25 февраля, 2017

Кино по книге: «Заводной апельсин» Стэнли Кубрика

Экранизация романа Энтони Бёрджесса

Кино по книге: «Заводной апельсин» Стэнли Кубрика

Шедевр Кубрика — один из тех редких примеров, когда фильм затмил собой книгу, по которой был снят. Сам Бёрджесс был в шоке от картины культового режиссера и на показе чуть не выбежал из зала.

А ведь судьба у ленты могла сложиться иначе. Кубрику первоначально не понравился роман: его оттолкнула излишняя языковая игра, которую, по его мнению, никто бы не понял. При этом другие режиссеры и сценаристы буквально вцепились в книгу Энтони Бёрджесса, борясь за право ее экранизировать. Фильм вполне мог бы быть снят итальянцем Тинто Брассом с Миком Джаггером в главной роли. Но Кубрик... передумал.

В итоге лента вышла на экраны в 1971 году, более десяти раз окупилась в прокате и была номинирована на четыре «Оскара». Картина стала настоящим триумфом актера Малкольма Макдауэлла, исполнителя роли Алекса. К нему на долгие годы приклеилось прозвище «заводной апельсин».

Картина Кубрика стабильно входит в рейтинги и списки лучших фильмов всех времен. Она совершенна во всем: в эстетике, костюмах, игре актеров, операторской работе и т.д. Возможно, великий режиссер и не подозревал какое влияние окажет его работа на массовую культуру и кинематограф. Отсылки к «Заводному апельсину» встречаются везде: от дизайна одежды до песен попсовых групп.

О социально-философском подтексте шедевра Кубрика, увы, частенько забывают. Посыл его довольно прост: никакая тюрьма не может изменить природу человека и перевоспитать преступника. Зло остается злом, насилие порождает насилие: все это является оправданием для всемогущего государства, которое в конце концов переманивает на свою сторону главного злодея — Алекса. Его финальная реплика в конце фильма («Я полностью исцелился...») — пожалуй, самый страшный момент в ленте. Не жуткие сцены насилия, а именно этa последняя фраза.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо