13 мая, 2017

«Птицы» и «Ребекка»: как Альфред Хичкок экранизировал книги Дафны Дюморье

Символика, герои и история создания знаменитых фильмов

«Птицы» и «Ребекка»: как Альфред Хичкок экранизировал книги Дафны Дюморье

Дафна Дюморье — одна из самых известных английских писательниц XX века. Ее главным козырем были психологические триллеры и биографии, однако критики часто отказывались признавать произведения Дюморье литературой, считая, что они написаны слишком легко.

Оценили творчество писательницы наиболее талантливые режиссеры своего времени, среди которых был сам Альфред Хичкок, трижды возвращавшийся к литературному первоисточнику Дюморье в картинах «Таверна „Ямайка“», «Ребекка» и «Птицы».

Поговорим о двух наиболее известных из них.

 

«Ребекка»

История любви богатого вдовца Максимилиана де Винтера, владельца поместья Мэндерли, и его второй жены, имя которой ни в романе, ни в фильме не названо. Главные роли сыграли Лоуренс Оливье и Джоан Фонтейн. Картина была удостоена двух премий «Оскар», в том числе и как «Лучший фильм года», обогнав таким образом «Гроздья гнева» Джона Форда, вышедшие в том же году и получившие аналогичное количество наград.

Несмотря на то что «Ребекка» стала одним из первых «американских» фильмов Хичкока, который до 1939 года работал на родине в Великобритании, это классическое голливудское кино. Здесь красиво все: герои, интерьеры, пейзажи. Создатели ленты подчеркнуто соответствовали канонам «фабрики грез», и уже благодаря этому от них же и отступили, ведь Хичкок — мастер создавать обратное впечатление нарочитым использованием штампов.

Так, морально-эстетический кодекс кинопроизводителей США требовал, чтобы убийца не оставался безнаказанным, и, конечно, создателям пришлось отступить от оригинального сюжета, представив смерть заглавной героини как несчастный случай и оправдав Максимилиана де Винтера. Но режиссер не позаботился о том, чтобы объяснение владельца Мэндерли в разговоре с женой выглядело чересчур убедительным, у зрителей так и остается впечатление недосказанности и наличия «второго дна» в этой истории.

Следующим важным моментом в сценарии является лесбийский подтекст. Ничего подобного в пуританском кинематографе того времени быть не могло, и создатели, казалось бы, исключили любую возможность его появления. Но Хичкок не был бы Хичкоком, если бы не нашел «лазейку» и здесь. Отношение гувернантки миссис Дэнверс к ее мертвой хозяйке вполне очевидны. Намек на нетрадиционную ориентацию героини подчеркивается и ее внешним видом (брутальная брюнетка, закутанная в строгую темную одежду — тоже голливудский штамп) и амплуа злодейки. Несмотря на то что вначале фильма Ребекка уже мертва и никаких намеков на связь женщин в фильме нет, критики настаивают на присутствии в нем лесбийской темы. Это, кстати, тоже некоторое отступление от оригинального текста, ведь у Дюморье миссис Дэнверс знала свою подопечную и хозяйку с детства и испытывала к ней, скорее, материнские чувства.


«Птицы»

Как отнеслась писательница к сценарным поправкам в сюжете «Ребекки», мы не знаем, зато хорошо известно, что следующая работа Хичкока Дюморье не понравилась. «Птицы» — один из лучших и самых известных ее рассказов. Однако «король ужасов» обошелся с ним крайне вольно, пригласив к написанию сценария Эвана Хантера и разрешив ему «выкинуть все, кроме названия и сюжета с птицами, атакующими людей». Не одобрил фильм и Рэй Брэдбери, который изначально должен был работать над сценарным текстом. По его мнению, в картине много дыр, а ее концовка крайне неудачна.

Справедливости ради нужно отметить, что рассказ сам по себе очень короткий для того, чтобы превратить его в двухчасовой фильм, и режиссеру действительно пришлось многое додумать и выжимать из пальца фактуру. Так, вместо несчастного фермера главным героем стал преуспевающий адвокат, в картине появились фрейдистские мотивы (типичные для Хичкока), а также любовная история.

Несмотря на критику и совсем небольшой урожай престижных наград, «Птицы» до сих пор остаются одним из самых обсуждаемых фильмов Хичкока. Исследователи и зрители видят в нем множество скрытых подтекстов. Картина содержит элементы апокалиптического фильма-катастрофы, а нападение птиц на людей трактуется и как экологический мотив (месть людям за зло, которое они причиняют природе), и как эсхатологический (божья кара за гордыню). Известный словенский культуролог и исследователь творчества Хичкока Славой Жижек в книге «Киногид извращенца» трактует образ птиц как воплощение злобного материнского эго, вырастающего на страхе потерять сына и нежелании быть покинутой.

Итак, несмотря на то, что произведения Дафны Дюморье и экранизации Альфреда Хичкока часто рассматривают в паре, едва ли знаменитый режиссер тщательно прорабатывал сюжеты, придуманные писательницей. Он по-своему трактовал действия героев и дважды наделял сюжеты философскими и фрейдистскими подтекстами.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо

Читайте также

10 цитат из книг Дафны Дюморье
Мнения
10 цитат из книг Дафны Дюморье
Счастье — не приз, который получаешь в награду, это свойство мышления, состояние души
Советская идеология о зарубежных кинорежиссерах
Палата №6
Советская идеология о зарубежных кинорежиссерах
Что писали в Большой Советской Энциклопедии о Годаре, Кубрике и других классиках мирового кинематографа?
10 цитат из романа «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте
Мнения
10 цитат из романа «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте
Уважай себя настолько, чтобы не отдавать всех сил души и сердца тому, кому они не нужны
Любимые темы в творчестве Агаты Кристи
Познавательно
Любимые темы в творчестве Агаты Кристи
Не только «Десять негритят»: лучшие романы Агаты Кристи вне серий
Познавательно
Не только «Десять негритят»: лучшие романы Агаты Кристи вне серий
Путеводитель по романам Агаты Кристи: мисс Марпл
Познавательно
Путеводитель по романам Агаты Кристи: мисс Марпл
Как обычная британская «бабушка у подъезда» стала одним из главных сыщиков мировой литературы
Путеводитель по романам Агаты Кристи: Эркюль Пуаро
Познавательно
Путеводитель по романам Агаты Кристи: Эркюль Пуаро
9 книг об одержимости
Жизненно
9 книг об одержимости
Литературные герои, которых «заклинило»