Салтыков-Щедрин: самый суровый литературный критик XIX века

Злобные замечания в адрес писателей-современников

27 января, 2017

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826 — 1889) был не только талантливым писателем, но и въедливым критиком. И если уж брался за чье-нибудь произведение, то, будьте уверены, не оставлял на нем камня на камне.

Его едкие замечания доводили несчастных авторов до исступления, а читателей смешили до слез, так что друзей у Щедрина было мало, и звание «ругающегося губернатора» он заслужил в полной мере.

Мы выбрали несколько цитат из критических заметок строгого критика.

О стихотворениях Афанасия Фета

В семье второстепенных русских поэтов г. Фету, бесспорно, принадлежит одно из видных мест. Большая половина его стихотворений дышит самою искреннею свежестью, а романсы его распевает чуть ли не вся Россия, благодаря услужливым композиторам, которые, впрочем, всегда выбирали пьески наименее удавшиеся, как, например, «На заре ты ее не буди» и «Не отходи от меня».

<...>

Поэтическую трапезу г. Фета, за весьма редкими исключениями, составляют: вечер весенний, вечер летний, вечер зимний, утро весеннее, утро летнее, утро зимнее; затем: кончик ножки, душистый локон и прекрасные плечи. Понятно, что такими кушаньями не объешься, какие бы соусы к ним ни придумывались; понятно тоже, что придумыванье соусов представляет работу тяжкую и притом до того ослабляющую воображение, что последнее под конец даже вовсе отказывается от всяких придумываний, а просто-напросто довольствуется некоторыми слабыми и притом не всегда впопад делаемыми изменениями в старых рецептах. Вот в эти-то горькие минуты и пишутся стихотворения, подобные выписанному нами «Колокольчику».

О творчестве Алексея Кольцова

В произведениях своих Кольцов является выразителем исключительно народных инстинктов и стремлений. Инстинкты эти могут быть общи всем народам, принимая здесь слово «народ» в смысле массы, в смысле коренного и основного населения известной страны. Главный характер их заключается в стремлении к матерьяльному благосостоянию, стремлении весьма естественном, потому что довольством матерьяльным обеспечивается довольство духовное, потому что первое служит источником всякой независимости, без которой нет ни сознания собственного достоинства, ни уважения к своей человеческой личности. Оттого-то в народных, или, лучше сказать, простонародных песнях, всего чаще слышатся отголоски той будничной жизни, которая со всех сторон охватывает простолюдина.

О романе «Обломов» Ивана Гончарова

Г-н Гончаров до сих пор воздерживался от ясного заявления каких-либо политических или социальных взглядов на современность, и, сознаемся откровенно, мы видели в этом признак того такта, который всегда отличал этого писателя. В «Обломове» усматриваются скорее даже зачатки мысли, побуждающей вперед, зачатки, правда, очень неопределенные, но, во всяком случае, не заключающие в себе ничего противоречащего преданиям сороковых годов. Но теперь, очевидно, предания кончились; «Обломов» может служить для будущего историка русской литературы только уликой того, как непрочны бывают всякие начинания и как легко они сводятся на нет.

О романе «Новые места» Григория Данилевского

Воображение г. Данилевского не отличается ни силой полета, ни разнообразием и колоритностью картин. Нельзя сказать, чтоб фабула его романа «Новые места» была недостаточно сложна; но вместе с тем она страдает такою вялостью в рисовке картин, такою неясностью в изложении фактов, что критика самая добросовестная должна отказаться от попытки передать ее содержание. Как человек трудолюбивый, автор очень старательно нанизывает одно происшествие за другим, но из множества отдельных эпизодов, которыми обилует его рассказ, нет ни одного настолько занимательного, чтобы можно было вспомнить о нем даже немедленно по прочтении романа. Бог знает, чего тут нет: и степи, и суслики, и аисты, и исправники, и колонисты, и разбойники, и делатели фальшивых ассигнаций; но ни одному из этих элементов действия не отведено определенного места, все они до того сбиты и спутаны, что читатель не может даже дать себе отчета, суслики ли поймали фальшивых монетчиков или наоборот, или же и тех, и других накрыл деятельный исправник Капканчиков.

О редакторах «Современника» и издании «Полного собрания сочинений Г. Гейне в русском переводе»

О собственном поэтическом таланте г. Ф. Берга читатели «Современника» знают по его песне о птицах, которая была однажды цитирована в нашем журнале и которая начинается стихами:

Из-за моря птицы прилетали.
Прилетали, в роще толковали...

Теперь г. Ф. Берг пробует свои силы на издательском поприще и для первого опыта предположил познакомить русскую публику с Гейне, в переводах различных русских писателей. В вышедшем ныне томе помещены переводы самого издателя, гг. Страхова, Вс. Костомарова и Аверкиева. О достоинстве переводов можно сказать следующее: прозаические сочинения переведены добросовестно, хотя и довольно бесцветно; что же касается до стихотворных переводов, то их нельзя назвать иначе, как систематическим претворением Гейне в гг. «Скорбного поэта», Адамантова и Монументова.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо

Читайте также

Современники об Афанасии Фете
Мнения
Современники об Афанасии Фете
Воспоминания Ивана Тургенева, Василия Боткина, Николая Страхова и других литераторов и критиков о знаменитом поэте
Самые нелепые смерти в мировой литературе
Познавательно
Самые нелепые смерти в мировой литературе
Натереть зубы шалфеем, подавиться блином на поминках и неудачно притвориться мертвой
В какие произведения русской литературы нужно отправить «Ревизорро»
Познавательно
В какие произведения русской литературы нужно отправить «Ревизорро»
Осетрина второй свежести, тараканы в щах и грязные столы — эти и другие нарушения санитарных норм в книгах отечественных классиков
Кто хорошо читает аудиокниги?
Жизненно
Кто хорошо читает аудиокниги?
Знаменитости, которые озвучивают книги лучше, чем собственный голос в голове
Персонажи книг в фильмах: ожидание и реальность
Познавательно
Персонажи книг в фильмах: ожидание и реальность
Персонажи книг: как все было на самом деле
Познавательно
Персонажи книг: как все было на самом деле
Рассказываем о судьбе людей, с которых списаны любимые герои
Как не надо: вредные советы из литературы
Познавательно
Как не надо: вредные советы из литературы
Классические сюжеты, повторять которые бесполезно, немодно и даже опасно
Что это на обложке?
Жизненно
Что это на обложке?
Как иностранцы представляют себе русскую классику