22 декабря, 2021

«Страшное тут место. Москвичи здесь веками котят топили»: отрывок из книги «Тень»

Эксклюзивный фрагмент дебютного романа Ивана Филиппова

«Страшное тут место. Москвичи здесь веками котят топили»: отрывок из книги «Тень»

Продюсер и автор телеграм-канала «Запасаемся попкорном» Иван Филиппов в своем фантастическом романе «Тень» соединил привычную нам Москву и сумрачный мир мертвецов, нечисти, загадок и тайн.

Подмосковия, населенная неупокоенными душами, приняла в свои ряды следователя Степу Корнеева. И на этом приключения уже почившего сыщика не закончились. Загадочный злодей собирается уничтожить столицу, и этому может противостоять только Корнеев.

Тень Тень Иван Филиппов Твердый переплет449 ₽ В корзину В корзину

Иван Филиппов написал городское фэнтези, которое понравится тем, кому не хватило мистических приключений Ночного дозора. Меняя оптику от первого лица к третьему и обратно, Филиппов умело прячет в тени междустрочья намеки на разгадку.

«Эту книгу я прочитал, как говорят, в один присест, залпом. Как это делал в детстве, проглатывая фантастику, уносившую меня в далекое будущее и неизведанный космос, или фэнтези, перемещавшее меня в другие миры и времена.

„Тень“ напомнила мне об этом детском празднике. Не только своей увлекательностью, иронией и динамизмом повествования. Но и насыщенностью, огромным количеством исторических фактов и деталей, особой „витаминозностью“ чтения. Книга написана москвичом, любящим и очень хорошо знающим историю своего города и всей страны. И умело, легко и остроумно интегрирующим мало кому знакомые контексты в лихое, современное и дерзкое повествование. Читать книгу Вани Филиппова „Тень“ — искреннее и крайне небесполезное удовольствие».

Александр Роднянский, продюсер

Представляем вашему вниманию отрывок из книги.

***

Успокоившись, Степа еще раз осмотрелся.

Он действительно вышел к реке, но совсем не туда, куда собирался. Перед ним не было того изящного мостика, по которому они с Фомичом шли к терему. Взамен Степа увидел набережную, по которой лениво прогуливались жители Подмосковья: девчонки в джинсах, крестьяне в лаптях и зипунах, изящные дамы в красивых платьях и с зонтиками. Рядом с летней беседкой, стоящей прямо у воды, устроилось трио уличных музыкантов. Высокий суровый мужик с рыжими усами играл на контрабасе, его товарищ в котелке — на гитаре. Тельняшка на груди усатого была разорвана, и на ней виднелись омерзительные рваные раны, как будто кто-то не просто пытался его убить, а хотел разорвать его тело на множество кусочков. Рот и глаза музыканта в котелке были зашиты суровыми нитками. Музыканты подыгрывали тоненькой девочке в полосатом платье, которая неожиданно низким голосом пела французскую песню. Степа остановился и заслушался. И опять усилием воли заставил себя оторваться от этого необычного зрелища. Надо было искать выход.

Раз уж я нашел реку, значит, надо искать другой мост. Возвращаться назад, навстречу возможной погоне, было бы странно. Степа решительно пошел вдоль реки. Ему было непривычно видеть Яузу такой: без машин, без уродливых домов по берегам. Река была настолько чистой, что Степа видел дно и стайки рыб. Ему показалось, что из воды, с самого дна, зеленоватый рак приветливо помахал ему клешней. Набережная кончилась, и Степа теперь шел через луг. Впереди сквозь рощу он увидел очертания Большого каменного моста и начал понимать примерную географию места, куда попал. Точнее, места, опять поправил он себя, которое нарисовало ему воображение. Оно было похоже на сконцентрированную версию настоящей Москвы. География здесь лишь относительно совпадала с московской, расстояния были меньше, и районы неожиданно и причудливо перемешивались. Степа зашагал быстрее.

Из рощи навстречу ему вышел кот. Большой, пушистый, он вальяжно миновал деревья и улегся на солнце. Услышав шаги, кот насторожился. Поднялся и пристально посмотрел на идущего к нему человека. Протяжно мяукнул. Как будто отвечая его зову, из рощи вышел еще один кот. И еще.

Пара котят спустились по стволу липы и уставились на Степана. За какие-то минуты все пространство между деревьями заполнилось котами, кошками и котятами всех возможных пород и мастей. Степа любил кошек, но в разумных количествах. Вид целой кошачьей стаи его встревожил. Звери смотрели на него недобро: щурились и шипели. Степа попятился — кошки двинулись на него. Их теперь были сотни, и они шли прямо на Степана. Однажды, в прежней жизни, Степа был на вызове и помогал открыть квартиру, в которой умерла пожилая хозяйка. Он отчетливо помнил, что именно могут сделать голодные кошки с беззащитным человеком, вид обглоданного тела еще не раз потом тревожил его сон. Кошачья армия явно почувствовала Степин страх. Огромный рыжий кот прыгнул на него с разбегу — когтями вцепился в грудь и начал царапаться. Степа сбросил кота и побежал. С отвратительным мяуканьем стая пустилась за ним.

Кошки кошками, а до моста надо добраться, и Степа попытался обогнуть рощицу слева. Он легко перепрыгнул через поваленное дерево и... покатился кубарем под гору. Степа оглянулся и понял, что не заметил, как споткнулся о лежащую на берегу девушку в белой рубахе. Девушка встала и взглянула на Степу мертвыми ненавидящими глазами. Лицо ее распухло и посинело от воды. Утопленница. И не одна. Вокруг девушки из реки поднимались все новые и новые утопленницы: спереди, сзади — вся полянка была заполнена фигурами девушек и женщин: в рубахах и платьях, в брючных костюмах и сарафанах. Синеватые, иногда сильно разложившиеся тела двигались в сторону Степы. В отличие от мертвых, которых он видел в тереме, утопленницы не выглядели «живыми». Они не говорили, на их синеватых лицах не было никаких эмоций, кроме ненависти и... голода. Степа хотел было бежать, он все еще видел спасительный мост, но цепкие руки схватили его и потащили. Утопленницы тащили его по траве к реке. Котята царапали и кусали его волочащееся тело. Степа пропал.

Над полянкой раздалась автоматная очередь. Фомич догнал Степу, и очень вовремя. Утопленницы с шипением отпустили Степу и медленно отступили обратно в рощу. Кошки бросились врассыпную. Степа сидел на траве, покусанный и поцарапанный, и недоуменно смотрел на идущего к нему Фомича.

— Ну дурак. Даже убежать не можешь по-человечески. Всего-то надо было вернуться по дороге, по которой я тебя вел, а ты повернул к гиблым.

— Гиблым?

— К мосту большому. Страшное тут место. Москвичи здесь веками котят топили, а звери не забывают. Они помнят, что с ними сделали, и если последнее, что ты помнишь — это мешок, всплеск и обжигающее отсутствие воздуха, то потом людей любить сложно. Нельзя сюда ходить.

— А женщины?

— Бабы-то? Утопленницы. Отчаявшиеся девушки с этого моста прыгали. От неразделенной любви, от потери и горя, от невозможности жизни... Выйдешь на мост — а тут река, Кремль красивый золотом играет. Прыг — и нет больше твоих тревог.

Фомич замолчал и помог Степе подняться.

— Тебе объяснили ведь, что в нашем мире живут неупокоенные души, да?

Степа кивнул. Сил спорить и объяснять, что и мир этот, и сам Фомич были лишь плодом его воображения, у него не было.

— Самоубийцам тут особенно плохо. Нет у них возможности ждать суда спокойно, они для себя все решили и переживают тут только одно: мгновение своей смерти. Отчаяние и боль. Мы хоть как-то можем притворяться, что еще живем, а они — нет.

Фомич замолчал и поправил автомат, болтающийся на плече.

— Пошли, мусор. Дело у тебя есть.

Книги по теме
Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 53558  книг
Яндекс Дзен
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 53555  книг

Читайте также

Чайна Мьевиль: с чего начать читать британского фантаста? Познавательно
Чайна Мьевиль: с чего начать читать британского фантаста?
Знакомимся с творчеством одного из самых «странных» британских авторов современности
С чего начать читать Джо Аберкромби? Тренды
С чего начать читать Джо Аберкромби?
Рассказываем о наиболее важных романах автора
Познавательно
Классика фэнтези, которую вы могли пропустить
Рассказываем о 5 авторах, вошедших в историю жанра
Классика фэнтези, которую вы могли пропустить
Авторы, доказавшие, что для фантастики нет границ и языковых барьеров Тренды
Авторы, доказавшие, что для фантастики нет границ и языковых барьеров
Новый Лукьяненко: что говорят о романе «Тень» Тренды
Новый Лукьяненко: что говорят о романе «Тень»
Собрали отзывы о дебютной книге продюсера Ивана Филиппова
Исландские эльфы: кто они и где их найти Познавательно
Исландские эльфы: кто они и где их найти
Мнения
Книжная полка писателя: выбор Антонины Крейн
«Выйти из чата», «НИ СЫ» и другие книги, которые понравились автору серии о мире Шолоха
Книжная полка писателя: выбор Антонины Крейн
Мнения
Антонина Крейн: «Я была наедине с собой и придумывала волшебный мир, где мне было бы хорошо»
Автор «Шолоха» — о профессии и переходе из самиздата в бумагу
Антонина Крейн: «Я была наедине с собой и придумывала волшебный мир, где мне было бы хорошо»