08 октября, 2015

Как Харуки Мураками стал Леонардо Ди Каприо от литературы

Нобелевский комитет присудил премию по литературе 2015 года писательнице Светлане Алексиевич. Харуки Мураками, в очередной раз попавший в число фаворитов, вновь остался без почетного звания лауреата Нобелевской премии.
Как Харуки Мураками стал Леонардо Ди Каприо от литературы

Когда речь заходит о мастере своего дела, которого одинаково любят и суровые критики, и публика, но которого раз за разом обходит стороной главная профессиональная премия, то первым делом вспоминают Леонардо Ди Каприо. Актер пять раз номинировался на «Оскар», но каждый раз академики оставляли его без заветной статуэтки. И это при том, что в активе Ди Каприо целый букет наград от «Золотого глобуса» до премии канала MTV.

Похожее в последние годы происходит с Харуки Мураками, которого вот уже несколько лет подряд называют одним из фаворитов Нобелевской премии по литературе, но который так и не пополнил ряды лауреатов.

Началось все в 2011 году вскоре после выхода романа «1Q84», который в очередной раз подтвердил, что Харуки Мураками не просто популярный современный писатель, экспортирующий Японию на запад, а автор с большой буквы, каждым своим произведением оправдывающий и любовь многомиллионной армии поклонников, и критиков, и профессионального сообщества. Британская букмекерская контора Ladbrokes включила Мураками в число авторов, которые с большой долей вероятности могут получить Нобелевку, поставив его при этом на третье место в списке потенциальных лауреатов. Так что никто не удивился, когда премию в результате дали не ему, а шведскому поэту Томасу Транстремеру.

Но уже в 2012 году букмекеры, а вместе с ними и эксперты говорили о Мураками как о явном фаворите, обращая внимание на то, что Нобелевскую премию давно не получали писатели из Азии. А как известно, Нобелевский комитет далеко не всегда делает выбор, основываясь на литературных талантах лауреатов, и может принять решение, исходя из политической обстановки, общественных настроений и соображений толерантности. Частично эксперты и букмекеры оказались правы — премию получил азиатский писатель, только не японец Харуки Мураками, а китаец Мо Янь. Поклонники автора «Охоты на овец» и «Норвежского леса» повздыхали и приготовились ждать следующего года.

В 2013 году ситуация повторилась, причем аналитики Ladbrokes принимали на Харуки Мураками удивительно мизерную ставку 3 к 1, будто совсем не сомневались в его победе (для сравнения, в 2012 году соотношение составляло 10 к 1). И снова сенсация — Нобелевскую премию дали «темной лошадке» Элис Манро, 82-летней канадской новелистке, одинаково далекой и от политической повестки дня, и от социалки, и хоть от какой-нибудь скандальности. А ставки на Харуки Мураками, надо полагать, озолотили контору Ladbrokes.

В следующем году, учитывая опыт прошлых лет, заявления букмекеров звучали, как бородатый анекдот и вызывали разве что нервное похихикивание. Правда, в этот раз они отвели Харуки Мураками только второе место в списке фаворитов, поставив на первое кенийца Нгуги Ва Тхигонго. На третьем месте оказалась белорусская писательница Светлана Алексиевич, лауреат этого года. Увы, никто из этой троицы не выстрелил, а лауреатом Нобелевской премии по литературе 2014 года стал французский писатель Патрик Модиано.

Кстати, сам Харуки Мураками не в восторге от шумихи, которую устроили вокруг его имени и Нобелевской премии. В августе этого года вышла книга, в которой писатель отвечал на вопросы своих поклонников. Понятно, что среди писем, присланных ему, были и вопросы о премии. «Букмекеры, не имеющие отношения к Нобелевскому комитету делают какие-то ставки. Но это же не бега!» — написал тогда Мураками.

И все же 2015 год не стал исключением. Мураками, которого в очередной раз включили в тройку фаворитов, остался без Нобелевки, а лауреатом назвали Светлану Алексиевич. Так что блестящему японскому прозаику как минимум еще один год придется терпеть назойливые прогнозы букмекеров.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо