31 августа, 2018

Прочти первым: «Свадьбы не будет» Анны и Сергея Литвиновых

Отрывок из нового романа писателей

Прочти первым: «Свадьбы не будет» Анны и Сергея Литвиновых

«Свадьбы не будет» — новый детективный роман Анны и Сергея Литвиновых. Мы публикуем из него отрывок.

 

***

Савелий Юрьевич завершил обход страждущих поздним вечером. Семь домов в разных краях деревни посетить — не шутка. Ноги с непривычки гудели. Настроение с каждым часом становилось все поганее.

Съемочная группа выделила доктору гостевой дом со всеми удобствами, и кровать здесь оказалась с ортопедическим матрасом, но все равно перспектива ночевать в Селютино чрезвычайно раздражала. Как он в незнакомом месте уснет? Давно уже не интерн, кто хоть в ординаторской дремлет, хоть на жесткой койке в дежурке.

Еще больше раздражало, что он — главный по медицине во всем Грибовске — не понимал природу хвори, свалившейся на временно местных жителей.

Народ в Селютине увлеченно муссировал тему натуральной оспы, но шеф-редактор честно рассказала про постановку с мнимым инвалидом, и Савелий Юрьевич сбросил страшный диагноз со счетов.

Проще всего, конечно, объявить стандартное ОРВИ, но чутье — хотя и притупилось за годы административной работы — прямо-таки вопило: нет, здесь что-то иное.

У троих — обычные катаральные явления.

Шустрый журналист неведомым образом выздоровел всего за сутки. Однако у безутешной блондинки сыпь неясного генеза, а это всегда тревожно. Да и еще у двоих симптомы нетипичные для обычной простуды. Оператор жалуется на сильную тошноту и рвоту. У осветителя боли в пояснице. ОРВИ, аллергическая реакция, кишечная инфекция, пиелонефрит? В одно время и в одном месте?

Может, все-таки позвонить в область? Прямо сейчас? Пусть присылают — вертолетом — бригаду! И — очень желательно! — инфекциониста. Сыпь — всегда тревожно.

Хотя ночью все равно ведь не полетят. А завтра с утра можно снова навестить пациентов, посмотреть динамику и тогда уже делать выводы.

С этой мыслью Савелий Юрьевич и улегся в постель. Может, ортопедический матрас вкупе с деревенскими просторами и вольным воздухом станет панацеей? И ему удастся наконец выспаться?

Однако только начал проваливаться в приятное небытие, зазвонил телефон.

— Да! — злобно рявкнул доктор.

Когда из сна выбили в самом начале — однозначно потом крутись в постели до утра.

— Савелий Юрьевич? — ласково поинтересовался незнакомый мужской голос с легким восточным акцентом. — Вам большой привет. От супруги Марины Романовны и вашей дочки Ларисы.

 

***

Часов в десять утра по Селютину с ревом пронесся джип.

Надя — девушка удивительно быстро приобрела деревенскую привычку сидеть у окошка — оповестила:

— Доктор поехал. Хотя нет! У того «Пасфайндер», а этот круче гораздо. Дим, посмотри!

Полуянов подошел с чашкой кофе, пригляделся:

— Это Клычко-Желяев.

— Да ладно! Зачем он сюда?

— С ревизией. Всем пистон сейчас вставит.

Но Дима не угадал.

Спустя час репродукторы, которые недавно сзывали всех на сдачу норм ГТО, бодрым голосом ведущей оповестили:

— Дорогие друзья! Вы еще не забыли, что такое выходной день? Поздравляем, сегодня он для вас наступил. После обеда мы всей командой едем в Грибовск. Будет большая программа: сначала пойдем в кинотеатр на премьеру, потом будет банкет в лучшем городском ресторане. Также мы снимем небольшой и очень милый кулинарный конкурс. Сбор в пятнадцать ноль-ноль. Ждем вас нарядными и в отличном настроении!

— Класс! — возликовала Митрофанова. — Мы поедем в город! В настоящий город! Где нет коров!

Полуянов тоже обрадовался:

— Не думал, что могу соскучиться по людям и светофорам.

— Я подберу тебе костюм, — вскочила Митрофанова.

— Ни за что.

— Ладно. Тогда брюки и рубашка под джемпер. Но больше не спорь.

Зашипел утюг, запахло горячей тканью.

Дима вернулся к компьютеру. Он только что просмотрел криминальные сводки Новосибирска. Надеялся: вдруг выплывет хотя бы намек на Анатолия. Или на каком-нибудь месте преступления объявится, будто в крутых детективных романах, картинка с тщательно прорисованной красной розой.

Но ничего подобного, конечно, не нашел и теперь — просто от безделья — метался от сайта к сайту.

Городской театр и ресторан, где барменствовал Анатолий, контент не обновляли месяца два. Людмила Петельская тоже оказалась неуловимой. Где она все-таки работает? Версию с органами Дима отмел сразу: истеричку, которая обливает себя бензином, туда не возьмут. Да и поездка на дорогой мальдивский курорт за кредитные деньги выдает человека безответственного, невыдержанного. Может быть, в «стыдном» месте трудится? Вроде скотобойни или морга? Но подобные организации, если вдруг и есть у них сайты, информацию о своих сотрудниках обычно не публикуют.

Или она вообще инвалид по психическому заболеванию и живет на пенсию? Хотя нет, куда-то на работу ведь каждый день ходила.

Полуянов досадливо отодвинул компьютер.

Надя услужливо предложила:

— Мыться будешь? Я бойлер включила и чистые полотенца повесила.

— Ты первая, — улыбнулся он. — Я сейчас приду.

И отправился к Анатолию.

Алла препон не чинила — допустила к больному.

Ничего себе, как щеки ввалились! Глаза блестящие, губы обметаны. Диме инстинктивно захотелось натянуть защитную маску.

Свадьбы не будет Анна и Сергей Литвиновы Свадьбы не будет

Но он смело присел на край кровати. Пробормотал:

— Толь, ты как?

— Спасибо. Хреново.

— Что болит?

— Всё, — лапидарно отозвался страдалец.

Судорожно сглотнул.

— Глотать больно? — сочувственно спросил Полуянов.

Тот помотал головой:

— Комок какой-то. Мешает.

Попытался привстать, скривился, охнул:

— Спину тянет кошмарно.

М-да. Ничего общего с Диминой классической — и чепуховой — простудой.

— Ты просто апельсинов принес или надо чего? — с видимым усилием произнес Анатолий.

Ему явно хотелось поскорее лечь и закрыть глаза.

Полуянову вдруг подумалось: проще было редакторов вызвать на откровенность. Те — раз приглашали бывшую Толину невесту на съемки — несомненно, выяснили всю ее подноготную.

Но раз шел по делу, нечего теперь притворяться заботливым другом.

— Хотел про Петельскую спросить.

— Зачем тебе она? — поморщился Анатолий.

— Да я еще с тех съемок голову ломаю. Где-то ее видел. А где — вспомнить никак не могу, — сымпровизировал Дима.

Больной слабо улыбнулся:

— В полиции мог видеть. В суде. У нас в Новосибирске.

— А что она там делает?

— Переводит. С ходжарского.

— С какого?!

— В России почти двести тысяч этнических ходжар. Разумеется, иногда нужен переводчик.

— А Петельская откуда язык знает? — изумился Полуянов.

— У Людки отец ходжарец. Она в республике до двадцати лет жила. Там школу закончила, в институте два курса. Вот ее полиция и привлекает на допросах переводить. Работа по договору.

— Твоя невеста — наполовину ходжарка?

— Ага, — поморщился Анатолий. — Бэла, блин. Ее настоящее имя.

— А фамилия?

— Фамилия мамина. Бэла Петельская.

— Ты вроде не знал, где она работает, — вспомнил Дима.

— Знал. Просто она просила не говорить никому. Я понимал, почему. У нас в городе ходжарцев не особо жалуют.

Полуянов — хотя ни разу не расист — представителей маленькой, но гордой южной республики тоже остерегался. Не любил шумные и наглые компании в метро, свадьбы со стрельбой. Привычку называть «братом», но при любой возможности обманывать.

Да, угораздило русского красавца Анатолия найти себе невесту. Ходжарцы маниакально мстительные, все говорят.

— А твоя Бэла кем себя считала — ходжаркой? Или русской?

— Хотела стать нашей. Изо всех сил, — усмехнулся Анатолий. — Но горы, знаешь ли, легко не отпускают.

— Но раз она допросы переводила, значит, против своих работала?

— Она просто хороший переводчик. И любит это дело, — возразил бывший жених. — Еще английский знает. Недавно в экспедицию ездила. В Якутск. Совместный проект с учеными из Америки и Ходжарии.

— И что они там искали?

— Кости, что ли, мамонтовые.

Упал на подушки, закрыл глаза. Пробормотал:

— Дим, прости. Что-то устал я совсем.

Надя бы в подобной ситуации немедленно взялась выгонять незваного гостя. Но Алла только плечом дернула — слабак, мол.

Толя начал поворачиваться на бок, одеяло сбилось, и Дима увидел на сгибах его локтей ярко-красные пятнышки.

Махнул Алле, та подошла, кивнула:

— Его сегодня с утра обсыпало.

— Доктору звонила?

— Да, он был. Говорит, кожная реакция. На высокую температуру.

Дима нахмурился. И бухнул:

— Толь, каким образом можно транспортировать вирус оспы?

— Что?! — вскинулся Анатолий.

— Тот психиатр тебя вестником смерти назвал. Может, потому что ты сюда эту заразу привез?

Тут даже равнодушная Алла возмутилась:

— Дим! У тебя с головой вообще все в порядке?

Анатолий же просто отвернулся к стене, укрылся с головой одеялом.


Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2594  книги
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2585  книг
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам