04 марта, 2019

Классика воспитания

Рассказываем про эффективность воспитательных методик на примере литературных героев

Автор материала: Анастасия Резниченко
Классика воспитания

Прежде чем обложиться книгами о детях и детской психологии, стоит проштудировать классику отечественной и зарубежной литературы. В знакомых со школьной скамьи произведениях найдутся проблемы и их решения, актуальные и сегодня, а также отголоски современных методик воспитания детей.

Теория привязанности в романе Льва Толстого «Война и мир»

Если посмотреть на заезженную тему школьных сочинений про мысль семейную в романе «Война и мир» взглядом молодого родителя, то можно обнаружить много интересного. Например, что Лев Толстой знал о теории привязанности задолго до того, как были опубликованы первые научные труды о ней. Для того, чтобы человек вырос счастливым, уверенным в себе и эмоционально стабильным, важно, чтобы с детства у него была крепкая связь и тесный контакт с одним значимым взрослым.

Война и мир. Том I-II Лев Толстой Война и мир. Том I-II

Проще говоря, если с детства при ребенке есть хотя бы один любящий человек, который эмоционально вовлечен в воспитание, все будет хорошо. Если нет, возможны проблемы. Как это работает, можно наблюдать на примере трех семей из «Войны и мира».

Анатоль и Элен Курагины, может, и росли в достатке и роскоши под присмотром многочисленных нянек, да только именитому отцу до них не было дела. По факту мы имеем двух подлецов, патологически неспособных на счастье, цинично играющих с чувствами других людей.

Другая картина в доме Болконских, где князь Николай Андреевич постоянно присутствует в жизни обоих детей, но проявляет любовь по-разному. В результате Андрей Болконский — мужчина мечты, сильный, уверенный, благородный. Княжна Марья — самоотверженная, добрая и открытая молодая девушка, вот только недостаток тепла и участия со стороны отца превращает ее в неуверенную и несчастную особу, которая в наше время точно оказалась бы на приеме у психотерапевта.

Ростовы — та самая идеальная семья с залюбленными, но не избалованными детьми. Они, конечно, не лишены недостатков, порой капризны, сумасбродны и способны на глупые поступки. Но в целом настолько психологически здоровы и целостны, что, глядя на них, немедленно хочется почитать Достоевского.

Ужасы гиперопеки в «Обломове» Ивана Гончарова

Не верьте тому, кто скажет, что Илья Обломов — типичный представитель русской нации. Он — типичная жертва гиперопеки. Достаточно открыть один из ключевых эпизодов романа, где описан сон героя о детстве в Обломовке.

Обломов Иван Гончаров Обломов

Он наполнен счастьем, любовью и заботой, повседневным волшебством, которое способны разглядеть только дети. Однако любая шалость, любой порыв к самостоятельному исследованию мира маленьким Илюшей пресекается на корню внимательной няней или матерью. С их точки зрения, мальчик ну совсем не готов к контакту с окружающим миром. А вдруг ножки застудит, а вдруг поранится, а вдруг... В результате активный ребенок с живым умом и наблюдательностью превращается в наблюдательного и далеко не глупого взрослого, неспособного на какое-либо решительное действие.

Совсем другим было детство Андрея Штольца, который тоже был любимым ребенком, но которому родители намеренно давали возможность быть независимым. Интересно, что Иван Гончаров подчеркивает, что мать Штольца и рада была бы держать маленького Андрюшу все время при себе, но отец сдерживал это стремление быть наседкой.

Насилие — не метод: Гюго, Достоевский, Горький

Отверженные. Том I Виктор Гюго Отверженные. Том I

Классическая литература невероятно богата на страдания детей и описывает их так, что немедленно хочется повеситься или хотя бы выпить. Если вы считаете, что ребенку просто необходима твердая рука или даже регулярные порки, предлагаем наше меню: «Отверженные» Виктора Гюго, романы Чарльза Диккенса и Федора Достоевского.

А еще можно прочитать автобиографические повести Максима Горького «Детство» и «В людях», где маленького Алешу в наказание до полусмерти избивает дед, и после этого эпизода мальчик не раз подвергается побоям и жестокому обращению. Со стороны может показаться, что тумаки и порка сделали из маленького Алеши того самого Максима Горького. Но по факту писатель всю жизнь страдал от разных расстройств психики, а в 19 лет даже пытался покончить с собой.

Воспитание личным примером от Харпер Ли в «Убить пересмешника»

Если устроить выборы лучшего в мире литературного отца, на первом месте мог бы оказаться Аттикус Финч — герой романа Харпер Ли «Убить пересмешника». Конечно, мы смотрим на него глазами любящей дочери, так что, возможно, его образ идеализирован. Но Аттикус прекрасен, с какой стороны ни посмотри. Он в одиночку растит двоих детей, заботится о них и при этом дает им максимальную свободу в познании мира, поддерживает и занимает их сторону, когда речь идет о мелких шалостях, и находит правильные слова и действия, когда шалости переходят границу допустимого. Аттикус — сильный человек, который собственным примером демонстрирует, как важно придерживаться своих принципов и в любой ситуации оставаться человеком. И, главное, дети для него не неразумные существа, а маленькие люди, с которыми можно и нужно говорить на равных. Все прямо по знаменитым книгам Адель Фабер и Элейн Мазлиш.

Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2401  книгу
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2401  книгу
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам