«Я до сих пор не могу осознать, что мне платят за дело, которое приносит мне удовольствие»

Бернар Вербер отвечает на вопросы читателей

Автор материала: Раиса Ханукаева
11 ноября, 2019

Не так давно знаменитый французский писатель и философ Бернар Вербер побывал в России с презентацией своей новой книги «Ящик Пандоры». Редакторам нашего сайта он рассказал о любимых произведениях и ответил на некоторые вопросы читателей, собранные из соцсетей.

Вы мечтаете, чтобы каждый человек на нашей планете занимался творчеством, а все скучное делали роботы. Не боитесь ли вы, что в какой-то момент все это закончится восстанием машин?

На самом деле роботы будут такими, какими мы их выстроим, и если они вдруг взбунтуются, значит, один из их изобретателей этого хотел. Айзек Азимов, когда писал о роботах, придумал три закона, которым бы они руководствовались. И первый из них — никогда не причинять зла человеку. Но при этом дрон, например, может причинить зло, потому что его можно использовать как оружие. И уже есть роботы, которые участвуют в войнах.

Вообще-то робот — это инструмент. Вы можете взять молоток, чтобы построить дом или чтобы убить кого-то, но лежит ли за это ответственность на молотке? Все равно полностью самостоятельно мыслить машины никогда не смогут, это как дети, которых родители тоже на что-то программируют.

Я считаю, что нам не стоит бояться роботов. Нам нужно бояться людей. В нас есть влечение к саморазрушению. И я пишу книги именно для того, чтобы люди лучше осознавали свою жажду саморазрушения и чтобы они могли с нею совладать.

С того света С того света Бернар Вербер Купить книгу

Верите ли вы в Бога? И, если бы вы его встретили, что бы вы у него попросили?

Иногда да, иногда нет. Я не представляю его как классического Бога, пожилого мужчину с большой бородой и в тоге, и не считаю, что он судья. Бог для меня — это первичная энергия безусловной любви. Бог не родитель, который говорит своему ребенку: «Если ты будешь плохо себя вести, я не буду тебя любить». Он позволяет нам совершать глупости и, несмотря на это, любит нас. И я думаю, что, когда мы умираем, мы восстанавливаем нашу связь с этой энергией любви. Таким образом мы понимаем нашу текущую жизнь, и это помогает нам выбрать нашу новую жизнь.

В своих книгах я писал, что, если бы я встретился с Богом, я бы спросил, как у него дела. Люди все время обращаются к Богу, чтобы попросить его о какой-то услуге: они хотят здоровья, выиграть в лото, встретить большую любовь, мечтают о деньгах или профессиональном успехе. Они как дети, которые просят конфет у родителей, а если они не получают желаемое, то тут же начинают капризничать. И любовь к Богу люди обуславливают тем, есть ли у них конфета или нет. Священники и храмы «канализируют» эту энергию, побуждая людей молиться. Таким образом они получают деньги: если вы заплатите священнику, он поможет вам совершить молитву, чтобы получить от Бога конфету. Это очень детское и недостаточно уважительное отношение. Но как я уже сказал, я верю, что Бог — это безусловная любовь. И поэтому считаю, что, несмотря ни на что, он нас не судит. Он должен просто сожалеть, что мы не просим его о чем-то действительно важном. Мы должны были бы желать развиваться самостоятельно. Стать лучше, используя нашу свободную волю.

Нам нужно выйти из этого детского отношения к религии и выбрать ту духовность, которая подразумевает большую ответственность. Я не верю ни в рай, ни в ад и думаю, что мы сами решаем, что будет с нами — в зависимости от того, что у нас было в предыдущей жизни. Ад — это наше сожаление, а рай — это гордость от того, что мы сделали.

Ящик Пандоры Ящик Пандоры Бернар Вербер «Ящик Пандоры» рассказывает загадочную историю путешествий по прошлым жизням обыкновенного учителя истории. Однажды Рене Толедано отправился на шоу гипнотизера в театр «Ящик Пандоры», а вышел из него совсем другим человеком – убийцей и героем Первой мировой войны.



Купить книгу

Почему на дне ящика Пандоры осталась надежда? Это радость или беда в контексте романа?

Это не беда и не радость. Надежда позволяет нам не отказываться, не сдаваться, а в этом нет ни радости, ни грусти, это просто продолжение. Каждое утро мы встаем и говорим себе, что вот сегодня я постараюсь сделать лучше, чем вчера. И мы надеемся, что с нами произойдет сегодня что-то хорошее: может быть, мы встретим людей, которые нас полюбят, или кого-то, кто нас внутренне обогатит, — вот та надежда, о которой идет речь.

Пока мы говорим себе это, мы все еще хотим вставать утром. Но если нам все-таки хочется остаться в кровати и никуда не выходить из дома, значит, мы потеряли жизненную энергию. То же случается, когда мы много пьем или принимаем наркотики. Это означает, что надежды больше нет.

На самом деле уже то, что каждый из нас жив, — это чудо. И грех заключается в том, чтобы забыть об этом. То, что у нас есть тело, — тоже чудо. И в ящике Пандоры как раз говорится о том, что надо заботиться о своем теле, чтобы человек хотел жить в нем дальше. Я все больше занимаюсь спортом, чтобы моя душа как можно дольше хотела оставаться в моем теле. И всем своим читателям советую так делать, чтобы они осознавали счастье быть живым. Представьте себе: сперматозоиду пришлось выиграть гонку, в которой участвовали миллионы других сперматозоидов. А что, если бы какой-нибудь другой сперматозоид победил в этой гонке? Это ведь был бы какой-то другой человек.

Звездная бабочка Звездная бабочка Бернар Вербер Купить книгу

Вы верите в теорию реинкарнации. Если бы у вас был выбор, кем бы вы хотели стать в следующей жизни?

Тем же, кем являюсь сейчас: лысым французом в очках, писателем с чувством юмора, который много путешествует и осознает, какая это удача быть живым. Еще, может быть, женщиной, но обязательно с длинными волосами. Хотя мне пришлось бы тратить много времени на то, чтобы их сушить по утрам. У меня была бы коллекция фенов, и я бы очень долго красился! Но я бы занимался спортом и у меня было бы очень много любовников. Да, быть женщиной-писательницей, должно быть, неплохо.

Что для вас является мотивацией к работе?

Я знаю, что если я буду хорошо работать, то я смогу приехать в Россию. На самом деле меня просто забавляет весь этот процесс. Я привожу в порядок свои идеи, придумываю персонажей, которых не существует, и могу решить, что с ними случится дальше. То есть четыре часа я как будто придумываю свой фильм или спектакль. Я до сих пор не могу осознать, что мне платят за дело, которое приносит мне удовольствие. И даже если бы я был один на необитаемом острове, я бы продолжал писать. Четыре с половиной часа в день я предаюсь своим мечтам.

Книги по теме
Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 5298  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 5244  книги
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам