Новости автора Валерий Бочков

Валерий Бочков у главного микрофона на ММКВЯ

Автор «К югу от Вирджинии» и «Медового рая» Валерий Бочков поговорил о кинематографичности современного языка и объяснил, почему ему нравится писать о русских женщинах.
Валерий Бочков у главного микрофона на ММКВЯ

Валерий Бочков в третий день работы ММКВЯ выступил у главного микрофона. Автор, чьи книги называют фильмами Тарантино, пересказанными Набоковым, объяснил, почему для него одинаково важны форма и содержание.

Писатель подчеркнул, что несмотря на то, что Владимир Набоков считается признанным мастером формы, языковая вязь, которую он плетет, базируется на твердом основании, и у всех его историй есть очень жесткий каркас. С другой стороны, книга, написанная в соответствии с правилами, но без души вряд ли будет иметь успех. Профессиональный художник Валерий Бочков рассказал, что в создании романа и картины много общего. И в том и другом случае, прежде чем приступить к работе, автор придумывает собственный мир.

Идея романа «К югу от Вирджинии» пришла к Валерию Бочкову, когда он путешествовал по югу США. «Когда ты едешь в Америке на юг, ты удаляешься от моря. Попадаешь на территорию дикой религиозности, где христианство ближе к сектантству. Там на одной улице может быть 5-6 церквей, которые воюют друг с другом, но ты не понимаешь, чем они друг от друга отличаются. Это называется американская готика». Город, куда попал Валерий, казался абсолютно вымершим, даже единственный кинотеатр, горевший неоновыми огнями, был закрыт и заброшен. «В этой книге этой сцены и этого города нет, но это ощущение послужило отправной точкой для меня. Я понял, что героиня, а вместе с ней и читатель должны это испытать», — сказал Валерий Бочков.

Отвечая на вопрос о своих героинях он объяснил, почему у всех его героев русские корни и почему он чаще пишет о девушках. «Я не могу писать от лица голландца или американца. Я постоянно путешествую на протяжении тридцати лет, я жил в Голландии и Америке, я знаю этих людей, но влезть в их голову не могу. И потом они гораздо скучнее, чем русские люди. Для меня это нормальная форма жизни. Я знаю этих людей. Влезть в их голову я не могу, и они гораздо скучнее, чем русские люди. Я не ставлю задачи пропагандировать русскую душу и русский характер. А у русской женщины еще есть элемент сумасшедшинки, как у Настасьи Филипповны, и этот элемент интригует», — сказал Валерий Бочков.