15 декабря, 2017

(Не)заслуженно забытое, или Как читать роман «Огненный ангел»

Знакомимся с произведением Валерия Брюсова
(Не)заслуженно забытое, или Как читать роман «Огненный ангел»

Валерия Брюсова не любили ни современники, ни составители школьных программ. Его первый (и самый значительный) роман, «Огненный ангел», критики разнесли в пух и прах. Не жалуют это произведение и сегодня. Но вот незадача: роман, пусть и плохой, заметно повлиял на отечественную культуру начала XX века.

Мы считаем, что почти в любом тексте можно найти что-нибудь интересное, ну хотя бы отражение эпохи, в которую он был создан. Попробуем поискать это отражение и в «Огненном ангеле».

Образ femme fatale в начале XX века и в романе

Русская литература вошла в XX век с мечтой о «вечной женственности». Софию и «Жену, облеченную в солнце», воспевал Владимир Соловьев. Стихами о Прекрасной даме ему вторил Александр Блок. Поэты и философы увлеклись средневековым мифом об идеале, а вот настоящим живым женщинам в этой парадигме, увы, места не было. Однако время на месте не стояло. Начало прошлого столетия — не только эпоха «духовного Ренессанса» в России, но и период феминизации. Женщины становятся раскрепощеннее и самостоятельнее. Многие из них стремятся к свободе и материальной, и сексуальной. Что же сделали мужчины? Кажется, просто испугались.

Наравне с мифом о вечной женственности начинает рождаться миф о femme fatale — женщине как носительнице злого, страшного начала (тоже, кстати, средневековое убеждение). Пышным цветом он расцветет в русских немых киномелодрамах 10-х годов, но колыбелью идеи стала именно литература. А Брюсов, издавший «Огненного ангела» уже в 1907 году, — одним из «отцов-основателей».

Главная героиня его романа — ведьма Рената — разбивает сердца сразу двух мужчин: влюбленного в нее ландскнехта Рупрехта и любимого ею молодого графа Генриха фон Оттергейма. Под руководством красотки, одержимой злым духом, Рупрехт начинает изучать трактаты по демонологии, проводить магические ритуалы, знакомится с доктором Фаустом, Мефистофелем, оккультистом Агриппой Неттесгеймским. Апофеозом страданий бедного ландскнехта стал полет на шабаш. Впрочем, шабаш ли это был или все видения Рупрехта оказались лишь результатом работы мази с наркотическими веществами, мы никогда не узнаем. Весь роман балансирует на грани сна и реальности. Одно можно утверждать с уверенностью: ни до чего хорошего общение с Ренатой молодого человека не довело. Сама Рената, кстати, тоже плохо кончила.

Роман с ключом

Нужно сказать, что Валерий Брюсов использовал мистические мотивы не только в творчестве. Свой внешний вид лидер русского символизма продумал до мелочей и наверняка был уверен, что очень похож на черного мага. У современников, конечно, было другое мнение на этот счет: «Вместо великолепного мужчины увидел бородатого скуластого человека, не имевшего ничего distingue ("выдающегося", франц.), напоминавшего мне Ленина и Горького, — тип волжского человека, где на антропологию славянина наложили неизгладимую печать татары, чуваши, черемисы, калмыки, башкиры и т. д.» — писал Андрей Белый.

Верил ли сам Брюсов в свой мистицизм? Едва ли. Будущий поэт рос в семье, где, по его собственным словам, о теории Дарвина ему рассказали раньше, чем о Библии. В том, что он атеист, Брюсов признавался не раз: «За бога, допустим, процентов так сорок; и против процентов так сорок; а двадцать, решающих, — за скептицизм». Это, однако, не помешало ему увлечься декадентскими идеями мистицизма и... вывести себя в роли Рупрехта. Так что любовный треугольник «Рупрехт — Рената — Генрих» — это аллюзия на реальные отношения между Брюсовым, Ниной Петровской и Андреем Белым. И для современников здесь не было никакой тайны. Петровская, жена известного книгоиздателя, была любовницей Белого, но тот оставил ее ради Любови Менделеевой. В отместку Нина ушла к его коллеге по перу.

«Брюсов в ту пору занимался оккультизмом, спиритизмом, черною магией, — не веруя, вероятно, во все это по существу, но веруя в самые занятия, как в жест, выражающий определенное душевное движение. Думаю, что и Нина относилась к этому точно так же. Вряд ли верила она, что ее магические опыты под руководством Брюсова в самом деле вернут ей любовь Белого. Но она переживала это как подлинный союз с дьяволом. Она хотела верить в свое ведовство», — писал Владислав Ходасевич.

«Он ведь знал, — продолжает Ходасевич в статье “Конец Ренаты”, — что в “великий век ведовства” ведьмами почитались и сами себя почитали — истерички. Если ведьмы XVI столетия “в свете науки” оказались истеричками, то в XX веке Брюсову стоило попытаться превратить истеричку в ведьму».

Итак, Брюсов извлек из этой истории все, что можно: эмоции и сюжет. Когда все ресурсы романа с Ниной Петровской были исчерпаны, его потянуло к перу.

Популярность «Огненного ангела»

Читали ли в начале XX века роман Брюсова? Конечно читали. Начнем с того, что сюжет здесь не хуже, чем, например, в современной фэнтезийной книге. Зато атмосфера средневекового Кёльна передана настолько точно, что в Германии с трудом верили, что роман написан русским автором. В красоте и силе брюсовского произведения был убежден выдающийся русский композитор Сергей Прокофьев, причем настолько, что написал одноименную оперу. Роман вызвал разные реакции, среди которых и интерес к его сексуальным подтекстам. Сегодня в это сложно поверить, но почти пуританское для современной публики произведение воспринималось как порнография. Это был запретный плод, который наконец можно было познать. !

Огромную, как мы уже сказали, роль «Огненный ангел» сыграл в создании мифа о женщине-дьяволице. Позже Владимир Маяковский возьмет этот образ на вооружение и в поэмах опишет Лилю Брик как дьяволицу, вышедшую «из пекловых глубин», демоническими чертами характера наградит свою героиню I-330 Евгений Замятин, а в 60-е на авансцену выйдет королева бала Сатаны — Маргарита, созданная Михаилом Булгаковым.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо

Читайте также

Путеводитель по «Аду» Данте
Познавательно
Путеводитель по «Аду» Данте
Рассказываем о некоторых символах, подсказках и аллегориях первой части знаменитой поэмы
Как это понимать: читаем «Крысолова» Марины Цветаевой
Познавательно
Как это понимать: читаем «Крысолова» Марины Цветаевой
Немецкая средневековая легенда и русская революция в одном из главных произведений поэтессы
Современники о Валерии Брюсове
Мнения
Современники о Валерии Брюсове
Андрей Белый, Зинаида Гиппиус, Георгий Чулков и другие литературы и переводчики о знаменитом поэте
Главные неудачники мировой литературы
Познавательно
Главные неудачники мировой литературы
Горемыки классические и современные
5 жизненных уроков от Остапа Бендера
Тренды
5 жизненных уроков от Остапа Бендера
Чему стоит поучиться у «великого комбинатора»
Самые грустные сцены расставания в литературе
Жизненно
Самые грустные сцены расставания в литературе
Как прощались любимые герои
6 великих произведений, которые провалились после первой публикации
Познавательно
6 великих произведений, которые провалились после первой публикации
Рассказываем о шедеврах, непонятых современниками
Пять вещей из жизни семьи Цветаевых-Эфрон
Познавательно
Пять вещей из жизни семьи Цветаевых-Эфрон
Письма, тетради, книги — предметы, наполненные любовью