10 цитат из книги «Маленькая Жизнь» Ханьи Янагихары

Мне кажется, единственная хитрость дружбы — это найти людей, которые лучше тебя

29 ноября, 2016

В конце 2016 года в магазинах появился роман «Маленькая жизнь» американской писательницы Ханьи Янагихары. Определить его жанр, направление, главную тему практически невозможно. История о дружбе? Мало. О любви? Тоже не совсем то.

В этой книге, как в учебнике по психологии, можно найти и мотив преодоления собственных страхов, и попытку пережить травмы прошлого и еще многое-многое другое. Но, конечно, это не учебник. Вторая книга Янагихары — блестящий роман с интересным сюжетом и богатым языком. Равнодушным он вас точно не оставит.

 

Мы отобрали 10 цитат из книги, которую нельзя пропустить:

В прежние времена — более строгие, отрезвляющие (но от которых в результате было куда больше толку) — все было гораздо проще: ты завязывал со всем в сорок, или после свадьбы, или когда появлялись дети, или через пять, через десять или пятнадцать лет. Тогда ты устраивался на настоящую работу, а все твои мечты об актерской карьере тускнели и становились историей, растворяясь в ней так же незаметно, как кубик льда в горячей ванне.

Но сейчас настала эра самореализации, сейчас довольствоваться тем, к чему душа изначально как-то не лежала, — мелко и слабохарактерно. Теперь в том, чтобы покориться судьбе, нет ничего достойного, теперь это считается трусостью.

Не понимал Энди только одного — что он оптимист. Из месяца в месяц, из недели в неделю он всякий раз делал один и тот же выбор: открыть глаза, прожить в этом мире еще один день. Этот выбор он делал, даже когда ему было так плохо, что казалось, будто боль переносит его в другое измерение, где все, даже прошлое, которое он всеми силами старался позабыть, сливалось в одну водянистую акварельную серость.

Нью-Йорк был населен честолюбивыми людьми. Зачастую только одна эта черта и объединяла его жителей.

<...>

Только здесь ты начинал думать, будто карьерой можно оправдать почти любое безумие, только здесь приходилось оправдываться за то, что веришь во что-то кроме себя.

Но никогда ему не думалось, что он этого не заслуживает или что надо больше трудиться, чтобы выразить свою благодарность; его семья счастлива, если он счастлив, и, значит, единственное его обязательство — быть счастливым, жить так, как хочется, делать все по-своему.

Она была единственным ребенком у своих родителей — как и я, как и мой отец — целая семья из единственных детей.

... Мне кажется, единственная хитрость дружбы — это найти людей, которые лучше тебя — не умнее, не круче, а добрее, благороднее, снисходительнее, — и ценить их за то, чему они тебя учат, и прислушиваться к ним, когда они говорят что-то о тебе, какими бы ужасными — или прекрасными — ни были их слова, и доверять им, а это труднее всего. Но и прекраснее всего тоже.

Иногда он думал, не дурачат ли его, не затеял ли весь кружок Джей-Би один большой перформанс, где гонками, амбициями и заботами реального мира, мира, который держался на плаву только благодаря деньгам, жадности и зависти, пренебрегали ради чистого удовольствия от работы.

Он понимал, что это ребячество, но все упрямые поступки и есть ребяческие. А здесь ему, кроме упрямства, вооружиться было и нечем. Терпение, упрямство, любовь — нужно верить, что этого ему хватит. Нужно верить, что они окажутся сильнее привычек Джуда, как бы усердно, как бы долго тот им ни следовал.

Еще недавно болезнь была таким частым их гостем, что они до сих пор с благодарностью проживали каждый ничем не примечательный день, даже если со временем они к таким дням и привыкли.

Он не понимал, почему они хотят, чтобы он жил дальше, но понимал, что хотят, и он так и сделал. В конце концов он научился снова получать от жизни удовлетворение, даже радость. Но начиналось это по-другому.


Из эпилога о романе:

И в самом деле, может быть, со времен “Трех мушкетеров” не было романа, где любовь так бесцеремонно оттеснялась бы на задний план, где бы не было ничего важнее товарищества четырех очень разных мужчин, их неколебимой преданности друг другу — Атос, Портос, Арамис, Д’Артаньян. Виллем, Джей-Би, Малкольм, Джуд.

Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2146  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2095  книг

Читайте также

Счастливые неудачники: 10 книг из шорт-листа Букера
Познавательно
Счастливые неудачники: 10 книг из шорт-листа Букера
Знаменитые романы, номинированные, но так и не получившие Букеровскую премию
Лучшие экранизации романов лауреатов Букеровской премии. Часть I
Познавательно
Лучшие экранизации романов лауреатов Букеровской премии. Часть I
«Дети полуночи», «Жизнь Пи», «Английский пациент» и другие книги, которые легли в основу культовых фильмов
15 лучших книг, удостоенных Букеровской премии
Познавательно
15 лучших книг, удостоенных Букеровской премии
Романы-лауреаты британского Букера
25 лучших американских романов XXI века
Познавательно
25 лучших американских романов XXI века
От Фоера и Франзена до Пинчона и Янагихары
Плохой секс как гарантия писательского успеха
Жизненно
Плохой секс как гарантия писательского успеха
Рассказываем, в чем феномен книги Кристен Рупеньян
5 поводов влюбиться в «Алую королеву» Виктории Авеярд
Познавательно
5 поводов влюбиться в «Алую королеву» Виктории Авеярд
Роман для подростков, который покорит и взрослую аудиторию
Арабская ночь с кровопролитием и политическими интригами
Познавательно
Арабская ночь с кровопролитием и политическими интригами
5 причин прочитать трилогию Шеннон Чакраборти
Как Томас Харрис создал самого привлекательного злодея в литературе
Познавательно
Как Томас Харрис создал самого привлекательного злодея в литературе