Ирина Стояновна Горюнова

Ирина Горюнова — российская писательница, художник не только слова, но и кисти. Луч позитивного отношения к жизни, проходя через призму души Ирины Горюновой, разбивается на яркий многоцветный спектр ее дарований. Проза, поэзия, детская литература, живопись, дизайн — это те основные направления, в которых успешно творит и занимается самовыражением Ирина Горюнова. Не так давно в продаже появился ее роман-трилогия «У нас есть мы», раскрывающий проблемы самоугнетения и саморазрушения. Этим явлениям социума пытаются противостоять люди и традиционной ориентации и те, кто выбрал однополую любовь. Каждой категории людей посвящена отдельная часть в романе. Подобная схема изложения выбрана Ириной Горюновой для того, чтобы показать насколько типичными являются для любого человека вопросы преодоления самого себя, своей душевной лени. Кроме того роман дает серьезное представление о подводных течениях жизни людей нетрадиционных взглядов на половые отношения, так как многие герои романа имеют своих прототипов в реальной жизни. Актуальный и мастерки написанный роман вошел в престижный лонг-лист «Большой книги», подтверждая лишний раз высокий уровень профессионализма Ирины Горюновой — писателя.

Свои внутренние переживания Ирина Горюнова трансформирует в поэтические строки, в которых присутствуют реалии из древнего мира и настоящих дней. Душа лирической героини Ирины Горюновой всегда одинаково беззащитна, обнажена и порывиста в любви своей: «Сердце мое затуманилось», «Не смотри так пытливо и трепетно», «Холод, замерзшие лужи..» и т.д. Неоднократно поднимается тема одиночества: «Когда уже не надо ничего», «Я надену колпак шутовской». В творческой копилке Ирины Горюновой нашлось место и для переводов болгарской и французской лирики: Элки Няголовой — «Венчальная ночь», «Воспоминания об одной неизвестном»; Христо Караславова — «Медленный реки», «Вечер»; Маттьё Аллуэн — «Не подавать вида», «Цветок в ружье».

Не обошла своим внимание Ирина Горюнова и детскую литературу, во многом благодаря тому, что она сама является мамой и ей интересно привнести в детское мышление светлые добрые образы. В рассказах Ирины Горюновой, которые звучат от первого лица ребенка, — «Розовый фламинго», «Аметист», «Черное море», «Уроки музыки», «Меломан», «Дрыгатель» передается детская непосредственность мышления, логика, удивляющая своей простотой и уникальностью. Необыкновенно легки и интересны для детского восприятия стихи Ирины Горюновой. Многие из них носят познавательный характер, в шуточной форме сообщая ребенку об опасностях непослушания: «Вода», «Незнакомец», «В транспорте», «На улице» и т.д.

Читать полностью Свернуть текст

Отзывы

У нас есть мы
На книгу У нас есть мы

У нас есть мы, Горюнова И.С.,

Очень интересная книга!!!!!!!!!

Читать полностью

Рецензии СМИ

Божьи куклы
На книгу Божьи куклы

Изумляемся вместе с Еленой Сафроновой

Две кни­ги про­за­и­ка и по­этес­сы Ири­ны Го­рю­но­вой вы­шли в те­че­ние од­но­го го­да, и рас­смо­т­реть их уме­ст­нее в од­ной ре­цен­зии, так как, на мой взгляд, они друг дру­га до­пол­ня­ют кон­цеп­ту­аль­но. Ме­та­фи­зи­че­с­кое сов­па­де­ние про­сле­жи­ва­ет­ся уже по на­зва­ни­ям: «Бо­жьи кук­лы» и «Ша­ман­ская кни­га». В том и дру­гом слу­чае ав­тор об­ра­ща­ет­ся к си­ле, боль­шей, не­же­ли че­ло­ве­че­с­кая. На­пом­ню, что твор­че­ст­ву Ири­ны Го­рю­но­вой во­об­ще при­сущ мо­тив ов­ла­де­ния ду­хов­ны­ми прак­ти­ка­ми – яр­ко вы­ра­жен­ный, ска­жем, в её пре­ды­ду­щем ро­ма­не «У нас есть мы» (лонг-лист на­ци­о­наль­ной пре­мии «Боль­шая кни­га–2009»). Но в том ро­ма­не ак­цент де­лал­ся на ко­с­мо­э­нер­ге­ти­ке – это ре­аль­но су­ще­ст­ву­ю­щая раз­ви­ва­ю­щая и оз­до­ро­ви­тель­ная ме­то­ди­ка, за­клю­ча­ю­ща­я­ся, как го­во­рят её изо­б­ре­та­те­ли, в уме­нии уп­рав­лять по­то­ка­ми на­хо­дя­щих­ся вне пре­де­лов че­ло­ве­ка энер­гий и та­ким об­ра­зом до­сти­гать здо­ро­вья и гар­мо­нии. В двух но­вых кни­гах Ири­ны Го­рю­но­вой выс­шие си­лы не во­пло­ще­ны. Они про­сто при­ни­ма­ют­ся как дан­ность.

Не­ког­да Джеймс Джордж Фрэ­зер вы­вел ко­рен­ное раз­ли­чие ма­гии и ре­ли­гии. Ма­гия – это про­яв­ле­ние «дет­ско­го» со­сто­я­ния че­ло­ве­че­с­ко­го ра­зу­ма, ког­да он счи­та­ет се­бя впра­ве и в си­ле по­ве­ле­вать ок­ру­жа­ю­щим ми­ром. Ре­ли­гия – след­ст­вие ду­хов­но­го и ин­тел­лек­ту­аль­но­го рос­та че­ло­ве­ка, ког­да он осо­зна­ёт своё не гла­вен­ст­ву­ю­щее ме­с­то в ми­ре, за­ви­си­мость от выс­ших не­по­сти­жи­мых сил, и пы­та­ет­ся уж не при­ка­зы­вать им, а умо­лять их о ми­ло­с­ти. Эта гра­да­ция вспо­ми­на­ет­ся при чте­нии двух книг Ири­ны Го­рю­но­вой.

Сти­хо­твор­ная «Ша­ман­ская кни­га» – об­ра­ще­ние со­вре­мен­ной жен­щи­ны к пер­во­быт­ной ма­гии, по­пыт­ка до­бить­ся же­ла­е­мо­го с по­мо­щью ма­ги­че­с­ких об­ря­дов и пра-ре­ли­гий. По­зна­ния Ири­ны в этой сфе­ре, мо­жет быть, и ус­ту­па­ют эн­цик­ло­пе­ди­че­с­ким по­зна­ни­ям Фрэ­зе­ра, но то­же весь­ма ши­ро­ки: в «Ша­ман­ской кни­ге» «дей­ст­ву­ют» «Бар­до Ти­дол» – ти­бет­ская «Кни­га Мёрт­вых», про­во­жа­ю­щая ду­шу в за­гроб­ный мир (ча­ще упо­треб­ля­ет­ся на­пи­са­ние «Бар­до Тхё­дол»), зо­ро­а­с­т­рий­ские ве­ли­кие бо­ги­ни Ху­мо (бо­ги­ня сча­с­тья) и Хуб­би (бо­ги­ня во­ды, за­щит­ни­ца от лю­бой раз­бу­ше­вав­шей­ся сти­хии), ка­рель­ское «ме­с­то си­лы», го­ра Вот­то­ва­а­ра, точ­ка про­ник­но­ве­ния в наш мир из­на­чаль­ной энер­гии Со­тво­рён­но­го, еги­пет­ские Оси­рис и Иси­да, пан­те­он, свя­зан­ный с ца­ри­цей Хат­шеп­сут (так как часть сти­хов взя­та из пре­ды­ду­щей кни­ги «Улыб­ка Хат­шеп­сут»)… Все они по­ни­ма­ют­ся ли­ри­че­с­кой ге­ро­и­ней-рас­сказ­чи­цей как эг­ре­го­ры (в пер­во­на­чаль­ном ок­культ­ном смыс­ле) – ра­зум­ные сверх­су­ще­ст­ва, спо­соб­ные на про­стей­шие ло­ги­че­с­кие опе­ра­ции с эмо­ци­я­ми и чув­ст­ва­ми лю­дей. То, что тво­рит ге­ро­и­ня-рас­сказ­чи­ца, и есть ша­ма­низм в чи­с­том ви­де: она стре­мит­ся из­ме­нить об­сто­я­тель­ст­ва, че­го бы это ни ка­са­лось.

«Я люб­лю те­бя. Да­же ес­ли ты не ви­дишь этот свет./ …Мо­жет быть, эти сло­ва вы­тя­нут те­бя из про­ва­ла ле­ст­ни­цы,/ Из не­бы­тия и вод за­гроб­ной ре­ки…»; «Шеп­чу ему сказ­ки, при­зна­юсь/ В люб­ви бес­ко­неч­ной, да­ря ша­ман­ские тан­цы./ Спле­та­юсь в объ­я­ти­ях, за­ды­ха­ясь/ от не­воз­мож­ной ла­с­ки…»; «Хо­чешь, свя­тые обе­ты дам в тво­ём хра­ме,/ При­не­су воль­ность в об­мен на клей­мо при­над­леж­но­с­ти/ Те­бе, кла­ну тво­е­му?»; «Все лю­ди – зве­ри с раз­ны­ми ли­ца­ми сво­их то­те­мов,/ Ска­лят­ся, вы­на­ши­вая мыс­лиш­ки./ Из их глаз сып­лют­ся дол­ла­ры…/ …Лю­бовь за­ме­ня­ют раз­вра­том…» – но пер­спек­ти­ва гру­ст­на: «…И вот тог­да, я знаю, рас­тво­рят­ся/ Во­ро­та в ад от су­щей пу­с­то­ты…».

По­че­му ша­ма­низм бес­си­лен – Го­рю­но­вой-по­эту от­ве­ча­ет Го­рю­но­ва-про­за­ик в кни­ге по­ве­с­тей и рас­ска­зов «Бо­жьи кук­лы». Кни­га на­зва­на по «ко­рен­но­му» её про­из­ве­де­нию – по­ве­с­ти «Бо­жьи кук­лы». Это стра­ст­ная и же­с­то­кая ис­то­рия о том, что лю­ди – кук­лы в Его ру­ках. Со­вре­мен­ная мос­ков­ская се­мья, пе­ре­жи­вая од­ну не­уда­чу за дру­гой, од­но го­ре за дру­гим, не ве­да­ет, что весь этот ход со­бы­тий ког­да-то был прой­ден ими же в Древ­нем Ри­ме – су­дя по все­му, в каж­дом во­пло­ще­нии эта се­мья стал­ки­ва­лась с Ро­ком и раз­ва­ли­ва­лась и гиб­ла, не умея ему про­ти­во­сто­ять. Но сей­час есть на­деж­да: мать се­мей­ст­ва Оль­га по­кло­ни­лась бла­жен­ной Ма­тро­нуш­ке, по чье­му-то до­б­ро­му со­ве­ту, и её сын Ни­ко­лай, не­ког­да по­гиб­ший на гла­ди­а­тор­ской аре­не, а сей­час раз­бив­ший­ся в упав­шем лиф­те, не толь­ко был за­но­во «со­бран» при опе­ра­ции, но, мо­жет быть, пре­тер­пит и ду­хов­ное пе­ре­рож­де­ние. На это на­ме­ка­ет от­кры­тый фи­нал по­ве­с­ти. Мать и сын на­чи­на­ют раз­го­ва­ри­вать на но­вом для них язы­ке: язы­ке Люб­ви и по­ни­ма­ния. Что даль­ше, по­ка не­из­ве­ст­но. Но лю­ди от­ри­ну­ли гор­ды­ню и при­шли к осо­зна­нию выс­шей си­лы, пра­вя­щей судь­бы, ко­то­рой не­воз­мож­но по­ве­ле­вать – ей мож­но лишь по­кло­нять­ся и жить по за­ко­нам выс­шей нрав­ст­вен­но­с­ти и спра­вед­ли­во­с­ти. Ибо каж­до­му воз­да­ёт­ся по за­слу­гам.

Не спо­рю, чу­жие дра­мы – не са­мое при­ят­ное чте­ние, да­же ес­ли опи­са­ны ма­с­тер­ски. Но – не пу­гай­тесь! Не все сю­же­ты «Бо­жь­их ку­кол» так тра­гич­ны и, что гре­ха та­ить, слег­ка нра­во­учи­тель­ны. Рас­ска­зы из цик­ла «Пе­ре­плёт» – мож­но ска­зать, юмо­ри­с­ти­че­с­кие, о ко­ми­че­с­ких жи­тей­ских си­ту­а­ци­ях, а в «Стран­ных ис­то­ри­ях» со­бра­ны сказ­ки для де­тей и взрос­лых, и это свет­лое за­вер­ше­ние кни­ги до­стой­но по­хва­лы. Хо­тя, ду­маю, ав­тор это сде­лал не «про­сто так»!.. Ведь выс­шая си­ла все­гда ме­ня­ет гнев на ми­лость!..

Источник: litrossia.ru

Читать полностью