Подбор подарка
24 ноября, 2023

«Иные»: уникальные люди, канун Второй мировой и карельские мифы

Рассказываем о романе Александры Яковлевой

Раиса Ханукаева
Редактор сайта eksmo.ru
«Иные»: уникальные люди, канун Второй мировой и карельские мифы

Новый роман молодой писательницы Александры Яковлевой заставил говорить о себе еще до публикации. Миру «Иных» уже несколько лет, и родился он в сценарии Елены Войтович. Пока длились съемки одноименного сериала, к проекту присоединилась Александра, превратившая кинематографическую заготовку в роман. Но зачем, если впереди нас ждет экранизация?

Рассказываем! И делимся своими соображениями о том, почему стоит прочесть книгу, даже если вы настроились смотреть сериал.

Уникаты

20-е годы XX века. В глухой карельской деревне маленькая Аннике силой голоса спасает брата и его друзей от волков. Суеверные соседи испуганы и уверены, что девочка — ведьма.

Иные -17% Иные Александра Яковлева 644 ₽ 779 ₽ -17% В корзину Контент 18+

1940 год, Ленинград. Молодая швея Аня криком отбрасывает грузовик, тяжело ранит стоящую рядом лошадь и калечит людей. Теперь она обречена на жизнь в подвалах и лабораториях НКВД. И до поры Аня даже не подозревает, что не одинока в обладании своим даром (или проклятием).

«Для меня „Иные“ — это история о принятии себя и своей силы. О выборе только своего пути, какими бы ни были желания или требования других», — рассказала Александра Яковлева в одном из интервью.

По сути, роман строится на историях уникальных людей. Не каждый из них обладает сверхспособностями. Кто-то выделяется своей честностью или преданностью, кто-то талантом — вещами, столь невостребованными в эпоху Второй мировой войны и Холокоста, а значит, столь необходимыми для будущего всего человечества.

В какой-то степени уникален и сам роман: Александра Яковлева пришла на проект в качестве гострайтера, чтобы превратить скелет-сценарий, где уже были основные сюжетные повороты и большинство диалогов, в текст. В итоге вместо «чудовища Франкенштейна», ориентированного на коммерческий успех, получился полнокровный живой роман:

«Уже где-то на этапе редактуры было принято решение вывести меня из призрачной роли наемного автора, чья личность так и остается неизвестной, на свет, указать на обложке мое имя. В том числе потому, что готовый текст превзошел ожидания многих. Ну, по крайней мере, мне так сказали», — рассказывает писательница.

Ирина Мартыненко в роли Ани. Кадр из сериала «Иные». Источник: kinopoisk.ru

Альтернативная история

Конечно, «Иных» есть за что покритиковать. Так, автор телеграм-канала Books&Reviews Валерий Шабашов отмечает «картонность и шаблонность персонажей», в том числе и главной героини:

«В сериале за счет игры актеров можно вытянуть это, а вот в книге так не получится. И как бы Александра Яковлева мастерски не владела словом, вдохнуть жизнь получилось не во всех».

Остались у критика вопросы и к исторической части, например к меткам, которые НКВД в мире «Иных» ставил на своих бойцах специального назначения. И все же Валерий признает, что книга написана «складно и увлекательно».

Действие романа Александры Яковлевой происходит в альтернативной вселенной. И ее герои живут отчасти по законам 40-х годов XX века, отчасти — по правилам, придуманным писательницей. Отсюда и ряд допущений вроде меток НКВД, но при этом автор предельно внимательна к исторической реальности:

«Если поднять мои запросы в поисковике на тот период, там будет что-то вроде: „Ленинград 30-40-х, центр“, „схема трамвайных путей в 1940 году“, „загробный мир в карельском фольклоре“, „заговор против нечисти“, „поезда из СССР в Германию в 1940 году“, „форма пограничников“, „немецкие автомобили 30-40-х“ и так далее. Как сказать, что ты писатель, не говоря, что ты писатель».

Александра Яковлева признается, что во время работы почти не пересекалась с создателями сериала, но так же, как и они, молодая писательница глубоко погрузилась и в исторический контекст, и в мифологию, столь важную для этой истории.

Линда Лапиньш в роли фроляйн Крюггер. Кадр из сериала «Иные». Источник: kinopoisk.ru

Миф

Отсылки к легендам часто встречаются в творчестве молодой писательницы. Родившаяся в Омске и имеющая среди предков представителей коренных сибирских народов, в своей прозе она не раз вдохновлялась языком и сказками селькупов, ненцев и удэгейцев.

Противостояние мифического и реального, большого мира, лишенного какого-либо мифологического начала, и малого, волшебного, населенного богами и духами, лейтмотивом проходит через ее ранние рассказы.

«Помню, когда читала сценарий, меня особенно впечатлила сцена из детства Анники, когда деревенские в страхе бегут от нее, как от одержимой духами. Я ужасно люблю погружаться в культуру, магические и мифологические представления малых народов, живущих на территории России. И вот мне дают возможность, пусть вскользь, прикоснуться к культуре карелов — конечно, берем!», — поделилась Александра Яковлева.

Писательница изучала, как карелы строили дома, какую одежду носили, где держали скот, чем жили, в кого верили. Александра нашла даже немой черно-белый фильм о представителях этого народа:

«Конечно, почти ничего из этого не вошло в роман, но такова работа писателя: изучать гигабайты материала ради пары строчек текста».

Роман и сериал

Именно мифология стала основным отличием книги от фильма. Так, мистическая связь между Нойманном и его учениками, между учениками и воронами появилась только после того, как в проект пришла Александра. И нет, это не отсылка к воронам из «Игры престолов», а оммаж к сказке Отфрида Пройслера «Крабат, или Легенды старой мельницы».

Кадр из сериала «Иные». Источник: kinopoisk.ru

Вообще, как признается писательница, в книге ей разрешили «похулиганить», так что, несмотря на жесткий сценарный каркас и большую работу, сделанную еще до включения в проект писательницы, это все-таки авторский текст, не повторяющий то, что вы увидите на экране.

«„Плюс Студия“ дала некоторую свободу маневра, прислушивалась к моему видению. Роман получился вариацией на сценарную вселенную „Иных“, как параллельный мир в мультиверсе: в целом такой же, но отличается в деталях», — рассказывает Александра.

Она не ограничивалась внешностью актеров, сыгравших главных персонажей, и определенными декорациями, создав в романе собственную атмосферу. Более того, в тексте есть герои, которые не встретятся в экранизации:

«Я ввела некоторых третьестепенных персонажей — так появился, например, Синицын, пациент профессора Любовь; он мне понадобился, чтобы подсветить Тень Нойманна и таким образом сделать его более неоднозначным, сложным персонажем. И таких отступлений довольно много. У кино и литературного произведения, романа, вообще несколько разные средства художественной выразительности и в целом инструментарий для погружения и „зачарования“ читателя».

История «Иных» — лишь первая часть мультивселенной, задуманной «Плюс Студией». И будем надеяться, что роман, с которым, в отличие от сериала, можно познакомиться уже сейчас, — это только начало большой книжной серии.

Книги по теме
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту и получите в подарок электронную книгу из нашей особой подборки
Мы уже подарили 75082  книги
Мо Янь. Смерть пахнет сандалом
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту и получите в подарок электронную книгу из нашей особой подборки
Мы уже подарили 75082  книги

Комментарии

Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь и заполните информацию в разделе «Личные данные»
Написать комментарий
Написать комментарий
Спасибо!
Ваш комментарий отправлен на проверку и будет опубликован в течение 5 дней при условии успешной модерации

Читайте также

Как сказочные герои завоевывают книжный рынок

Как сказочные герои завоевывают книжный рынок

Рассказываем о причинах популярности славянского фэнтези

Шкатулочный роман от классики до Young Adult

Шкатулочный роман от классики до Young Adult

Для чего создаются истории внутри историй

Что читать у Анастасии Гор: путеводитель по одиночным романам и циклам

Что читать у Анастасии Гор: путеводитель по одиночным романам и циклам

Ведьмы Нового Орлеана, драконы и постапокалипсис

От фанфика к большому роману: «Гойда»

От фанфика к большому роману: «Гойда»

Иван Грозный, опричнина и отношения царя с Федором Басмановым

Нежить, легенды и булочки на десерт: о чем пишет Анастасия Андрианова

Нежить, легенды и булочки на десерт: о чем пишет Анастасия Андрианова

Как фэнтези со славянской эстетикой оборачивается сказкотерапией для взрослых

Самые красивые книжные серии 2024 года

Самые красивые книжные серии 2024 года

От классической литературы до нон-фикшена о России

Классическое фэнтези и новый роман Джоанн Харрис: что мы будем читать в феврале

Классическое фэнтези и новый роман Джоанн Харрис: что мы будем читать в феврале

Рассказываем о главных книгах месяца

Что читать у Елены Кондрацкой?

Что читать у Елены Кондрацкой?

Путеводитель по циклам писательницы и миру Дивных Берегов