Николай Карамзин. Последний Летописец

Выдержки из истории «Государства Российского»

12 декабря, 2016

Николай Михайлович Карамзин (1766 — 1826) стал известен благодаря «Письмам русского путешественника», положившим начало направлению сентиментализма в отечественной литературе. Его «Бедная Лиза» имела оглушительный успех, его журнал «Детское чтение для сердца и разума» обожали все юные дворяне, а повесть «Марфа Посадница, или Покорение Новагорода» послужила толчком для возрождения интереса к русской истории.

На пике славы Карамзин неожиданно для читающей России оставляет литературную арену и добровольно запирается в «монастыре науки». Писатель превращается в историка, причем настолько талантливого, что его трудами пользовались многие-многие поколения исследователей.

Мы публикуем выдержки из его «Истории государства Российского».

История государства Российского -10% История государства Российского Н. М. Карамзин Твердый переплет931 ₽1034 ₽ В корзину В корзину

Рюрик

Память Рюрика, как первого Самодержца Российского, осталась бессмертною в нашей Истории и главным действием его княжения было твердое присоединение некоторых Финских племен к народу Славянскому в России, так что Весь, Меря, Мурома наконец обратились в Славян, приняв их обычаи, язык и Веру.

Игорь Рюрикович

Игорь в войне с Греками не имел успехов Олега; не имел, кажется, и великих свойств его: но сохранил целость Российской Державы, устроенной Олегом; сохранил честь и выгоды ее в договорах с Империею; был язычником, но позволял новообращенным Россиянам славить торжественно Бога Христианского и вместе с Олегом оставил наследникам своим пример благоразумной терпимости, достойный самых просвещенных времен.

Княгиня Ольга

Предание нарекло Ольгу Хитрою, Церковь — Святою, История — Мудрою. Отмстив Древлянам, она умела соблюсти тишину в стране своей и мир с чуждыми до совершенного возраста Святославова; с деятельностию великого мужа учреждала порядок в Государстве обширном и новом; не писала, может быть, законов, но давала уставы, самые простые и самые нужнейшие для людей в юности гражданских обществ.

Владимир Великий

Владимир мог бы креститься и в собственной столице своей, где уже давно находились церкви и Священники Христианские; но Князь пышный хотел блеска и величия при сем важном действии: одни Цари Греческие и Патриарх казались ему достойными сообщить целому его народу уставы нового богослужения. Гордость могущества и славы не позволяла также Владимиру унизиться, в рассуждении Греков, искренним признанием своих языческих заблуждений и смиренно просить крещения: он вздумал, так сказать, завоевать Веру Христианскую и принять ее святыню рукою победителя.

Ярослав Мудрый

Ярослав сделался Монархом всей России и начал властвовать от берегов моря Балтийского до Азии, Венгрии и Дакии. Из прежних Удельных Князей оставался один Брячислав Полоцкий: вероятно, что он зависел от своего дяди как Государя самодержавного. О детях Владимировых, Всеволоде, Станиславе, Позвизде, Летописец не упоминает более, сказывая только, что Великий Князь, обманутый клеветниками, заключил в Пскове Судислава, меньшего своего брата, который, может быть, княжил в сем городе.

Но Ярослав ожидал только возраста сыновей, чтобы вновь подвергнуть Государство бедствиям Удельного Правления.

Владимир Мономах

Успехи Мономахова оружия так прославили сего Великого Князя на Востоке и Западе, что имя его, по выражению Летописцев, гремело в мире, и страны соседственные трепетали оного. Если верить новейшим повествователям, то Владимир ужасал и Греческую Империю.

Александр Невский

Герой Невский, некогда ревностный поборник Новогородской чести и вольности, должен был с горестию взять на себя дело столь неприятное и склонить к рабству народ гордый, пылкий, который все еще славился своею исключительною независимостию. Вместе с Татарскими чиновниками и с Князьями, Андреем и Борисом, Александр поехал в Новгород, где жители, сведав о его намерении, пришли в ужас.

Дмитрий Донской

Осыпая в Москве единоверных Греков благодеяниями, Димитрий привлекал в Россию и других Европейцев. Между его грамотами находим одну, данную Андрею Фрязину (вероятно, Генуэзцу) на область Печерскую, бывшую прежде за дядею сего Андрея, Матфеем Фрязиным. В грамоте сказано, чтобы жители ему повиновались и что он, следуя древним уставам, должен блюсти там общее спокойствие. Димитрий, глава Новогородцев, имел, как видно, право давать Наместника Печерянам, их подданным. Таким образом Москва и в XIV веке не чуждалась иностранцев, которые могли быть нужны для ее гражданского образования, и мнение, что до времен Иоанна III она не имела никакого сношения с Западом Европы, есть ложное. Азовские и Таврические Генуэзцы служили посредниками между Италиею и нашим Севером.

Иван Грозный

Иоанн имел разум превосходный, не чуждый образования и сведений, соединенный с необыкновенным даром слова, чтобы бесстыдно раболепствовать гнуснейшим похотям. Имея редкую память, знал наизусть Библию, историю Греческую, Римскую, нашего отечества, чтобы нелепо толковать их в пользу тиранства; хвалился твердостию и властию над собою, умея громко смеяться в часы страха и беспокойства внутреннего, хвалился милостию и щедростию, обогащая любимцев достоянием опальных Бояр и граждан; хвалился правосудием, карая вместе, с равным удовольствием, и заслуги и преступления; хвалился духом Царским, соблюдением державной чести, велев изрубить присланного из Персии в Москву слона, не хотевшего стать перед ним на колена, и жестоко наказывая бедных Царедворцев, которые смели играть лучше державного в шашки или в карты; хвалился наконец глубокою мудростию государственною по системе, по эпохам, с каким-то хладнокровным размером истребляя знаменитые роды, будто бы опасные для Царской власти — возводя на их степень роды новые, подлые, и губительною рукою касаясь самых будущих времен: ибо туча доносителей, клеветников, кромешников, им образованных, как туча гладоносных насекомых, исчезнув, оставила злое семя в народе; и если иго Батыево унизило дух Россиян, то без сомнения не возвысило его и царствование Иоанново.

Борис Годунов

В усердной любви к гражданскому образованию Борис превзошел всех древнейших Венценосцев России, имев намерение завести школы и даже Университеты, чтобы учить молодых Россиян языкам Европейским и Наукам. в 1600 году он посылал в Германию Немца, Иоанна Крамера, уполномочив его искать там и привезти в Москву профессоров и докторов.


Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 41166  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 41166  книг

Читайте также

10 цитат из книг историка Сергея Соловьева Мнения
10 цитат из книг историка Сергея Соловьева
Есть явления, по-видимому, мелкие, но которые служат верным мерилом общественного развития
15 афоризмов Василия Ключевского Мнения
15 афоризмов Василия Ключевского
История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков
10 цитат из книг Льва Гумилева Мнения
10 цитат из книг Льва Гумилева
Алчность – такой же модус пассионарности, как и фанатизм
5 литературных персонажей, которых нам нравится ненавидеть Познавательно
5 литературных персонажей, которых нам нравится ненавидеть
Тренды
Как пережить эпидемию: советы от писателей
Пиры, маскарады и другие способы избежать всеобщей паники
Как пережить эпидемию: советы от писателей
Стоит ли читать «Историю государства Российского»? Познавательно
Стоит ли читать «Историю государства Российского»?
Рассказываем об одном из самых известных трудов Николая Карамзина
Викторианское воспитание: дисциплина и нервные расстройства Жизненно
Викторианское воспитание: дисциплина и нервные расстройства
Рассказываем о том, как воспитывали детей во времена Диккенса и Кэрролла
Плейлист литературных героев Познавательно
Плейлист литературных героев
Под какую музыку читать классические книги