Отец Павел Флоренский в воспоминаниях современников

Бердяев, Лосев, Лихачев о «русском Леонардо да Винчи»

02 января, 2019

Павел Флоренский (1882 — 1937) — православный священник, богослов, религиозный философ, ученый и поэт. Современники называли его «русским Леонардо да Винчи». Помимо богословских и философских работ, он оставил после себя труды по инженерному делу, физике, математике и прочим наукам. Это был удивительный человек с трагической судьбой. Флоренский был арестован в 1933-м и осужден на десять лет. А спустя четыре года приговорен к высшей мере наказания и расстрелян. В 1928-м у него была возможность эмигрировать, но он решил остаться в России...

Мы собрали воспоминания современников об отце Павле Флоренском.

 

Андрей Белый

«По мере того как я слушал его, он меня побеждал: умирающим голосом; он лепетал о моделях для „эн“ измерений, которые вылепил Карл Вейерштрасс, и о том, что-де есть бесконечность дурная, по Гегелю, и бесконечность конечная, математика Георга Кантора; вспомнилось что-то знакомое: из детских книжек; падающий голос, улыбочка, грустно-испуганная; тонкий, ломкий какой-то, больной интеллект, не летающий, а тихо ползущий, с хвостом, убегающим за горизонты истории; зарисовать бы Флоренского египетским контуром; около ног его — пририсовать крокодила!»

 

Дмитрий Лихачев

«В чем же принципиальная целостность мировоззрения по П. А. Флоренскому, что из оставленного им наследия надлежит усвоить нашей эпохе? П. А. Флоренский, сложившийся как мыслитель в среде слияния культур русской и кавказской, европейской и народной, светской и церковной, — один из первых возвестил русской интеллигенции о гибельности бездуховного пути. И то, что наше время настойчиво обратилось к истокам и родникам русской культуры и духовности, к поискам вечных истин свидетельствует, что П. А. Флоренский был прав в своих прозрениях.

Его сравнивают с Леонардо да Винчи, Б. Паскалем. Это говорит о том, что Флоренский — явление не только русской, но и мировой культуры.

Однако у П. А. Флоренского есть черта, которая делает его преимущественно русским мыслителем. Как у всякого русского мыслителя, слово П. А. Флоренского всегда искало опоры в утверждении себя через явления жизни, в воплощении, в деле.

Это, несомненно, обострило и сделало неизбежным трагический конец жизни П. А. Флоренского».

 

Алексей Лосев

«Отец Павел любил быть оригинальным. И был таким. В своих выступлениях он часто вызывал живую реакцию аудитории. Вот и тут, употребляя слово «магия» совершенно правильно — в широком смысле, раздражал слушателей. Это было часто. Например, обвинив в протестантизме Хомякова, а ведь в свое время была мысль о его канонизации. Хомяков предложил понятие Церкви — «это есть организм жизни и любви, или, точнее, жизнь и любовь как организм». Отец Павел нашел здесь прямой протестантизм: организм — это понятие научное, любовь — абстрактное, истинная любовь — тем более. У отца Павла спросили: «А Вы-то какое определение предложите? — А я не предлагаю нового, оно есть у апостола Павла, Вы его должны знать: „Церковь есть тело Христово“. Тело конкретнее организма, а верующие — это части тела, организма».

 

Николай Бердяев

«Он задавил в себе замечательного ученого, математика, филолога, быть может, исследователя оккультных наук. Он больше обращен к частному, чем к универсальному. Он любит тонкую, художественную, филигранную работу, детальное исследование, научные миниатюры. Он — ювелир. Слабее в нем творческий синтез. В нем есть углубленность, но нет полета, нет шири. Ученый в лучшем смысле этого слова и своеобразный художник-стилизатор в нем преобладают над мыслителем и философом. Он кокетничает своими ювелирными филологическими изысканиями. У него больше литературы, чем философии. Как неприятна литературность в живописи для того, кто с любовью ищет живописных откровений, так неприятна литературность в философии для того, кто с любовью ищет откровений философских. Свящ. Флоренский все-таки схоласт, хотя в более тонком, не семинарском смысле этого слова. В нем нет свободы и полета философа. Его „православная теодицея“ есть самоспасение, налагаемая на себя и на Других узда, а не свободное искание истины и божественной премудрости. В его путях познания нет свободы».

 

Сергей Булгаков

«Отец Павел был для меня не только явлением гениальности, но и произведением искусства: так был гармоничен и прекрасен его образ. Нужно слово, или кисть, или резец великого мастера, чтобы о нем миру поведать. При этом он сам не только родился таким, но был и собственным произведением духовного художества, для чего ему была присуща вся тонкость духовного и художественного вкуса. Черты его внешнего лика запечатлены на известном нестеровском портрете: благодатная тихость и просветленность, образ как бы некоего небожителя, который, однако, был сыном и земли, ее тягости изведал и преодолел».

Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 8369  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 8344  книги

Читайте также

5 цитат из «Диалектики мифа» Алексея Лосева
Мнения
5 цитат из «Диалектики мифа» Алексея Лосева
Смысл вещи не есть сама вещь; он — абстрактное понятие вещи, отвлеченная идея вещи, мысленная значимость вещи
10 цитат из книг Льва Гумилева
Мнения
10 цитат из книг Льва Гумилева
Алчность – такой же модус пассионарности, как и фанатизм
10 цитат из книг Николая Бердяева
Мнения
10 цитат из книг Николая Бердяева
Выдающийся русский философ о пути развития России и человечества
Несуществующие писатели и их книги
Познавательно
Несуществующие писатели и их книги
Рассказываем о 5 вымышленных, но очень успешных авторах
Дружба, которую пора прекратить
Жизненно
Дружба, которую пора прекратить
Нездоровые отношения литературных персонажей
Цитаты, которые вдохновят на написание книги
Жизненно
Цитаты, которые вдохновят на написание книги
«Не пропадет ваш скорбный труд»: декабристы в поэзии
Познавательно
«Не пропадет ваш скорбный труд»: декабристы в поэзии
Как восстание на Сенатской площади отразилось в литературе
Рукописи горят: писатели, которые уничтожали свои произведения
Познавательно
Рукописи горят: писатели, которые уничтожали свои произведения
От Александра Пушкина до Франца Кафки
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам