Кристина Гептинг: «Борьба нашего поколения проходит в тематических пабликах»

Интервью с лауреатом премии «Лицей»

Автор материала: Раиса Ханукаева
16 ноября, 2018
Автор фото: Ольга Батрак

 

В 2017 году Кристина Гептинг получила премию «Лицей» за повесть «Плюс жизнь». Эта книга стала одной из первых в современной русской литературе, где честно рассказывается о проблемах вич-положительных людей. Тогда же о самой Кристине критики заговорили как о молодой писательнице, подающей очень большие надежды.

Плюс жизнь Плюс жизнь Кристина Гептинг Твердый переплет204339-40%Купить

«Плюс жизнь» выйдет в конце ноября и будет представлена на ярмарке non/fiction № 20, в преддверии этого события мы поговорили с автором социальной литературе и работе над книгой.

Твоя книга выходит в издательстве Like Book. Когда ты работала над повестью, ты рассчитывала, что ее будут читать именно подростки?

Я не могу сказать, что я рассчитывала на определенную аудиторию. Знаю, что мою книжку читают люди разного возраста, в основном молодежь, потому что у меня были встречи с читателями, скажем, в лагерях, со студентами колледжей и школьниками. Им книжка оказывается близка.

Они тебя не критиковали из-за того, что ты, девушка, написала книгу от лица молодого человека?

Мне кажется, что покритиковать меня успели за все, но как раз за это меня особенно не ругали. Не знаю, с чем это связано. Возможно, мне действительно удалось вжиться в образ моего героя. Но когда я перечитываю свои ранние тексты или пишу что-то новое, то думаю, как же меня угораздило писать от имени мальчика, потому что сейчас бы не стала так делать. А для того текста и для тех задач, которые тогда передо мной стояли, это было, наверное, лучшее решение. Я до сих пор не знаю, как мне это удалось.

А не могла бы рассказать поподробнее про эти задачи?

Когда я заинтересовалась ВИЧ, меня удивило, что в нашей литературе вообще нет книг на эту тему, которые можно было бы назвать хоть сколько-нибудь адекватными. Где бы у автора было понимание, что это за заболевание с фактологической точки зрения. Где было бы нормальное отношение, без религиозной подоплеки или презрения.

Для меня было очевидно, что такая книга сегодня нужна, потому что у нас довольно много людей с этим диагнозом живет и умирает, и мы зачастую оказываемся глухи к их проблемам, не понимая, что они общие, и то, что фраза «это может коснуться каждого» — это не красивые слова, а чистая правда. Я подумала, что герой должен быть хорошим парнем, которому, к сожалению, так не повезло в жизни, но у которого, несмотря на это, есть стержень. Ему 18 лет, и он должен очень быстро повзрослеть. Действие разворачивается в течение девяти месяцев (учебный год), и герой стремительно меняется.

Один критик недоумевал: «Как же так: если убрать из этой книжки ВИЧ, то жизнь этого мальчика не будет ничем отличаться от жизней других людей». На самом деле все действительно так. И мне хотелось показать, что это такие же люди. И если сегодня ВИЧ чем-то и опасен, то не с медицинской точки зрения — убийственными оказываются жестокость, злоба и невежество большинства людей.

Когда ты работала над повестью, ты исследовала эту тему самостоятельно?

Да, конечно, я читала много статей на эту тему. Думаю, что набора знаний у меня чуть больше, чем у среднего человека, без этого невозможно было бы написать достоверно, а я смею надеяться, что у меня все-таки получилось быть достоверной, потому что меня спрашивали, откуда я, человек, у которого нет этого вируса, знаю детали. Одна ВИЧ-положительная девушка написала мне ВКонтакте хорошие слова и сказала, что некоторые вещи о заболевании, с которым она живет уже лет семь, узнала только из моей книжки.

Среди твоих знакомых есть ВИЧ-положительные?

Да, но их немного, и эти знакомства в основном шапочные. До определенного момента я никогда не задумывалась о том, что они сталкиваются с определенными трудностями в жизни. Сама я относилась к людям с этим диагнозом ровно, никакого страха не было, и уж конечно я никогда не думала, что это заболевание каких-то «грязных» людей. Но никогда до выхода книги я не беседовала с ВИЧ-положительными по душам. Наверное, самым обидным было бы, если бы люди с этим диагнозом, с которыми я познакомилась в период после выхода книги, сказали, что я все написала неправильно. Но от них я всегда получала добрые слова, и это для меня очень ценно и приятно.

Кристина Гептинг. Автор фото: Любовь Астапенко

Ты поднимаешь очень серьезную тему, а второстепенные герои твоей повести — феминистки и борцы за права животных — несколько комичны. Сложилось ощущение, что ты над ними посмеиваешься, это так?

Я только над фанатизмом посмеиваюсь. Я лично знаю девушку, которая мне говорила, что мужчины с ВИЧ должны быть изолированы от общества, ведь чаще мужчины заражают женщин, чем женщины мужчин. Это, кстати, и правда так по физиологическим причинам. Но риторика этой девушки сводилась к тому, что такие люди представляют опасность, и поэтому не нужно думать о том, что они могут быть усечены в своих правах. Конкретно этот пункт мне кажется совершенно ненормальным.

Задачи выставить целые группы людей в каком-то комическом свете у меня не было, но есть некоторая особенность нашего поколения: кажется, мы (и люди чуть помладше) должны быть носителями какой-то определенной идеи, обязательно! Вот никак без этого нельзя. Нужно обязательно за что-то бороться, правда чаще всего это осуществляется посредством сидения в тематических пабликах. То есть как правило за этим нет никакого действия, только слова и лозунги. И часто эти «борцы за права» каких-то групп людей или животных с легкостью готовы принять то, что другие группы в своих правах будут поражены. Мне кажется, что это неправильно. Только диалог людей с разными мнениями способен породить хотя бы подобие нормального общества.

Не могу не задать тебе очень банальный вопрос: как ты считаешь, литература обязательно должна быть социальной? Чему-то учить?

Мне кажется, что моя книжка — довольно легкое чтение. Тема мрачная, но она написана отнюдь не в мрачных тонах.

Но она заставляет задуматься!

Одно другому не мешает. Книга обязательно должна быть увлекательной. Она может быть написана задорно, но при этом на очень серьезную тему. Так, чтобы вдохнул и долго не мог выдохнуть.

А должна ли литература чему-то учить... мне Павел Басинский и еще несколько вдумчивых читателей говорили о том, что моя книга заставляет задуматься. Басинский тогда сказал что-то типа: «Эта книга учит, как жить». Это было на Красной площади, я тогда чуть с табуретки не упала. Потому что никого учить жить я не собиралась. Мне было 27 лет, когда я писала книгу. Да и сейчас я перед собой такой задачи не ставлю.

Насчет развлекательной литературы не знаю, потому что я жуткий меланхолик и у меня по поводу всего болит, поэтому с ней у меня, наверное, не очень задастся. Не думаю, что литература должна быть непременно социальной, она вообще никому ничего не должна. Чего лично мне, как читателю, не хватает и чем мне, как автору, хотелось бы заполнить некоторые пустоты — так это книгами о сегодняшнем дне.

Беседовала Раиса Ханукаева


С 28 ноября по 2 декабря 2018 года в Москве в Центральном Доме Художника будет проходить международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction № 20. На ней вы сможете приобрести книгу Кристины Гептинг. Программу мероприятий издательства «Эксмо» вы можете посмотреть здесь.

Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 45888  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 45888  книг

Читайте также

Романы, которые помогут лучше понять Японию Познавательно
Романы, которые помогут лучше понять Японию
От интеллектуальной прозы до хонкаку
Мнения
Вадим Панов: «У нас нет другого пути, кроме освоения космоса»
Писатель-фантаст о возможном выходе из цифрового концлагеря — к звездам
Вадим Панов: «У нас нет другого пути, кроме освоения космоса»
Самые смешные книги: кого почитать из современных авторов Познавательно
Самые смешные книги: кого почитать из современных авторов
Истории, которые помогают понимать и принимать мир вокруг нас
Почему нам нравятся книги о вампирах Познавательно
Почему нам нравятся книги о вампирах
От монстров до объектов обожания: лучшие истории о потусторонних силах
Что читает команда «Эксмо»: выбор редакции в феврале Познавательно
Что читает команда «Эксмо»: выбор редакции в феврале
Тренды
Алан Мур, Терри Пратчетт и Ник Перумов: самые ожидаемые новинки фэнтези от признанных авторов
Семь книг, которые заставят вас забыть о реальности
Алан Мур, Терри Пратчетт и Ник Перумов: самые ожидаемые новинки фэнтези от признанных авторов
От исследований к литературе: русские писатели-ученые Познавательно
От исследований к литературе: русские писатели-ученые
Рассказываем об авторах, получивших научную степень
Мнения
«В умелых руках даже очень простые сюжеты способны стать бестселлерами»
Интервью с Маргаритой Блиновой, автором книг в жанре юмористического фэнтези
«В умелых руках даже очень простые сюжеты способны стать бестселлерами»