а тебе надо отдохнуть. Закинь себе немного жратвы в желудок. Поспи маленько. Если что, имей в виду: то, что тебе потребуется, лежит в кармашке прямо перед тобой. Рядом с журнальчиком. В общем, будь начеку.

Уилл сунул руку в карман на спинке впереди стоящего кресла и вынул оттуда небольшую прямоугольную серую торбочку. Внутри нее лежали темные очки в простой старомодной оправе. У стекол был серовато-голубой отлив, как у очков Дейва.

— Как они работают? — спросил Уилл, отклонившись назад. — Что-то типа 3D?

Но кресло позади него опустело.

Уилл снова включил айпод, но услышал только музыку. Никакого Дейва. Он осмотрел очки и надел их. Ничего не изменилось — только все предметы стали более тусклыми.

— Очень может быть, что я окончательно сбрендил, — пробормотал Уилл.

Однако совету Дейва он все же последовал. Он убрал очки в торбочку и сжевал оба сэндвича — водянистые, а на вкус не лучше бумажных. Когда бортпроводницы повезли по проходу тележку с напитками, он взял две небольшие бутылки воды и выпил их до дна. А потом он вытащил из чемоданчика бланк, который следовало заполнить поступающему на учебу в Центр, и поработал над теми пунктами, которые не успел доделать дома. Потом в нужных графах он старательно подделал подписи родителей.

Уилл зажмурился и увидел частицы изображения растерзанного гостиничного номера отца. К нему снова вернулись последние отцовские слова: «В ответе за это мы. И мысль о том, что некие наши деяния могут принести боль и печаль в твою жизнь — это самое ужасное чувство, которые когда либо испытывали мы с мамой».

В ответе за что? Что они натворили? И какой ужасной ценой теперь расплачивались за это?

Примерно через сорок пять минут после начала полета, когда самолет пролетал над яркими, кричащими огнями Лас-Вегаса, Уиллу удалось погрузиться в неглубокий и чуткий сон.

Весь день я боялся снова заснуть... а может быть, я боялся, потому что не мог ждать. Потом у меня было такое ощущение, будто меня кидало и вертело несколько часов подряд, а когда я наконец освободился, ко мне пришла готовность.

Я оказался высоко, в ночном воздухе, я плыл через грозовые облака, озаренные вспышками молний. Вдалеке грохотали раскаты грома. Я понятия не имел, где нахожусь, но на этот раз я, похоже, точно знал, где найти его.

Я увидел нечто маленькое и темное, плывущее далеко впереди меня на фоне туч.

Самолет.


Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо