24 сентября, 2018

Прочти первым: «Осень» Али Смит

Отрывок из романа, вошедшего в шорт-лист Букеровской премии в 2017 году

Прочти первым: «Осень» Али Смит

«Осень» — роман шотландской писательницы Али Смит, ставший настоящей сенсацией в 2017 году. Он попал в шорт-лист британского Букера и лонг-лист премии Гордона Берна. Многие авторитетные издания, среди которых The New Times, The Washington Post и Financial Times, признали его лучшей книгой года.

Мы публикуем отрывок из «Осени» Али Смит.

 

***

Ну что ж.

Он стряхивает песок с ног, рук и груди, а затем и с ладоней. Наблюдает за полетом осыпающихся крупинок. Опускает руку и набирает в нее песка. Только взгляни. Как много.

Припев:

Сколько миров держит рука.
В горстке песка.
(Еще раз.)

Он раскрывает ладонь. Песок высыпается.

Теперь, встав на ноги, он чувствует голод. Разве можно быть мертвым и в то же время голодным? Разумеется, можно: все эти голодные духи, пожирающие сердца и души людей. Он полностью разворачивается к морю. Он не плавал на лодке больше пятидесяти лет, к тому же это на самом деле не лодка, а жуткий новомодный бар, заведение для речных вечеринок. Он садится на песок и камни, но болят кости в его... он не хочет выражаться, там дальше на берегу девушка, болят как, он не хочет выража...

Девушка?

Да, окруженная кольцом из девушек, исполняющих волнообразный танец, похожий на древнегреческий. Девушки довольно близко. Они приближаются.

Так не годится. Нагота.

Осень Али Смит Осень

Он снова смотрит новыми глазами туда, где минуту назад было его старое тело, и понимает, что мертв — наверное, мертв, безусловно, мертв, ведь тело не такое, как в последний раз, когда он смотрел на него: оно выглядит лучше, выглядит довольно хорошо, как и положено телу. Оно кажется очень знакомым, очень похожим на его собственное, но в ту пору, когда оно было молодым.

Девушка рядом. Девушки. Его охватывает сладкая глубокая паника и стыд.

Он бросается к длинным поросшим травой дюнам (он умеет бегать, бегать по-настоящему!), прячет голову за пучком травы, проверяя, никто ли не следит, никто ли не идет, и — сломя голову (снова! даже не запыхавшись!) через равнину к лесу.

В лесу можно укрыться.

Возможно, там будет и чем прикрыться. Но какая чистая радость! Он уже и забыл, каково это — чувствовать. Или хотя бы осознавать собственную наготу рядом с чьей-то красотой.

Небольшая рощица. Он исчезает в этой рощице. Идеально: земля в тени, устланная листвой, палая листва под ногами (красивыми, молодыми) сухая и твердая, а на нижних ветвях — буйство ярко-зеленой листвы, и глянь-ка, волосы у него теле снова черные как уголь — на руках и от груди до самого паха, где они густые, да и не только волосы, все утолщается, глянь-ка.

И впрямь рай.

Главное — никого не оскорбить.

Он может сделать здесь ложе. Может остаться тут, пока не сориентируется. Сорриентируется. (Каламбуры — прибежище бедняка; бедный старина Джон Китс, ну бедный-то он бедный, а вот старым его все-таки не назовешь. Осенний поэт, зимняя Италия, за несколько дней до смерти он вдруг стал каламбурить, словно будущего нет. Бедолага. Будущего действительно не было.) Он может навалить на себя эти листья, чтобы не замерзнуть ночью, если после смерти существует такое явление, как ночь, и если та девушка, те девушки хоть немного приблизятся, он навалит на себя целую груду, только бы их не оскорбить.

Скромняга.

Он и забыл, что в самом нежелании оскорбить есть телесность. Теперь его охватывает приятное чувство скромности, как будто он пьет цветочный нектар. Колибри просовывает клюв внутрь венчика. Такой густой. Такой сладкий. Какое слово рифмуется с нектаром? Он сошьет себе костюм из листвы, и, не успел он об этом подумать, как в руке вдруг появляются игла и какие-то золотистые пестрые нитки на катушечке, глянь-ка. Он же мертвый. Скорее всего. В конце концов, быть мертвым — это, пожалуй, довольно хорошо. Это сильно недооценено современным западным миром. Кто-то должен им сказать. Кого-то нужно послать, чтобы он пробрался обратно, куда бы то ни было. Эмиссар. Аватар. Ягуар. Юбиляр. Циркуляр. Кулинар. Экземпляр. Санитар.


Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо

Читайте также

5 осенних новинок для интеллектуалов: зарубежная проза
Тренды
5 осенних новинок для интеллектуалов: зарубежная проза
Бернар Вербер, Паоло Коэльо, Али Смит и другие — о борьбе человека с беспощадным временем
Счастливые неудачники: 10 книг из шорт-листа Букера
Познавательно
Счастливые неудачники: 10 книг из шорт-листа Букера
Знаменитые романы, номинированные, но так и не получившие Букеровскую премию
15 лучших книг, удостоенных Букеровской премии
Познавательно
15 лучших книг, удостоенных Букеровской премии
Романы-лауреаты британского Букера
Лучшие экранизации романов лауреатов Букеровской премии. Часть I
Кино
Лучшие экранизации романов лауреатов Букеровской премии. Часть I
«Дети полуночи», «Жизнь Пи», «Английский пациент» и другие книги, которые легли в основу культовых фильмов
Синдром Клерамбо, или Как сходят с ума герои книг
Познавательно
Синдром Клерамбо, или Как сходят с ума герои книг
Краткий курс психиатрии по роману Элизабет Макнил «Мастерская кукол»
10 фактов о прерафаэлитах
Познавательно
10 фактов о прерафаэлитах
Все, что нужно знать о художественном братстве
Э. Л. Джеймс: «Есть и другие истории, которые я хотела бы рассказать»
Мнения
Э. Л. Джеймс: «Есть и другие истории, которые я хотела бы рассказать»
Автор «50 оттенков серого» о выходе своего нового романа «Мистер»
Благие знамения
Познавательно
Благие знамения
15 остроумных цитат из книги Терри Пратчетта и Нила Геймана, которые не могут не рассмешить