Вадим Панов: «Создание новой Вселенной — увлекательный, полный неожиданностей процесс»

Знаменитый автор отвечает на вопросы читателей

02 июля, 2018

Накануне мы публиковали интервью с Вадимом Пановым. Наши читатели тоже задавали вопросы любимому автору в социальных сетях, на самые интересные из них знаменитый писатель ответил на нашем сайте.

 

Гузель Хисамова

Мне 17 лет, из моих друзей и знакомых читают от силы 2–3 человека.

1) Как можно привлечь сверстников к чтению книг и вообще к литературе?

2) В каком возрасте у вас появилось хобби — чтение книг?

В мои семнадцать лет не существовало столь огромного числа вариантов потратить свое свободное время, как теперь. Не было бесконечных сериалов, плавно перетекающих один в другой, отсутствовали компьютерные игры, пожирающие время, как электрические свиньи, еще не придумали социальные сети, с той же неутомимостью пожирающие мозги. Вариантов для нас было немного: живое человеческое общение, спорт или чтение. И мы выбирали все три: и общение, и спорт, и чтение, потому что нельзя все время гулять или тренироваться. Чтение было естественной частью жизни: мы читали школьную программу, потому что строго спрашивали, читали то, что задавали на лето или внеклассное чтение, и читали приключения и фантастику — потому что интересно. Поэтому столь замечательное хобби — чтение — у меня появилось с пяти лет, с того момента, как мама научила меня читать.

 

Ирина Кучерова

Если бы вам предоставили возможность поработать в кабинете любого великого или просто известного писателя из числа уже ушедших от нас — чей бы вы выбрали, чья писательская аура наиболее родственна вашей?

Ничья. Есть писатели, к которым я испытываю глубочайшее уважение, но ни перед кем не испытываю пиетета, и я ни за что не согласился бы работать в чужом кабинете. Заглянуть в него, посмотреть, какие книги стоят на полках, чем завален стол, что за картины на стенах — да, было бы интересно, но работать — нет.

Уверен, у каждого писателя есть собственное, привычное и любимое рабочее место, где ему пишется с комфортом и настроением. И это место он ни на что не променяет.

 

Анна Исаева

Очень люблю все ваши произведения, но больше всего нравится цикл «Тайный Город». Любимым персонажем является Сантьяга. Почему вы не создаете любовную линию с Сантьягой в настоящем времени, а упоминаете только о его прошлых романах?

Честно говоря, с недавних пор я сам стал об этом задумываться, но пока те прекрасные леди, которых я придирчиво рассматривал на роль новой музы комиссара до сих пор, по разным причинам сошли с дистанции. Но я продолжаю поиски (отвечая, почувствовал себя свахой) и есть ощущение, что скоро... очень скоро... сердце комиссара окажется занятым.

 

Михаил Сизов

Очень многое из «Анклавов» сбывается. Как вы относитесь к этому? И нет ли желания расширить вселенную? Выпустить энциклопедию или экранизацию.

«Анклавы» не такой уж плохой вариант будущего. Унылый? Да. Ведущий в тупик? Да. Но медленный путь в никуда дает время, чтобы отыскать правильный, устремленный в будущее вектор развития цивилизации. А большая война, которая на сегодняшний день является альтернативой «Анклавов», отбросит нас на столетие назад. Плохо то, что иллюзорное благополучие, которое дают «Анклавы», мешает людям понять, что цивилизация катится под откос.

 

Ирина Ёшкина

Вадим Юрьевич, вы один из моих любимых авторов, с вашим творчеством знакома уже более 10 лет. И все эти годы мучает вопрос: где же все-таки навские женщины? (Кстати, и об эрлийках упоминаний нет.) И второй вопрос: куда пропала Марина из книги «Запах страха»?

С навскими женщинами все очень сложно: я лично их не встречал, а на мои вопросы Сантьяга не отвечает. Но я обещаю, что буду продолжать допытываться и рано или поздно, возможно, узнаю ответ. И в этом случае обязательно расскажу его читателям.

 

Deviga Nav

Вадим Юрьевич, добрый день. Много лет слежу за вашим творчеством, особенно полюбились «Анклавы» и «Тайный Город». Как возникают такие разноплановые миры в ваших сериях? Мир Анклавов и Ириски находятся настолько далеко друг от друга, что даже не верится, что они принадлежат одному Мастеру.

Спасибо! Скучно все время рассказывать об одних и тех же героях и одном и том же мире, каждая новая книга должна быть вызовом, должна будоражить воображение, заставлять узнавать новое. Создание новой Вселенной — увлекательный, полный неожиданностей процесс. Контуры нового мира проступают постепенно, его части долго притираются друг к другу, чтобы не мешать, не порождать противоречий. Что-то меняется, что-то отбрасывается, но когда работа закончена и ты оказываешься в абсолютно новом пространстве, испытываешь настоящий восторг.

 

Мария Алексанова

Бывает ли у вас так, что накрывает кризис: герои кажутся неинтересными, диалоги надуманными, сюжетная линия теряется? Как тогда спасаетесь? Как проходите через этот «штиль»?

К счастью, через подобное испытание мне еще не доводилось проходить. Я очень долго подбираюсь к новой книге. Идея, персонажи, мир, сюжет — они должны увлечь настолько, чтобы не возникало желания думать о чем-то другом, чтобы накрыло с головой и хотелось лишь одного: не отрываясь рассказывать историю до самого финала. И если такого чувства изначально нет, то я за книгу не берусь.

 

Вероника Волк

Есть ли у вас любимые типажи (не только основных, но и героев второго плана)?

Я стараюсь максимально разнообразить персонажей и внешне, и внутренне, находить особые, уникальные черты для каждого, независимо от того, относится он к числу основных или играет эпизодическую роль.

По какому принципу вы подбираете имена, фамилии и прозвища героям?

В зависимости от ситуации. В некоторых случаях фамилии или имена представителей одного народа должны быть похожи, и тогда приходится придумывать новое имя без нарушения канона, а индивидуальность персонажа подчеркнуть кличкой или псевдонимом. Иногда имя придумывается «с нуля», без привязки к чему бы то ни было, и это, с одной стороны, легче, потому что фантазия ничем не ограничена, с другой — труднее, поскольку «не за что зацепиться». Но в подавляющем большинстве случаев имя соответствует характеру персонажа, его внутреннему миру, а главное — тому, каким его видит автор.

Только интересные материалы и книги
Почтовому совенку-стажеру не терпится отправить вам письмо