10 цитат из книг Патрика Зюскинда

Живой классик современной немецкой литературы о телевизоре, чтении и искусстве

26 марта, 2017

Патрика Зюскинда (род. 26 марта 1949 года) нельзя назвать плодовитым автором — все его произведения можно буквально пересчитать по пальцам. Но каждое из них — это подлинный шедевр. Возьмем, например его единственный и самый знаменитый роман «Парфюмер. История одного убийцы» или же пьесу «Контрабас». Одни эти вещи ставят его имя в один ряд с такими немецкими классиками прошлого столетия, как Хайнер Мюллер, Гюнтер Грасс и Криста Вольф.

 

Мы отобрали 10 цитат из его работ:

Телевизор погребает исполнение домашней музыки, разрушает глаза, расшатывает семейную жизнь и вообще ведет ко всеобщему оболваниванию. «Повесть о господине Зоммере»

Мышление — это слишком сложная вещь, чтобы каждый мог себе позволить в нем дилетантствовать. «Контрабас»

Я знаю людей, в душе которых вселенная, она неизмерима, бесконечна. Но до нее никому дела нет, хоть убейте. «Контрабас»

В аромате есть убедительность, которая сильнее слов, очевидности, чувства и воли. Убедительность аромата неопровержима, необорима, она входит в нас подобно тому, как входит в наши лёгкие воздух, которым мы дышим, она наполняет, заполняет нас до отказа. Против неё нет средств. «Парфюмер. История одного убийцы»

Мне всегда нужна женщина, которую я не смогу получить. «Контрабас»

Если человека лишают этой одной, самой важной свободы, а именно свободы по собственной необходимости удаляться от других людей, тогда все другие свободы ничего не стоят. Тогда жизнь не имеет более смысла. Тогда лучше умереть. «Три истории и одно наблюдение»

В каждом искусстве, а также в каждом ремесле — заруби себе это на носу, прежде чем уйти — талант почти ничего не значит, главное — опыт, приобретаемый благодаря скромности и прилежанию. «Парфюмер. История одного убийцы»

Говорят, человек не может жить без надежды. Что ж, он и не живет. Он умирает. «Три истории и одно наблюдение»

Может быть, чтение — это своеобразный акт пропитывания, при котором сознание хотя и насыщается самым что ни на есть тщательным образом, однако происходит это так осмотически неуловимо, что оно этого процесса вовсе не замечает. Стало быть, читатель, страдающий литературной амнезией, очень даже изменяется благодаря чтению, однако не замечает этого, поскольку во время чтения вместе с ним изменяются и те критические инстанции его мозга, которые могли бы подсказать ему, что он изменяется. «Литературная амнезия»

Подняться наверх — это не вопрос. Но как снова опуститься? «Повесть о господине Зоммере»


Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо