30 июня, 2016

Прочти первым: «Рапсодия ветреного острова»

Печальный отрывок из психологического романа американской писательницы Карен Уайт

Прочти первым: «Рапсодия ветреного острова»

«Рапсодия ветреного острова»  — это первый переведённый на русский язык роман одной из самых популярных американских писательниц XXI века Карен Уайт. В США её имя ставят в один ряд с именем Сары Джио, с которой они во многом схожи по стилю написания и методам подачи сюжета. Сама книга выйдет в начале июля, пока же мы публикуем для вас очень драматичный отрывок из неё:

 

Дождь лил как из ведра, и Лулу дрожала от холода, когда бежала обратно к пляжу. Теперь пролив был непроходимым, и если бы она попыталась пересечь его, то сильное течение унесло бы ее в океан. Она прошлась у края воды; ее двухцветные кожаные туфли увязали в песке и наполнялись водой при каждом шаге. Щурясь от дождя, она смотрела на маяк, уже полностью окруженный водой. Она вглядывалась изо всех сил в надежде увидеть Питера и понять, что он все еще находится там, когда заметила его на вершине опорной дамбы, которая, по словам Джима, была возведена вокруг основания маяка, чтобы защитить его от падения в море. Штормовые волны хлестали через край и окатывали одинокую фигурку брызгами воды. Лулу показалось, что Питер смотрит на нее.

Дождь щипал ей глаза, и она заморгала, а когда снова посмотрела в сторону маяка, его уже не было. Пробравшись по пляжу туда, где скальный выступ смыкался с побережьем, Лулу взглянула на почерневшую воду, и ее затрясло. Она и раньше знала, что это случится или должно случиться, но не ожидала, что это будет настолько реальным и не похожим на то, о чем она читала в книгах. Теперь Питер из-за нее погибнет.

— Питер! — закричала она, потому что не могла придумать ничего лучше. Потом она заметила его: черную точку среди белых бурунов, на полпути между маяком и скалами. Все ее рассуждения о безопасности Мэгги отступили на задний план. Она видела лишь человека, который боролся за свою жизнь в воде и нуждался в помощи; человека, который не оказался бы там, если бы не она. Она выпрямилась во весь рост и замахала руками в надежде, что он увидит ее.

Лулу посмотрела, в каком направлении плывет Питер. Она поняла, что его пронесет мимо оконечности скального выступа, и если она вовремя доберется туда, то сможет дотянуться до него и схватить за руку... если успеет.

Осторожно, стараясь не оступиться на скользких камнях, она начала продвигаться вперед и остановилась, когда огромная волна плеснула ей в лицо и окатила водой с головы до ног. Глаза Лулу горели от соли и дождя, но ей уже было все равно. Она сосредоточилась на дальнем краю выступа, куда нужно было попасть как можно скорее.

Каким-то образом ей удалось достичь самых дальних камней, почти целиком ушедших под воду. Она потеряла туфлю, и ее рука кровоточила, но когда она смотрела на кровь, то казалось, что это не ее рука, а принадлежит какому-то другому человеку. Подняв голову, Лулу посмотрела на океан и с облегчением увидела, что человеческая фигурка в волнах находилась именно там, где она и предполагала.

— Питер! — снова крикнула она, и на этот раз он услышал ее, потому что посмотрел вверх. Лулу не видела его глаза и была этому рада. Подавшись далеко вперед и стараясь не упасть в воду, она протянула руку и помахала из стороны в сторону, чтобы он мог заметить движение.

— Сюда! — позвала она.

Питер поднял руку, потом другую, как будто пытался грести, но даже Лулу понимала, что это бесполезно. Отец прочитал ей целую лекцию о местных течениях. Она рассказал, как они опасны, и что лучше всего позволить течению нести тебя, пока не подоспеет помощь, иначе ты выбьешься из сил и утонешь. Судя по тому, как медленно двигался Питер, она рассудила, что он попытался доплыть напрямик, и теперь его силы были на исходе.

— Питер! — Лулу снова помахала. На этот раз он был достаточно близко, чтобы она могла увидеть его глаза. Его взгляд был жестким и холодным, и она поняла, что теперь будет видеть эти глаза в кошмарах до конца своих дней. Его голова скрылась под водой, и она потянулась еще дальше, хорошо понимая, что течение быстро уносит его, и скорее всего, у нее будет лишь одна попытка.

Питер подплывал все ближе, и вот его рука поднялась из воды и потянулась к ней. Лулу вытянула руку так далеко, что едва не вывихнула плечо, и она уже ощущала прикосновение его холодных, влажных пальцев. Только тогда она поняла, что по-прежнему держит плитку шоколада, полученную от него, подмокшую и растаявшую, но все еще целую, хотя она с помощью этой руки карабкалась по камням.

Глаза Питера широко распахнулись, когда оба поняли, что она не сможет ему помочь. Плитка шоколада полетела вниз, когда Лулу покрепче уперлась ногами, чтобы не упасть, и протянула левую руку, чтобы схватить его за другую кисть, пока он проплывал мимо. На этот раз их пальцы соприкоснулись, но он был слишком далеко, а из-за неустойчивого положения она не могла потянуть его с достаточной силой.

Ей удалось лишь ухватиться за безымянный палец Питера, когда течение унесло его прочь, и она почувствовала, как золотое кольцо медленно скользнуло ей в кулак. Она беспомощно наблюдала, как его уносит вдаль, а он продолжал смотреть на нее, пока его голова не исчезла в волнах. Лулу еще долго вглядывалась в воду и не моргала, опасаясь упустить его из виду, если он все-таки выплывет, но этого так и не случилось.

Лулу продолжала высматривать Питера до тех пор, пока ее ноги не погрузились в воду, и она поняла, что пора уходить. Сама не зная, зачем, она надела на палец золотое кольцо и сжала руку в кулак, чтобы не потерять его. Потом она осторожно добралась до берега и направилась домой. Дома она расскажет Мэгги первую из множества лживых историй, а потом уберет подальше книги о Нэнси Дрю и все остальное, что было связано с ее прежней жизнью, когда она была ребенком.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо