06 октября, 2009

Тренды мирового книгоиздания

Интервью с президентом Международной ассоциации книгоиздателей Германом Спруйтом.
Тренды мирового книгоиздания
Интервью с президентом Международной ассоциации книгоиздателей Германом Спруйтом.

Насколько интересным и важным для вас стал приезд в Москву на ММКВЯ, Московскую Международную книжную выставку-ярмарку? Чего бы вы хотели достичь за время своего пребывания здесь?

—Россия — страна с невероятно богатым культурным наследием, великой литературой и громадным экономическим потенциалом. Однако она своего рода спящий гигант, ведь место России н международном издательском рынке не отвечает ее возможностям.

Это большая честь быть приглашенным Ассоциацией книгоиздателей России. Це­лью нашего визита является объяснить, что собой пред­ставляет IPA (International Publishers Association — Международная ассоциация книгоиздателей). Мы хотим рассказать, чем наша орга­низация может помочь на­циональным книгоиздатель­ским ассоциациям в целом, а проведение встреч с изда­телями будет способствовать определению направления сотрудничества с нашими российскими коллегами. Московская выставка даст нам возможность ближе ознакомиться с российским издательским рынком, свя­занными с ним сложностями и возможностями, которые он может открыть.

Наш визит можно будет считать успешным, если российские издатели сумеют лучше понять, чем занима­ется IPA, а мы поймем, как именно им помочь.

—Какие направления меж­дународного сотрудничества издателей интересуют вас?

—Проблем, которые мне интересны и решение кото­рых я считаю чрезвычайно важным для развития миро­вого книгоиздания, чрезвы­чайно много.

Назову лишь некоторые:

Международное автор­ское право. Это основной предмет деятельности IPA. Мы продолжаем поддержи­вать национальные ассо­циации в их деятельности, а как неправительственная организация принимаем ак­тивное участие в принятии решений международными организациями, как, напри­мер, Всемирная организация интеллектуальной собствен­ности.

Борьба с безграмотно­стью. Мы пытаемся стиму­лировать развитие нацио­нальной книжной политики во многих странах, поддер­живаем книжную культу­ру этих стран, привлекаем местных издателей к печати школьных учебников.

Свобода печати. Мы всячески поддерживаем из­дателей, чья деятельность блокируется местным пра­вительством, налаживая сотрудничество с такими организациями, как PEN, a также поддерживаем национальные книгоиздательские ассоциации (как являющие­ся членами нашей органи­зации, так и нет) в диалоге с государством, стремясь к свободе печати.

Создание общих стандар­тов в индустрии. IPA под­держивает развитие, учет и связь всемирных стандартов, связанных с книгоизданием, и является официальным представителем входящих в ее ряды ассоциаций, не представленных в прави­тельственных организациях. Мы ведем активную деятель­ность в сфере технических средств защиты авторских прав и лицензионных моде­лей, сотрудничая со многи­ми представителями сферы цифрового книгоиздания; поддерживаем интерес из­дателей к сотрудничеству с Международным агентством ISBN; пропагандируем стан­дартизацию электронных книжных номеров e-ISBN; выступаем за возможность взаимодействия контента че­рез создание стандартов, со­вместимых со всеми видами электронных книг, что по­зволит издателям выпускать контент, заведомо совме­стимый с большим числом платформ; регулярно соби­раем статистические данные по деятельности индустрии.

В России финансовый кризис затронул большин­ство рыночных секторов, в том числе книжный. Мелкие и средние издатели пострадали больше всего, в частности из-за нестабильной работы поставщиков и отсутствия доступных кредитных про­грамм. Что вы можете сказать о влиянии мирового финансо­вого кризиса на книгоиздание в Европе? В чем заключаются основные проблемы наших за­рубежных коллег в условиях нынешней экономической си­туации?

—Прежде всего, стоит от­метить, что на мировые изда­тельские рынки кризис прак­тически не повлиял. Рынок Германии за первое полуго­дие 2009 уменьшился всего лишь на 0,6% по сравнению с тем же периодом прошлого года. В Австрии рынок вырос на 1,7%. Даже в США доходы увеличились на 1,8% за год. Однако я не хочу преувели­чивать значение этих цифр, ведь они описывают ситуа­цию довольно условно. Но точно можно сказать, что на издательский рынок кризис влияет иначе, чем на другие секторы. Изменение ситуа­ции в этой области больше зависит от политики, кото­рую будет проводить госу­дарство в этом отношении, и поведения потребителя, и в меньшей степени от мировых экономических процессов.

—Какое направление в из­дательском бизнесе вы бы на­звали главным трендом в этом (2009)году?

—Мне кажется, таким трендом можно считать рас­пространение цифровой продукции. Издатели, ко­торые сами не занимаются оцифровкой книг, видят, что цифровые версии их работ предлагают другие, напри­мер Google. Сейчас для нас главная задача — разобрать скопившиеся у нас работы и понять, какие права на них у нас еще есть и как мы можем эти работы использовать в наш цифровой век.

—К вопросу о Google: какова позиция IPA в этом вопросе? Как, по вашему мнению, должны реагировать издатели на такой вызов от абсолютно другой страны, которая, тем не менее, может повлиять на продажи их книг за рубежом?

—Как я недавно заявил на конференции IFLA (аналогичная IPA федерация библиотечных ассоциаций), мы озабочены тем, что в результате соглашения Google появятся два монополиста — Google, который станет главным рынком сбыта книг и сам станет их распространителем, а также Регистр прав на книги, контролирующая организация, управляющая авторскими правами издателей и авторов. Мы в IPA считаем, что было бы недальновидно рассматривать это соглашение только с точки зрения финансовой выгоды.

Главный вопрос состоит вот в чем: ограничит ли со­глашение возможности ав­торов и издателей распоря­жаться своими работами на свое усмотрение или, наоборот, откроет новые перспек­тивы в этом направлении? Будет ли это соглашение способствовать эксперимен­тированию и разнообразию на развивающемся цифро­вом рынке или, напротив, сведет их на нет?

Это и обсуждают книго­издатели. Пока единого мне­ния не сложилось, и только время покажет, станет ли это соглашение шагом к «много­образию книг», которого мы все так желаем.

Как изменилось отношение европейского читателя к книге за последние несколько лет? Изменились ли его предпочтения? Есть ли у российских писателей шанс стать популярными среди читателей из Европы?

—Отношение книги сильно не изменилось. Чтение все еще остается уделом образованных людей и тех, кто занимается самообразованием.

Шансы российских пи­сателей стать популярными за рубежом пока доволь­но низки. Может быть, не настолько, насколько это было в течение послед­них десятилетий и даже веков, но все еще низки. Писателям следует прежде всего ориентироваться на своего, российского чита­теля. Случаи, когда автор становился популярным за границей, не будучи попу­лярным у себя на родине, очень редки.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо