Мнения

Михаил Погодин. Письма к Пушкину

Сюжеты из переписки двух литераторов

23 ноября, 2016

Михаил Петрович Погодин (1800 — 1875) — русский историк, издатель, публицист и писатель. Сын крепостного, он сумел получить звание профессора Московского университета и стать его почетным членом. В 1826 году издал литературный альманах «Урания», в котором опубликовал несколько стихотворений Александра Пушкина, а позже привлек поэта и к работе над журналом «Московский вестник».

Деловые отношения Погодина и Пушкина не всегда складывались гладко, тем не менее, их сотрудничество продолжалось и после закрытия «Вестника». Поэт интересовался драмами и повестями Михаила Петровича и, уже организовав свой собственный журнал, «Современник», печатал там тексты Погодина.

Переписка двух литераторов длилась вплоть до 1837 года. Исследователям известны 32 письма Пушкина к Погодину и 10 писем Погодина к Пушкину.

Мы собрали несколько сюжетов и цитат из этой переписки.

Трагедию «Марфа, Посадница Новгородская» Михаил Погодин написал под впечатлением от пушкинского «Бориса Годунова». Для автора «Марфа» была одним из любимых своих сочинений, однако ее выход Бенкендорф задержал «до перемены нынешних смутных обстоятельств». Трагедия была напечатана лишь в декабре того же года. В письмах к Пушкину Погодин нередко интересуется о судьбе своего литературного чада.

3 июня 1831 г. Москва

«Я, Хомяков и Языков дали друг другу слово к 23 декабря нынешнего года приготовить по большому сочинению, и сим у вас, как первого нотариуса, записываем свое условие.

Не слыхали ли вы чего-нибудь о „Марфе“ от Жуковского или Блудова? Уведомьте, пожалуйте. — Мне это необходимо к сведению. И скоро ли можно ее выпустить? — Это нужно и для моих финансов: я так задолжал, устроивая домашние дела, что покоя не имею. В деревню еду я дней чрез десять, в университет подал просьбу такого смысла: „мне нужно 2 года пробыть в деревне для приобретения сведений, которые ... etc и прошу об отставке. Если же университету угодно удерживать меня в своей службе, то да благоволит он, уволив от лекций на это время, сделать мне какое-либо ученое препоручение, напр. написать Теорию Истории, сообразно с нынешним состоянием науки или т. п.“ — Не знаю, какое представление пошлется к министру; не думаю, чтоб университет заблагорассудил удерживать меня, ибо Каченовский с товарищами неистовствуют против меня. А я желаю только увольнения на два года для уединенного занятия и вовсе не отрекаюсь от службы ученой».

5 марта Пушкин отправил Погодину письмо, в котором уведомлял его о том, что тот получил доступ во все архивы, нужные ему для работы. Пушкин и Погодин вместе собирались работать над историей Петра I. Сотрудничество в итоге не состоялось.

29 марта 1833 г. Москва

«Рад без памяти и благодарю без ума. Но зачем вы зовете меня в Петербург? Мне довольно Москвы и надолго. — Оставаясь в университете (где я избран ординарным профессором истории), я начну разбирать иностранный архив, в Петербург буду наезжать по мере надобностей. — Главное — исходатайствуйте скорее право-дубинку над архивом. Чтоб я мог брать, читать, переписывать, извлекать... вволю, до сыта, до отвала. Важные секреты чай в Петербурге — но какие же секреты для истории? Ведь это смешно. — Ну пусть отпоют меня, ну пусть отрежут язык на столько линий, сколько угодно!

<...>

О своем жалованье я не говорю. Пусть назначат что угодно. Я не имею теперь такой нужды, как прежде, и скажу с солдатами: рад стараться на память о батюшке нашем Петре Алексеевиче.

Мое дело, повторю для ясности, — разбирать, приготовлять к печати, издавать».

12 апреля 1833 г. Москва

«Г-н Венелин (автор книги „Древние и нынешние болгаре“) был посылан от Академии Российской в Болгарию для исследований исторических и филологических.

Полтора года он работал там среди чумы, холеры, горячки, лихорадки и варварства греческого, болгарского, волошского и иных, был болен, умирал etc. Привез добычу в Москву и занялся обработыванием, прося Российскую Академию чего-нибудь ежемесячно или. Ежегодно на хлеб, квас и сапоги

.

Академия требовала собранных материалов немедленно.

Венелин отвечал: я не могу прислать вам гиероглифов, а вот вам отрывок: болгарский глагол из составляемой грамматики и рассуждение о собственных именах. Дайти же что-нибудь на пропитание. Опять тот же ответ. Венелин, наконец, оставаясь у меня на содержании, ибо, негде было преклонить ему голову, кончил фолиант объяснений на болгарские грамоты с 14 до 18 века и послал оный вместе с снимками, собственноручно им сделанными на местах, паки и паки прося себе хлеба. И опять ничего».

Речь идет о Юрии Ивановиче Венелине, филологе и историке-слависте, доказывавшем единство происхождения русских и болгар. Ответил ли что-нибудь Пушкин, неизвестно, не исключено, что письмо осталось без ответа, так как поэт знал о колких и язвительных отзывах Венелина о его творчестве.

24 марта 1834 г. Москва

«Бог вам судья, что вы не хотите принять участия в благом деле. И почему вы отказываетесь? Ведь после вы напечатаете прочтенное стихотворение где угодно. Общество любителей русской словесности делается средоточием словесности в Москве — пособите же этому. И не все ли равно, быть (тому или другому) стихотворению в „Библиотеке“ прочтенному в кругу приятелей за день или непрочтенному. — Пришлите же, пришлите же. Мы просим и ждем, а не то плакаться будем. — Знаете ли, что собрание отложено поэтому. Ну как без начала!»

В 1834 году Погодин избран секретарем Общества любителей российской словесности при Московском университете. Чтобы оживить и разнообразить его работу, новый секретарь обращается к Пушкину за помощью, однако получает отказ, так как у поэта были свои счеты с членами Общества.

В апреле — мае 1836 года Пушкин и Погодин ведут переговоры по поводу журнала «Современник». Михаил Петрович собирался передать в «Современник» часть статей, предназначенных для «Московского наблюдателя», или издавать журнал совместно с Пушкиным.

1 мая 1836 г. Москва

«Милостивый государь
Александр Сергеевич!

Все мое — ваше. Я рад участвовать во всяком вашей предприятии, на пользу и честь русской словесности, но оскорбляюсь вашим вопросом о моих требованиях. Будет успех — хорошо, вы мне уделите что-нибудь; не будет — мне не надо ничего.

Какие статьи нужны вам, мы поговорим в Москве».

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо

Читайте также

20 эпиграмм Александра Пушкина
Мнения
20 эпиграмм Александра Пушкина
Едкие, смешные, а порою и злые четверостишия о современниках поэта
5 нескучных книг о Пушкине
Познавательно
5 нескучных книг о Пушкине
Все, что вы хотели знать о биографии поэта, но боялись спросить
Письма Кондратия Рылеева к Александру Пушкину
Мнения
Письма Кондратия Рылеева к Александру Пушкину
«Чванство дворянством непростительно, особенно тебе. На тебя устремлены глаза России; тебя любят, тебе верят, тебе подражают. Будь Поэт и гражданин»
Кто хорошо читает аудиокниги?
Жизненно
Кто хорошо читает аудиокниги?
Знаменитости, которые озвучивают книги лучше, чем собственный голос в голове
Персонажи книг в фильмах: ожидание и реальность
Познавательно
Персонажи книг в фильмах: ожидание и реальность
Персонажи книг: как все было на самом деле
Познавательно
Персонажи книг: как все было на самом деле
Рассказываем о судьбе людей, с которых списаны любимые герои
Как не надо: вредные советы из литературы
Познавательно
Как не надо: вредные советы из литературы
Классические сюжеты, повторять которые бесполезно, немодно и даже опасно
Что это на обложке?
Жизненно
Что это на обложке?
Как иностранцы представляют себе русскую классику