27 января, 2017

Герои Павла Бажова: миф или авторский вымысел?

Архетипичность образов, придуманных знаменитым писателем

Герои Павла Бажова: миф или авторский вымысел?

Павел Петрович Бажов (1879 — 1950) — русский писатель, фольклорист и революционер, автор легендарного сборника «Малахитовая шкатулка».

Изначально сказы для будущей книги Бажов выдал за народные легенды. Они были созданы во второй половине 30-х годов, когда историку Владимиру Бирюкову было поручено собрать фольклор уральских рабочих.

Бирюков долго общался с жителями Урала, но нужного материала для сборника не нашел. Тогда Бажов, редактор издания, предложил Бирюкову включить туда истории, которые он слышал в детстве. Так свет увидели «Дорогое имячко», «Медной горы Хозяйка» и «Про Великого Полоза».

Позже тексты Бажова были напечатаны в журнале «Красная новь». Когда выяснилось их художественное происхождение, автора хотели наказать за фальсификацию. Ситуацию спас поэт Демьян Бедный, ссылаясь на книгу Семёнова-Тян-Шанского, где есть примечание о горах Азова, поэт утверждал, что Бажов мог позаимствовать сюжеты оттуда.

Писатель действительно заимствовал многое из народного фольклора. Так, его герои имеют мифологических предшественников. Мы попробовали определить архетипы некоторых из них.

 

Дед Слышко — рассказчик, у которого был вполне реальный прототип — сторож заводского склада Василий Хмелинин. Тем не менее, образ деда можно соотнести со сказителем Баяном. Он единственный, кто знает весь описываемый им мир, он же выступает связующим звеном между прошлым, настоящим и будущим.

Всезнайство Слышко не выходит за пределы сысертских заводов. Чтобы понять, что происходило вне обозримого для него пространства, он нуждается в помощи. Как и многие фольклорные персонажи, Слышко обладает целым рядом посредников, среди которых и живые герои, и неодушевленные магические предметы.

Несмотря на заявленное авторство «Сказов», Слышко выступает в качестве alter ego самого Бажова, заменяя его в сознании читателей.

 

Хозяйка Медной горы — дух или бог местности. Этот персонаж появляется перед героями или в виде прекрасной женщины, или в виде ящерки в короне. Как и любой дух, Хозяйка привязана к области своих владений и считает себя здесь полноправной правительницей.

Ее не интересуют события, происходящие в поселке, но она не может простить нарушения границы: «Не любит будто она, как под землей (в зоне ее господства, ред.) над человеком измываются». Поэтому-то и погибает Северьян, герой сказа «Приказчиковы подошвы», поэтому-то «заграничной барыне», объявившей себя единственной хозяйкой горы, и предстоит узнать почем фунт лиха (сказ «Таюткино зеркальце»).

Еще две ипостаси Хозяйки — персонификация «земли-матери» и персонификация рока. Женские персонажи в сказах Бажова вообще нередко выступают в качестве олицетворения судьбы.

Р. Р. Гельгардт указывает на родство Хозяйки Медной горы с Царицей гор из новелл немецких романтиков «Руненберг» Л. Тика (1804) и «Фалунские рудники» Э. Т. А. Гофмана (1819).

 

Великий Полоз — змей, образ которого восходит и к языческим змеям разных культур, символизирующим плодородие, бесконечность мира (Уроборос), домашний очаг, мудрость, и к христианской культуре (искушение).

У Бажова полоз изначально предстает нейтральным существом, также, как и Хозяйка Медной горы, охраняющим свои владения: «Не любит, вишь, он, чтобы около золота обман да мошенство были, а пуще того, чтобы один человек другого утеснял».

Полоз мудр, сразу распознает на что падок Костька, но суров и мстителен. Как и любому духу, ему чужды человеческие чувства, поэтому он и преследует одну из своих дочерей, Золотой волос, за то, что та посмела выйти замуж за башкирского богатыря Айлыпа.

Интересны и дочери Полоза: змеевки. Во-первых, уже упомянутая Золотой Волос — женщина с прекрасными волосами, может соотноситься с другим мифологическим существом — Медузой Горгоной, также восхищавшей окружающих своей внешностью до тех пор, пока Афина не превратила ее в чудовище. Во-вторых, образ женщины-змеи присутствует во многих эпосах, оттуда он перекочевал и в сказки. Один из самых известных подобных персонажей — Серпентина из сказки Гофмана.

В произведениях Бажова присутствует еще один змей — Дайко, натура которого также двойственна. С одной стороны, Дайко одаривает золотом Глафиру с Перфилом, с другой, именно из-за золота исчезает староверческая община на Урале.

 

Бабка Синюшка — еще один персонаж, отражающий женское агрессивное начало. Перед удалыми и сильными бабка оборачивается «красной девкой», пытаясь их погубить, так что с одной стороны этот персонаж родственен сиренам.

С другой — Синюшка, персонификация болотного газа, отождествляется с Бабой Ягой — персонажем, нередко выступающим в роли волшебного дарителя против своей воли: «Сживи Синюшку с места, и откроется полный колодец золота да дорогих каменьев».

 

Олень Серебряное Копытце — сказочный персонаж, который, кажется, целиком выдуман Бажовым. Однако и здесь можно найти мифологические корни. Как считает писатель Алексей Иванов, много лет посвятивший изучению истории и культуры Урала, в Серебряном Копытце наиболее полно отразилась мифология финно-угров. Герой Бажова — русифицированная переработка Лося, которому поклонялись древние финно-угорские народы.

На своих рогах Великий Лось нес солнце и не мог вступить на землю, потому что она была слишком скверной для него. Именно поэтому, призывая Лося, шаманы готовили серебряные блюда, чтобы тот мог встать на них. В блюда обычно складывали подношения великому духу: монеты и драгоценные камни. Отсюда и бажовский образ оленя, из-под копытца которого брызжут самоцветы.

У Серебряного Копытца есть и совсем прямой собрат: Золотая Антилопа из индийской народной сказки, также одаривающая сироту неслыханным богатством.

Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2709  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2699  книг
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам