Игумения Феофила: «Всякая критика помогает и очищает»

Честный разговор с настоятельницей Богородично-Рождественской девичьей пустыни о проблемах внутри закрытого сообщества, скандальной «Исповеди бывшей послушницы» Марии Кикоть и о том, хорошо ли «выносить сор из избы».

12 октября, 2017

Игумения Феофила — автор книги «Плач третьей птицы» о монашеском подвиге и проблеме современных монастырей.

Плач третьей птицы. Земное и небесное в современных монастырях Плач третьей птицы. Земное и небесное в современных монастырях Игуменья Феофила Купить книгу

Не так давно я наткнулась на рассказ о жизни студентки Московской духовной академии, она призналась, что литературу не по программе, что-нибудь «идеологически неправильное», например Замятина, читает украдкой. Насколько это оправданно, с Вашей точки зрения?

Библиотека — одна из главных достопримечательностей Богородично-Рождественской девичьей пустыни. Уже при беглом взгляде здесь можно увидеть книги Ибсена, Стейнбека, сборники литературоведческих статей Гаспарова и многое-многое другое.

Мы читать не запрещаем, другое дело, что Замятина сейчас мало кто знает. Вся библиотека монастыря составлена мной. Я ездила по всяким лавкам и покупала книги. Считаю, что вся классика, все, что называется литературой, — все это должно у нас быть. Не прочтут сейчас, прочтут попозже. А Замятина читать надо...

Герой романа Сэлинджера, Холден Колфилд, стеснялся обсуждать с монахинями тему любви в пьесах Шекспира. Классика, она ведь разная, и пуританская, и с эротическим подтекстом, это Вас не смущает?

Что же плохого в любви? Плох блуд, плохо то, что теперь все называется любовью: на один день, на один час — это тоже теперь любовь, и это плохо. А у Шекспира дурного нет. Современные романы мы почти не покупаем, да я и не знаю про них ничего. Водолазкин понравился, потому что он благородный (романы Евгения Водолазкина есть в монастырской библиотеке. Авт.). Романы Алексея Иванова — не мое.

Я уже говорила про очерк о жизни студентки Лавры. Насколько я знаю, после публикации этого материала автора настоятельно просили удалить текст с сайта. Причем просьбы шли от пресс-службы Духовной академии. Получается, что студенты не могут даже рассказать о себе, хорошо ли это?

Нехорошо. Ну понятно же, что это нехорошо, но разные люди бывают, к сожалению. В Лавре всегда были жесткие рамки и в семинарии, и в училище. Возможно, девушка кому-то рассказала, что такая публикация есть, может быть, не надо было этого делать.

А книгу Марии Кикоть «Исповедь бывшей послушницы» Вы читали? Как Вы к ней относитесь?

«Плач третьей птицы» впервые вышел в 2008-м под псевдонимом «Монахиня N». Книга встретила неоднозначные отзывы: часть читателей увидела любовь автора к современному монашеству и беспокойство за его будущее, другая часть решила, что автор «выносит сор из избы».

Конечно, читала, со жгучим интересом. Только благодаря ей была переиздана и моя книга. Но эффект от книги Кикоть в итоге отрицательный. Понимаете, в монастырях же никто тебя цепями не сковывает. Зачем она там жила семь лет? Это первый вопрос. Второй — там живет более ста человек. Они-то живут, и никто Бога не потерял. Но у нее не было Бога. Бывает такая ситуация, когда у человека просто неправильная установка. Она пошла туда из чистого любопытства. Ведь сейчас столько монастырей и все они разные, можно себе подобрать. Чтобы узнать место, там нужно пробыть год. У меня нет веры в искренность этого человека.

То есть Вам кажется, что там не столь много проблем?

Автор книги ничего не придумала, но она и ничего хорошего не увидела. Я не имею права говорить что-то конкретное, потому что я там не живу. Когда там жила (а жила там недолгое время), я замечала некоторые тенденции жесткого управления. Но поскольку мы с матерью Николаей обе из монастыря Шамордино (Казанская Амвросиевская ставропигиальная женская пустынь), на меня это не распространялось.

В чем Вы видите проблему современных монастырей?

За годы советской власти мы потеряли преемственность. Что касается монашества, это большая потеря. Потому что раньше, когда молодые приходили в монастырь, они смотрели на старших и учились делать так же. Но что случилось с женскими монастырями в России? Ни одного не осталось. Поэтому, когда пришли мы, учиться было не у кого. И вот берут и назначают тебя игуменией, потому что ты ходила в церковь, потому что какой-то батюшка посоветовал тебя и так далее. А ведь все игуменьи, пришедшие тогда в монастыри, были такими же необразованными, как и все остальные. Что делать? Самый простой выход — вести себя как начальницы.

Только что, общаясь с другими журналистами, Вы сказали, что гонения на церковь — это не так уж плохо. Можете пояснить?

Церковь без гонений — это как человек без корней. Если бы не было гонений, у нас бы не было никакого богословия. После прекращения преследований первых христиан был период, когда гонений не было. Пошли ереси, благодаря этому стало понятно, что надо создавать учение. Всякая критика, даже если она совершенно несправедливая, помогает и очищает. Люди начинают задумываться. Есть Церковь как институт Христа, Eго творение, за которым Он всегда смотрит, а есть церковь как система, без этого тоже нельзя, иначе будет хаос. Любая система может давать сбои, и критика в этом случае очень важна.

Последний вопрос: не так давно, были опубликованы результаты соцопросов, согласно которым православным себя считают едва ли не 80% населения, но реально в церковь ходят единицы, как Вы к этому относитесь?

Для многих людей православие — это более широкое понятие, чем вера. Бога мало кто отрицает, настоящих атеистов, как одиозный Никонов, совсем немного. А православными люди себя считают, соединяя два понятия: православие и патриотизм. Почему «русские не сдаются», почему русские знают, что есть что-то выше и дороже их собственной жизни? Это православие. Я давно заметила, что православие плавает в нашей крови, в хорошем и в плохом смысле. И достоинства, и недостатки отсюда. 

Ну а что касается восьмидесяти процентов, так ведь это всегда было. Человек вспоминает о Боге в самые трагические моменты жизни. Приходит в храм, заливается слезами. Но церковь считает по головам, видит тех, кто приходит хотя бы на Пасху. И это пока что 2% — те люди, которых католики называют практикующими верующими. Но с другой стороны, до смертного часа мы не можем сказать о человеке ничего окончательного.

 


Если вы хотите поддержать обитель, пожертвования можете перечислить на банковские реквизиты:
Получатель: Богородично-Рождественская девичья пустынь
ИНН: 4004008713
КПП: 400401001
Расчетный счет: 40703810622200100092
Банк получателя: Калужское отделение № 8608 ПАО Сбербанк г. Калуга
Корреспондентский счет: 30101810100000000612
БИК: 042908612
ОКПО: 44375623
ОКОНХ: 98700

Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2318  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2224  книги
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам