Вадим Мещеряков: «До сделки наш рост сдерживался искусственно»

Интервью с директором Издательского дома Мещерякова

Автор материала: Раиса Ханукаева
02 ноября, 2018

В конце августа российский книжный рынок потрясла новость о том, что издательская группа «Эксмо» приобрела контрольный пакет акций у ИД Мещерякова, который самостоятельно и успешно присутствует на рынке уже более 13 лет и издает качественную, в основном детскую литературу.

Такой ли уж неожиданностью была эта сделка и что будет с дальнейшей политикой издательства, мы узнали у самого Вадима Мещерякова.

Сделка состоялась, как теперь у вас дела?

Я уже два месяца живу в новом режиме и мыслю категориями продаж. Меня это очень пугает.

Почему?

Потому что моя главная задача не подстроиться под рынок, а поменять его. То есть издавать ту литературу, которую мы привыкли, но масштабировать производство и увеличить каналы сбыта с помощью той мощной системы дистрибуции, которая существует у «Эксмо», а не становиться одним из подразделений издательства.

Давление со стороны «большого брата» чувствуете?

Не давление «Эксмо». Я чувствую, что рынок совсем другой. Он не понимает книги, которые мы издаем. Кроме центральных книжных домов и крупных интернет-магазинов никто не готов продавать нашу продукцию, не готов ею интересоваться. Предстоит огромная работа по пиару и маркетингу для того, чтобы на нас начали обращать внимание.

С другой стороны, я очень чутко прислушиваюсь к тому, что происходит на рынке без меня: в оформлении, в содержании, в форматах. Мне все очень интересно. Очень разнообразный рынок, как выяснилось.

А если возникнут разногласия с гендиректором «Эксмо» Евгением Капьевым, что будете делать? Ведь у вас дорогие книги, вдруг они не будут продаваться?

Не дороже книг «Эксмо», уверяю вас. Как раз к такой ценовой категории рынок привык, дело не в цене, а в содержании. То, что наши книги дорогие — это миф. Что будет, если появятся разногласия с Капьевым, я не знаю, давайте дождемся, когда эти разногласия появятся, пока их нет.

На что потратите полученные деньги?

Ну я думаю, самолет куплю! У меня уже и до вас пытались узнать сумму сделки.

Так я про сумму не спрашиваю, мне интересно, на что потратите.

Ну если я скажу, что куплю машину, это будет одна сумма, если скажу, что самолет — другая. Можно еще промежуточный вариант — вертолет. А если серьезно, то меня совсем не интересует эта сделка с точки зрения цены, которую я получил за контрольный пакет. Она интересна мне с точки зрения заработка, который я могу получить, будучи акционером компании, и увеличения оборота издательства в 3-4 раза за 3-4 года. Я думаю, что это реально. Главное заложить сейчас основы этого роста. Полгода-год уйдет на то, чтобы нащупать те реперные точки, которые в конечном итоге приведут к этому росту. Причем это могут быть совершенно неожиданные точки. Я не исключаю, что одной из них может быть система FMCG. Вот вы говорите, что наши книги дорогие...

Конечно!

Это же имидж! У нас разные книги, просто запоминаются очень дорогие, потому что изначально политика издательства была делать такие книги. В то время на рынке дорогих и качественных книг не было. Все старались делать на дешевой бумаге, не вкладываться ни в дизайн, ни в шрифты. И вот появились мы со своими сериями, которые действительно были дороже остальных, потому что мы вкладывали в них большие деньги. Издательство осталось в глазах читателя именно как производитель не самых доступных книг. Одна из моих задач — рассказать, что мы не такие дорогие, чтобы быть недоступными. Важно объяснить людям, за что они платят.

Был ли у вас финансовый кризис в момент сделки?

Не было, если мы говорим о финансовой стороне, наоборот — был рост. Кризис был в понимании того, что наш рост сдерживается искусственно, потому что не хватает той связи с рынком, которая должна присутствовать. Нет доступа ко всем каналам сбыта, существующим на рынке. А мы по-прежнему верим, что можем успешно работать во всех каналах. Раньше у нас был один магазин «Лабиринт», который, по-видимому, искусственно сдерживал отгрузки. Цены выставлялись такие, что делали нас неконкурентоспособными.

Вы пока собираетесь развиваться только в рамках детской литературы?

Нет, я собираюсь развиваться в рамках всей литературы, но в ближайшие месяцы будем и дальше уделять больше внимания детской. Взрослая литература — это моя мечта, и мне кажется, я смогу работать в этой области, но тут надо хорошо продумать стратегию выхода на рынок, подобрать портфель... Я начал работать над этим еще до сделки с «Эксмо». Мы покупаем переводных авторов, разговариваем с нашими, которые уже начали что-то писать для нас.

Можете назвать имена?

Ну, например, Андреа Камиллери, итальянский писатель, который создает очень качественные, на мой взгляд, детективы. По сути, это тонкая психологическая проза. Он, кстати, уже издавался в России, но в очень неудачном переводе. Это была оценка самого Камиллери. Только одна книга была переведена хорошо, и когда мы с ним вели переговоры, а это было довольно долго, одним из условий продажи прав было то, что мы обращаемся только к переводчикам, которых он советует сам.

Мы смотрим и в сторону современных русских писателей. Они начинающие, с точки зрения того, что пока мало известны читателю, но пишут давно. Один из таких авторов — Мария Голикова, которая написала цикл из шести книг для нашей серии детского фэнтези «Малестанта». И, на мой взгляд, она потрясающая еще и как взрослый автор. Старт взрослой прозы будет в следующем году точно.

Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит С. Крэйг Залер Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит

А книги «Эксмо» вы читаете?

Ну как можно не читать книжки «Эксмо»? Их так много, что это просто невозможно. Умного ничего не читаю, сразу говорю! Сейчас у меня лежит детектив «Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит». Меня страшно зацепила обложка! Ну а потом мне понравилась и сама книга. Читаю Николая Свечина, которого в свое время я помогал запускать. Оформление его исторических детективов было сделано с помощью художника и дизайнера нашего издательства.

Сколько уже вы сотрудничаете с «Эксмо»?

Лет пять. Я сотрудничал в основном с вашей Первой редакцией, была серия «17», когда мы помещали в каждую книгу по 17 рассказов классических писателей. Также был проект «Книжки на завязках» и детективы Николая Свечина.

Я всегда понимал, что лучшая система дистрибуции существует в «Эксмо», и мне всегда хотелось через нее продавать те книги, которые я хочу и умею делать. Были попытки сотрудничества, а потом мы пришли к мнению, что надо распространить это не на одну-две серии, а на все издательство. Сделка не была неожиданностью. Может быть, просто рынок этого не ожидал... Но это не связано с каким-то кризисом, это осмысленное решение с той и с другой стороны. Более того, сама сделка согласовывалась почти год!

Беседовала Раиса Ханукаева

Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 4998  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 4998  книг
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам