24 декабря, 2010

Аксиома волшебства

Интервью с Татьяной Шапошниковой — переводчиком четвертой книги из эпопеи «Хроники Нарнии» — «Покоритель зари, или плавание на край света».
Аксиома волшебства

Нарния – это невероятно богатый мир, который можно открывать все больше и больше -
у него действительно нет границ.
Т.Шапошникова

В декабре состоялась официальная российская премьера фильма «Хроники Нарнии: Покоритель зари» — экранизация четвертой части знаменитой эпопеи о волшебной стране, которую более полувека назад написал британец Клайв Стейплз Льюис.

Издательство «Эксмо» приобрело эксклюзивные права на издание цикла «Хроники Нарнии» в России. Книги в переводах которые в течение всех двадцати лет истории издания эпопеи Льюиса в России считаются классическими, выходят с оригинальными иллюстрациями Паулины Бэйнс, описавшей мир Нарнии вдохновенно, изящно, но картографически точно. По официальной статистике сети книжных магазинов «Новый книжный» в ноябре 2010 г. книга «Хроники Нарнии» занимает первое место в рейтинге в сегменте «литература для детей старше 6 лет», обгоняя книгу «Гарри Поттер и Дары смерти».

Специально на закрытый показ фильма в Москву из Швеции прилетела профессор математики и переводчик четвертой книги из эпопеи «Хроники Нарнии» — «Покоритель зари, или плавание на край света» — Татьяна Шапошникова. Мы встретились с Татьяной в издательстве и задали ей несколько вопросов.

Расскажите, пожалуйста, о том, как случилось, что Вы — математик — занялись литературным переводом? Почему Вы стали переводить именно Льюиса?
Моя молодость пришлась на то время, когда на книжном рынке было очень мало новых книг. Появление через кого-то из иностранцев серии о Нарнии стало настоящим событием. Я была в совершенном восторге от этой книги Льюиса: в ней был описан совсем другой мир. И тогда у одного из наших общих друзей — у нас в Питере компания подобралась очень интересная и интеллектуальная — появилась идея эту серию перевести на русский язык. Мы распределили книги между собой и принялись за работу. Было очень интересно — хоть, признаюсь, это была моя первая попытка литературного перевода с английского на русский. До этого я переводила математические тексты с русского на английский, но там ведь совершенно другая лексика. А затем мои переводы попали в Москву, к знаменитому переводчику Наталье Трауберг, которая их «отполировала» — подредактировала и подправила.

Изменила ли что-то работа над переводом «Хроник Нарнии» в Вашей жизни? Насколько работа над художественными переводами помогала Вам в научной деятельности, связанной с точными науками?
С одной стороны, мир точных наук совершенно отличается от мира гуманитарного. Математика требует лаконичности — там все по сути дела, никаких особенных завитушек, никаких специальных красивостей. Мир математики — он очень красив, но красота там совершенно другого рода. Это мир, который нацелен на результат, на ответ, который ты ищешь, как сыщик ищет вора. Ты чувствуешь, где он, ты представляешь, но не можешь пробиться, ищешь этот путь. И вы знаете, в чем-то это похоже на перевод — когда чувствуешь, как это нужно передать, но конкретного слова или словесного оборота сходу не находишь, его приходится искать. Поиск выражения в переводе похож на поиск решения в математике.

Какой герой Хроник Нарнии Вам более всего импонирует, кто Ваш любимый герой в этой эпопее?
Мне очень нравится Люси — та самая девочка, которая нашла путь в Нарнию через платяной шкаф. Она мне кажется самым удивительным существом. Во всех остальных героях — как и во всех в нас, в людях — сосуществуют верность и предательство, возможность оступиться и желание вернуться на прямую дорогу. А она совершенно чистое существо — этим она меня поражает и восхищает.

Как Вы считаете, есть ли в современной русской литературе (вторая половина XX века и дальше) произведения, соразмерные «Хроникам Нарнии» Льюиса или «Властелину Колец» Толкиена?
Мне кажется, что нет. У России совершенно другая история. Здесь после Великой отечественной войны люди приходили в чувство, в том числе и в литературе, очень медленно. А там, в Англии, все-таки сложилась другая ситуация: им для того, чтобы выжить, потребовалось гораздо меньше усилий. И Толкиен, и Льюис жили в Оксфорде, в местах, которые не пострадали, в великолепной университетской среде, питаемой интеллектуально богатой жизнью.

Ваше отношение к экранизациям — на Ваш взгляд, неизбежны ли потери при переносе сюжета со страниц книги на киноэкран?
Фильм — это ведь тоже своего рода перевод, только на язык «движущихся картинок» — английское «movie» образовано от «motion pictures». Важно понимать, что книга и фильм — даже самая лучшая экранизация — это разные истории. В книге ваше воображение всегда может как-то по-другому все дорисовать, это более интимная связь с происходящим. А на экране это готовая данность — фильм ни в коем случае не заменяет книгу. Даже посмотрев самый замечательный фильм, каковым на мой взгляд является и экранизация «Хроник Нарнии», я рекомендую все-таки прочитать книгу.

Что бы Вы пожелали тем, кто впервые для себя откроет путь в Нарнию?
Я искренне желаю этим людям радости открытия. Нарния — это невероятно богатый мир, который можно открывать все больше и больше — у него действительно нет границ. Эти семь книг можно перечитывать вновь и вновь, и вы обязательно будете находить для себя новые вещи.

А вы перечитываете «Хроники Нарнии»?
Да, конечно

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо