Вадим Панов: «Медленный путь в никуда дает время, чтобы отыскать правильный»

Интервью со знаменитым автором фэнтези

29 июня, 2018

Вадим Панов — один из самых известных писателей-фантастов в России, автор таких серий, как «Тайный Город», «Анклавы» и «Герметикон», которые приобрели культовый статус среди поклонников жанра. Накануне у него вышла книга, продолжающая серию «ТГ». Редактор eksmo. ru Раиса Ханукаева поговорила с Вадимом Юрьевичем о новой истории, плюсах технического образования и даже о проблемах общества потребления.

 

Расскажите о вашей новой книге: на какую аудиторию она рассчитана, в какой из ваших миров попадет их читатель?

Мой новый роман — «Наследие Великанов» — продолжает рассказ о Тайном Городе. Это книга о Москве загадочной, Москве, которой много тысяч лет и о существовании которой многие из нас даже не догадываются, о Москве, которая находится рядом с нами — достаточно лишь протянуть руку, — но скрыта. «Наследие Великанов» — это мистическая история о любви и ненависти, предательстве и благородстве, о том, что кровь обязательно превратит в зверя, а свобода стоит того, чтобы рискнуть жизнью...

В интервью нашему журналу Ник Перумов рассказал, что его специальность помогает ему в работе над книгами, так как даже магия должна быть обоснованной и логичной. Помогает ли техническое образование вам в работе над вашими мирами?

Помогает и очень сильно. Технический склад ума требует выверять и продумывать каждое слово, не оставлять без внимания мелочи и в конечном итоге наполнять книгу деталями и нюансами, которые создают настоящую, а не высосанную из пальца атмосферу. Технический склад ума требует строгого соблюдения внутренней логики происходящего, что помогает строить четкие сюжетные линии. «Технарей» приучают к мысли, что, если где-то допущена ошибка, устройство работать не будет, а значит, нужно отдаваться замыслу с головой — не просто писать книгу, а жить в ней, жить в ее мире и «видеть» ее героев. Полагаю, все вышеперечисленное мне крепко помогает.

Наследие великанов Вадим Панов Наследие великанов

У наших читателей было много вопросов о продолжении серий. Есть ли среди ваших книжных серий полностью законченные? Или даже в «Анклавы» вы готовы вернуться?

Как раз в «Анклавы» я вряд ли когда-нибудь вернусь. Хотя, если честно, очень хочется. Мне безумно интересно, что произошло на Земле после запуска Станции, как проходит колонизация, что случилось с главными героями, как сложилась их судьба в новом мире, но я с самого начала знал, что история «Анклавов» — та, которую я задумал, — будет завершена запуском Станции. К этому я вел повествование, об этом хотел рассказать, что ожидает мир, который сам себя загнал в тупик. Я рассказал, и возврата к нему не будет. Все остальные мои истории — и «Тайный Город», и «Герметикон», и «Непревзойденные», и «Отражение» — могут быть продолжены, когда появится подходящая тема. Мне нравятся все мои миры, и я с удовольствием в них возвращаюсь.

Как вы относитесь к тому, что придуманные вами миры развиваются другими авторами? Есть ли среди опубликованных произведений особенно вам близкие или же, наоборот, те, которые вы считаете выпадающими из канона?

Все книги, все истории других авторов, которые развивают мир «Тайного Города», являются каноном, не выпадают из него, а поддерживают. Каждый из этих рассказов и романов обогащает «Тайный Город», приносит в него нечто совершенно новое и уникальное. Ведь каждый человек, каждый писатель видит мир по-своему, отыскивает свои собственные, неповторимые истории, замечает в огромном мире нечто абсолютно неожиданное для меня, и потому — интересное. Мне нравится читать истории, написанные о «Тайном Городе» другими авторами, я вижу в них развитие мира, мне приятно, что Тайный Город увлекает и будит воображение не только у меня и читателей, но при этом я внимательно слежу за тем, чтобы эти произведения не нарушали основных законов Вселенной «ТГ».


Вадим Панов на встрече с читателями на фестивале «Красная площадь»

«Тайный Город», наверное, самая обсуждаемая ваша серия. Почему так получилось, только ли из-за сериала?

Уверен, что не только из-за сериала, поскольку книги о Тайном Городе завоевали сердца читателей задолго до выхода первого сезона. Это истории о Москве, о том, что рядом с нами живут совсем непохожие на нас существа — в соседней квартире, в одном подъезде. Древние существа, иногда — жестокие, иногда — веселые, у них свои законы, свои интересы, свои цели, но иногда они сталкиваются с нами, и тогда жизнь обычного человека может кардинально измениться. Тайный Город — это одновременно и знакомый, и совершенно неизвестный нам мир, его существование невозможно доказать, но и невозможно опровергнуть, поэтому он вызывает большой интерес.

Кстати об экранизациях, вы создаете большие миры, о которых рассказываете не один год. Есть ли среди ваших книг те, которые можно адаптировать для полного метра? Не сериалом, где история рассказывается постепенно, а именно одним фильмом? Что это за книги?

«Занимательная механика», «Ручной привод», «Зандр»... Есть достаточно историй, которые могут стать полнометражным фильмом и, возможно, рано или поздно они будут экранизированы.

В «Анклавах» вы критикуете капитализм. В одном из последних интервью вы сказали, что альтернатива капитализму есть. «Этот проект не реализовался у нас в стране, но продолжает развиваться в Китае» (цитата из интервью для «Популярной механики»). Можно ли сказать, что вы поддерживаете социализм?

Классический социализм являет собой пример удивительной судьбы. На начальном этапе он представлял собой утопическую, насквозь лживую концепцию, призванную решить для буржуазии тактическую задачу по перехвату власти у земельной аристократии, опираясь при этом на низшие слои населения. Строить социализм никто не собирался, но процесс вышел из-под контроля — и началась масштабная реализация концепции, что стало полной и весьма неприятной неожиданностью для ее разработчиков. Впервые в истории человечества создавалось социально ориентированное государство, в котором основные средства производства находились в распоряжении общества. В первой половине ХХ века мир стоял на пороге величайших преобразований, но борьба за них оказалась проиграна, и сейчас мы возвращаемся к общественным отношениям XIX века.

Зандр Вадим Панов Зандр

Собственно, все «завоевания трудящихся» в ХХ веке: нормированный рабочий день, пенсии, системы здравоохранения и социальной помощи — все это стало возможным только потому, что существовала альтернатива капитализму, существовали государства, в которых это предлагалось. Теперь считается, что альтернативы нет и все перечисленное постепенно будет свернуто.

В некоторых интервью вы говорите, что мы все уже живем в «Анклавах». Есть ли положительные черты у современной жизни и современного общества?

Безусловно, есть, и главная положительная черта современного общества заключается в том, что на Земле до сих пор не разразилась Третья мировая война. Нас очень много, гораздо больше, чем может выдержать планета, у нас огромное количество противоречий, но мы все еще удерживаем мир и пытаемся искать пути развития. И я надеюсь, что разум восторжествует, цивилизация преодолеет кошмарную в своей бессмысленности стадию общества потребления и устремится по настоящему пути развития.


Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 4440  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 4440  книг
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам