Гэнки Кавамура: «Единственное, от чего я ни за что не хочу избавляться, — это память»

Интервью с автором книги «Если все кошки в мире исчезнут»
28 февраля, 2020

Источник фото: www.animationmagazine.net

Гэнки Кавамура — японский продюсер, сценарист, режиссер и писатель. Его первая повесть «Если все кошки в мире исчезнут» вышла на родине автора в 2012 году и с тех пор была переведена на десять языков. Теперь трогательная история о смертельно больном человеке и его коте выходит и в России.

Накануне релиза книги автор рассказал, как родился ее сюжет.

Если все кошки в мире исчезнут -50% Если все кошки в мире исчезнут Гэнки Кавамура Электронная книга 190 ₽ 379 ₽ -50% На Литрес На Литрес

Ваша история о коте и его смертельно больном хозяине стала очень популярной по всему миру, продано больше двух миллионов экземпляров. В чем секрет этого успеха? И в какой стране повесть получила наибольший отклик?

Честно говоря, я не думал, что моя книга станет мировым бестселлером. Эта история родилась из личного опыта. Когда я учился в старшей школе, мой любимый дядюшка умер от опухоли головного мозга. Ему было всего 45 лет. Перед смертью он сказал: «Даже если я умру, в этом мире ничего не изменится. Солнце утром взойдет как обычно, да и ты меня когда-нибудь забудешь». И я не смог ничего ему ответить. Как будет отличаться мир с ним от мира, в котором его больше нет?

Я пытался найти ответ на этот вопрос более 10 лет — и написал повесть. В результате она стала мировым бестселлером, и мне кажется, я наконец смог доказать, что жизнь моего дяди имела смысл.

Самые восторженные отклики я получил из Англии. Может быть, потому что Англия тоже островная страна, как и Япония? Мне кажется, у нас на каком-то глубинном уровне похожие представления о жизни и смерти. Честно сказать, я не знаю, как отнесутся к моей книге в России — стране с великой литературой. Я просто надеюсь, что те, кто так же, как и я, любит кошек, примут ее тепло.

За каждый дополнительный день жизни умирающий герой расплачивается одной вещью, которая исчезает во всем мире. Так, из-за него человечество расстается с телефонами, кинотеатрами. Почему в названии говорится именно о кошках?

В самом начале у книги было название: «Если бы из мира исчез я». Но мне оно показалось немного скучным. Я решил выбрать название, которое вызовет у каждого читателя особую реакцию. И в процессе размышлений я вспомнил о таинственных существах, которых люди любят и лелеют на протяжении всей своей истории, — о кошках.

Дьявол в вашей книге — симпатичный и даже в каком-то роде человечный парень: носит яркие рубашки, любит шоколад. Почему вы изобразили его именно таким?

Как и главный герой, я ношу в основном однотонную одежду, а еще я консервативный интроверт-киноман. Я подумал: а вот если бы у меня был двойник, каким бы он был? И я выбрал человека, который идет по пути, полностью противоположному моему. Другими словами, он — зеркальный двойник. У меня нет ни одной гавайской рубашки и я не ношу сандалии зимой. Однако, когда я вижу на улице такого человека, я завидую ему.

По вашей книге уже снят фильм, принимали ли вы участие в работе над этим проектом? Удалось ли съемочной команде передать идею книги?

Во время работы над фильмом я выступал как автор оригинального произведения и старался как можно меньше вмешиваться. Ведь я изначально собирался написать то, что нельзя снять на пленку, поэтому создание фильма по написанной мной повести было трудным делом. Но, на мой взгляд, в результате получился отличный фильм. А в идущих сейчас съемках голливудской версии «Если кошка исчезнет из этого мира» я принимаю участие как продюсер.

Без некоторых вещей мир становится только лучше. От чего бы вы сами избавили человечество, если бы вам выпала такая возможность?

Я, честно говоря, не знаю, от чего следует избавиться. Но единственное, от чего я ни за что не хочу избавляться, — это память. Я считаю, что человек состоит не из тела, не из материи, а из памяти. И эту мысль я отразил в своей новой повести «Цветы». Это рассказ о женщине, страдающей деменцией, и ее сыне, который, общаясь с теряющей память матерью, выясняет, что его собственная память, так сказать, «сфальсифицирована».

Книги по теме
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 62729  книг
Открывая Россию. Самые красивые места нашей страны
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 62729  книг

Комментарии

Чтобы комментировать, зарегистрируйтесь и заполните информацию в разделе «Личные данные»
Написать комментарий
Написать комментарий
Спасибо!
Ваш комментарий отправлен на проверку и будет опубликован в течение 5 дней при условии успешной модерации

Читайте также

8 современных авторов, которые прославились не как писатели Тренды
8 современных авторов, которые прославились не как писатели
50 лучших японских романов XX века Познавательно
50 лучших японских романов XX века
«Норвежский лес», «Золотой храм», «Чужое лицо» и другие выдающиеся произведения прошлого столетия
12 лучших книг, удостоенных Букеровской премии Познавательно
12 лучших книг, удостоенных Букеровской премии
Романы-лауреаты британского Букера
«В первую очередь меня поддерживало онлайн-сообщество» Мнения
«В первую очередь меня поддерживало онлайн-сообщество»
Кларисса Гоэнаван о своем дебютном романе «Птицы дождя»
Тренды
В паутине витражных окон: отзыв на роман «Дом с синей комнатой»
Писательница и переводчица Анаит Григорян — о книге Рику Онды
В паутине витражных окон: отзыв на роман «Дом с синей комнатой»
Кто такие убумэ и прочие ёкаи? Познавательно
Кто такие убумэ и прочие ёкаи?
Писательница и переводчица Анаит Григорян рассказывает о мире злых духов Нацухико Кёгоку
Что думают писатели и редакторы о сборнике Харуки Мураками «От первого лица»? Тренды
Что думают писатели и редакторы о сборнике Харуки Мураками «От первого лица»?
Валерий Печейкин, Анаит Григорян и другие авторы и поклонники литературы о новой книге японского прозаика
Тренды
«Обманчивая простота сюрреализма»: критики о сборнике «От первого лица»
Что думают рецензенты о новой книге Харуки Мураками
«Обманчивая простота сюрреализма»: критики о сборнике «От первого лица»