Людмила Петрушевская: «Читать пьесы и понимать их могут немногие»

Интервью со знаменитой писательницей
23 мая, 2018

Людмила Петрушевская — живой классик русской литературы. Прозаик, драматург, поэтесса и сценарист, сделавшая много для развития современной отечественной драмы и мультипликации. Людмила Стефановна пишет романы и лингвистические сказки, детские рассказы и детективы. Последние, кстати, необычный для Петрушевской жанр.

О новых книгах, заслугах и популярности мы и поговорили с писательницей накануне ее юбилея.

 

В одном из интервью вы рассказали, что пьеса «Московский хор» — это пьеса о хоре, в котором вы пели. Часто ли вы опираетесь на реальные истории, когда работаете над своими произведениями? Узнают ли себя в них ваше знакомые?

Мои герои себя, бывало, узнавали — например, после публикации «Своего круга». Хотя я напечатала эту повесть через 17 лет. Были очень злы. А в хоре я пела в 19 −20 лет, а написала пьесу в 54 года. Ни с кем уже связей не осталось. Но истории некоторых судеб я запомнила.

Никому не нужна. Свободна Никому не нужна. Свободна Людмила Петрушевская Купить книгу

Отец одной из ваших героинь занимался историями репрессированных, за это и был убит («Странствия по поводу смерти»). В 90-е, как следует из книги, люди оказались не готовы к правде об этих преступлениях. Как вы считаете, готовы ли мы сейчас? И смежный вопрос: стоит ли публиковать не только имена жертв, но и имена палачей?

В конце прошлого века было провозглашена «гласность». Я ходила в Госархив, мне не дали никаких данных. До сих пор ее нет.

Есть ли сейчас в России такие темы, о которых лучше помолчать? И, напротив, что требует, но не получает огласки?

Многое из преступлений государственных служащих не оглашается. А помолчать уже надо о тех, кто, будучи убийцей в государственных масштабах, лежит на Красной площади.

Вы долгое время были запрещенным автором. Как ваши произведения доходили до читателей, только ли через самиздат?

Да, это был только самиздат, и я была гораздо популярнее, чем сейчас.

Раньше вы нечасто обращались к жанру детектива. За последнее время у вас вышли близкие к детективу «Странствия по поводу смерти» и «Нас украли. История преступлений». Чем можно объяснить ваш интерес к этому жанру?

Волшебные истории. Завещание старого монаха Волшебные истории. Завещание старого монаха Людмила Петрушевская Купить книгу

Я очень люблю почитать детектив на ночь. И такой средненький, не зверский. Кристи. Но у меня не получились именно детективы. Там в роли следователя как раз выступает автор.

Дмитрий Быков про одну из ваших пьес сказал, что читать ее было интереснее, чем смотреть в театре. Были ли у вас ситуации, когда казалось, что пьесу лучше оставить на бумаге?

Читать пьесы и понимать их могут немногие. Книги пьес продаются медленней, чем проза. А вот с театром дела у меня (когда я стала разрешенным автором) шли хорошо. Почти все мои большие пьесы были поставлены, кроме одной, которую я только собираюсь опубликовать. И игрались десятками лет грандиозные спектакли. Было дело, что только по Москве у меня шло 8 спектаклей (сейчас только 4). А уж сколько игралось по стране и за рубежом! В 25 странах был показан спектакль «Чинзано». Мне же дали театральную премию «Станиславский» и Госпремию именно за пьесы.

Волшебные истории. Новые приключения Елены Прекрасной Волшебные истории. Новые приключения Елены Прекрасной Людмила Петрушевская Купить книгу

Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 4998  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 4998  книг
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам