21 октября, 2016

Прочти первым: «Да здравствует сладкая месть!»

Отрывок из нового романа Сары Райнер

Прочти первым: «Да здравствует сладкая месть!»

Мы публикуем отрывок из романа «Да здравствует сладкая месть!» — новой книги популярной британской писательницы Сары Райнер, автора бестселлеров «Один момент, одно утро» и «Другой день, другая ночь».

 

— Мы опаздываем, — напомнил Дэн.

— Ой, еще пять минут, — пробормотала Орианна, прижимаясь к нему.

Положив голову ему на грудь, она ощущала каждый его вдох и выдох. И рассеянно смотрела в пространство поверх гераней на подоконнике: Орианна находилась в том полусонном состоянии после занятий любовью, когда больше ничего не имеет значения. Даже презентация, которую ей нужно было провести этим утром, казалась менее важной, хотя новый проект мог принести много денег рекламному агентству, где она работала.

Если бы ей было суждено умереть в эту минуту, она умерла бы счастливой. Если бы бомба рванула в квартире и обратила их в пыль, она бы посчитала это лучшим временем для ухода.

Глаза Орианны остановились на оконном ящике с цветами. Изящные красные лепестки на фоне пыльных ярко-зеленых листьев выглядели прекрасными. Даже в серенький денек, как сегодня, они бурлили жизнью, полные решимости цвести, бросая вызов окружающему.

Именно такие чувства вызывал в ней Дэн: мир казался возвышенным, обостряя ощущения. Самые обыденные картины были наиболее интенсивными: Орианна замечала детали, на которые в иной ситуации не обратила бы внимания.

Она похлопала его по животу:

— Сознаешь, что это одна из моих любимых частей твоего тела?

Дэн втянул воздух и напряг мышцы.

— Смотри, ты почти можешь видеть очертания моих мускулов.

Как бы Орианна ни любила его тело, однако она скептически усмехнулась. За последние несколько месяцев, благодаря постоянному сексу, она узнала каждый дюйм его тела. Невероятно, что она пропустила столь восхитительный признак мужественности.

— Где?

Дэн высвободился из ее объятий и сел.

— Здесь.

Действительно, на животе виднелись слабые контуры кубиков.

— Да!

— Я много поработал над ними. Вместе с Робом делал дополнительные приседания в тренажерном зале.

— Потому что я сказала, что люблю твое брюшко?

— Я всегда немного стыдился его, — проворчал Дэн.

— Да я не в осуждение.

— Знаю... Видишь ли, я не всегда был таким.

— Вот как?

— В детстве я был довольно толстым.

Ей трудно было это представить. Конечно, Дэн не идеал, но в очень неплохой форме для работника рекламы, у которого за плечами несколько лет пьянства и разврата.

Он почесал в затылке и пробормотал:

— Брат прозвал меня Пончиком.

— О нет!

Орианна ткнула Дэна пальцем в живот:

— Из-за этого?

— Прекрати! Щекотно!

— Что? Не слышу.

Она пощекотала его.

Беспомощный Дэн рассмеялся, но чтобы избежать дальнейших унижений, выбрался из постели и отправился в душ. Через несколько минут он вернулся, вытирая полотенцем стоявшие ежиком волосы.

— Хорошо бы отпраздновать успех сегодняшней презентации, — сказала Орианна. — Что ты делаешь сегодня вечером?

Затаив дыхание, она ждала ответа. Хотя они встречались не первый месяц и он никогда не давал ей причин тревожиться, Орианна теряла уверенность там, где речь шла о мужчинах. Переживала моменты застенчивости, боясь того, что Дэн скажет, что у него есть дела поважнее.

— У меня свидание с Робом в половине восьмого.

— Ясно.

Орианна отвернулась, чтобы он не заметил ее разочарования. Она по уши влюбилась в Дэна и не могла им насытиться. Хотя, возможно, следовало быть благодарной: эти утомительные встречи с личным тренером помогали держать его в форме.

— Но потом я свободен, — добавил Дэн.

Она обрадовалась.

— Я думала, что после вечерней тренировки вы, парни, захотите выпить.

— Да, но по-быстрому.

— Не хочу мешать.

— Нет-нет, ничего подобного.

«Я хочу видеть Дэна позже. И пора бы нам вместе показываться на людях. Тренажерный зал Роба может оказаться подходящим местом. Кроме того, неплохо бы получше узнать Роба. Все эти разговоры о животах теперь, когда у меня регулярные отношения... Неплохо бы и самой заиметь личного тренера. Он помог бы мне избавиться от лишних килограммов, к которым я предрасположена».

— Как насчет того, чтобы где-нибудь встретиться с вами обоими? Я бы хотела познакомиться с ним.

— Неплохая идея.

— Правда?

— Но я немного беспокоюсь за Роба.

— Почему?

Дэн такой милый. И как трогательно выглядит, когда обеспокоен!

— Хорошо, если ты будешь рядом.

— Полагаешь?

Хотя она в глаза не видела Роба, все же была польщена тем, что ему может потребоваться ее совет.

— Думаю, он...

Дэн почесал в затылке — признак того, что ему нужно в чем-то признаться.

Что это может быть? Наверное, у Роба проблемы с девушкой и Орианна с ее женской проницательностью сумеет помочь. Она рада побыть жилеткой. Встретив Орианну, он поймет, что кроме его девушки есть и другие, которые облегчат его боль... Нет, она влюблена в Дэна, хотя еще не сказала ему об этом, но все же приятно, когда тобой восхищаются. Орианна улыбнулась, подумав, что этим вечером у нее будет двое мужчин.

— Так что?

— По-моему, он ко мне неравнодушен.

На другом конце Лондона, в Бэттерси, под пуховым одеялом спал Роб, не зная, что его сексуальные предпочтения стали предметом утреннего разговора на Холлоуэе. Сегодня до ланча у него не было клиентов (слава богу), он может побаловать себя и выспаться в компании кота Потейто, прижавшегося к его ногам. Рев двигателей и гудки клаксонов в час пик превратились в мерное «шурх, шурх» обычного дорожного движения. А сосед по квартире давно захлопнул за собой дверь.

Наконец, Роб зашевелился. Друзья часто подшучивали над его способностью спать под любой шум, и сегодняшний день явился исключением. В двенадцатом часу Потейто решительно поскреб когтями подушку, возвещая о том, что проголодался. Роб протер глаза, злобно взглянул на Потейто, а потом и на будильник. Признал, что кот в полном своем праве, и, пошатываясь, побрел в кухню. Он часто утверждал, что из-за тяжелой физической работы нуждается в большем отдыхе, чем остальные, но, по правде говоря, спал так же долго, если перед этим весь день провел у телевизора.

— Скучаешь по Хлое? — спросил он Потейто и положил лишнюю ложку «Вискаса» в его миску, чтобы немного утешить.

Хлоя была прежней соседкой по комнате и несколько недель назад уехала на работу в Нью-Йорк, оставив ему кота. Роб тоже скучал по Хлое, но, по крайней мере, мог регулярно с ней переписываться по электронной почте.

Звонки и телефонные сообщения в США были дороги, а мэйлы ничего не стоили. Поэтому он писал Хлое несколько раз в день, чтобы держать ее в курсе событий своей жизни. Однажды даже сообщил ей о состоянии своего кишечника после неудачного применения нового индейского рецепта. Только когда она раздраженно ответила, что он выдает слишком много информации (застенчивой ее никак не назовешь), тем более что у нее полно важных дел (а Хлоя вроде бы приветствовала всякую возможность отвлечься), Роб понял, что надо сократить частоту своей корреспонденции.

Наконец, он оделся, подгоняемый необходимостью заплатить самые неотложные долги и продолжать покупать дизайнерские сорочки, а время от времени и модные напитки. Вооруженный многочисленными туалетными принадлежностями и рабочей сменой одежды, он направился в Уэст-Энд, чтобы купить чего-нибудь поесть в Чайнатауне. Потом двинулся в тренажерный зал на встречу с первой клиенткой из «Грин интегрейтид», агентства в Сохо, служащие которого составляли значительную часть его клиентуры. С женщиной, которую он никогда не видел раньше.

Айви.

 


Читайте материалы по теме:

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо