27 марта, 2018

5 лучших романов Сюсаку Эндо

От «Молчания» до «Скандала»

5 лучших романов Сюсаку Эндо

Сюсаку Эндо называли фаворитом на получение Нобелевской премии по литературе, он был одним из самых ярких и талантливых японских авторов XX века. А ведь он мог и не стать писателем. Его отец настаивал на медицинской карьере сына. Но Эндо ослушался и стал специалистом по французской словесности. Во времена Второй мировой войны его признали годным к службе, однако из-за начавшейся болезни легких на фронт он так и не попал. С этим недугом «японский Грэм Грин» мужественно сражался до конца жизни.

Еще сложнее ему давалась, быть может, только битва с самим собой. Посвятив свое творчество осмыслению возможности быть христианином в Стране восходящего солнца, писатель пытался примирить в себе японское и французское, восточное и западное, традиционное и католическое, свет веры и тень греха. Итогами этой борьбы стали книги, переведенные на множество языков и экранизированные далеко за пределами родины Эндо.

Мы отобрали 5 лучших романов японского классика.

Скандал

Неожиданный поворот в жизни писателя-христианина в очередной раз напоминает читателю о том, чем заканчивается игнорирование собственной «темной стороны». На закате своей жизни Сугуро обнаруживает, что у него есть двойник, способный полностью разрушить его репутацию.

В «Скандале» реальность и иллюзия закручиваются в одну спираль, которая затягивает против воли. Автор мастерски описывает инфернальную сторону токийской жизни, захватившую главного героя. Усиливают «эффект присутствия» многочисленные отсылки к творчеству японских и европейских писателей, теориям мастеров психоанализа и более ранним произведениям Эндо.

Скандал -18% Скандал Сюсаку Эндо Мягкая обложка247 ₽301 ₽ В корзину В корзину

Самурай

Рокуэмону Хасэкуру — реальная историческая фигура эпохи Эдо. Ему суждено было стать первым японцем, побывавшим в Европе и Америке с дипломатической миссией. Памятники путешественнику установлены на всем его долгом пути: в Японии и на Филиппинах, в Мексике, Испании и Италии. Желая вернуть земли предков, Самурай в компании троих своих собратьев и одного проповедника отправился в семилетнее путешествие, принял католическую веру и дошел до резиденции самого Папы Римского.

Столкновение европейских интересов и японского чувства долга на фоне медитативных описаний природы не позволяют оторваться от романа. Оценило его и жюри премии Номы. Эндо стал ее лауреатом в 1980 году.

Самурай Самурай Сюсаку Эндо Твердый переплет Купить Купить

Посвисти для нас

Даже после окончания боевых действий безжалостное время продолжает стирать все, что было дорого поколению, пережившему Вторую мировую. Старому Одзу еще повезло: потеряв в этом аду лучшего друга и испытав множество лишений, он выжил и даже сумел обзавестись семьей. Вот только дети, не знавшие ужасов войны, кажется, не становятся гуманнее своих родителей. В погоне за комфортом и карьерой они совершенно не думают о людях, жизни которых ломают по дороге к успеху.

Тема врачебной этики, затронутая в этом романе, многим может напомнить «Море и Яд» — одну из первых книг Эндо, переведенных на русский язык, которую, как и эту, он писал, борясь с тяжелой болезнью легких.

Посвисти для нас Посвисти для нас Сюсаку Эндо Твердый переплет Купить Купить

Молчание

Этот роман принес Эндо престижную премию Танидзаки и мировую известность. Книга была экранизирована дважды: Масахирой Синода в 1971 году и Мартином Скорсезе в 2016-м. Первым фильмом писатель остался недоволен, а до выхода второго, долгожданного, но провалившегося в прокате, ему дожить не удалось. Сам он считал «Молчание» одним из лучших своих произведений.

Вообще, христианская тема в японской литературе прошлого века — одна из наиболее интересных, мы встречаем ее у таких классиков, как Рюноскэ Акутагава, Арисима Такэо и Осаму Дадзай. Но роман Эндо — это, безусловно, наиболее яркое по силе своего высказывание произведение на данную тему.

Молчание -18% Молчание Сюсаку Эндо Твердый переплет187 ₽228 ₽ В корзину В корзину

Женщина, которую я бросил

Может показаться, что все истории о несчастной любви — для женщин. Мол, это они любят рыдать над всякими глупостями. Карьера — вот, что главное для мужчины! Да и кому нужна некрасивая необразованная бесприданница? Еще и пятна на руках какие-то странные. Прямо на запястьях... Разумеется, Ёсиока оставил Мицу, но почему-то так и не смог забыть ее.

На самом деле, книга Эндо не только о неумении любить «ближнего как самого себя». Она о бедности и достатке, самопожертвовании и самооправдании, о подлости и одиночестве, от которых так сложно излечить человека. Примечательно, что в экранизации 1969 года сам Эндо сыграл именно врача.

Книги по теме
Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 40248  книг
Яндекс Дзен
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 40247  книг

Читайте также

50 лучших японских романов XX века Познавательно
50 лучших японских романов XX века
«Норвежский лес», «Золотой храм», «Чужое лицо» и другие выдающиеся произведения прошлого столетия
Кино по классике: «Молчание» Мартина Скорсезе Кино
Кино по классике: «Молчание» Мартина Скорсезе
Экранизация одноименного культового романа Сюсаку Эндо
10 цитат из книг Сюсаку Эндо Мнения
10 цитат из книг Сюсаку Эндо
Удивительное создание человек — всегда в нем живет надежда, что уж его-то судьба пощадит
Неизданная классика: запоздалые переводы. Часть II Познавательно
Неизданная классика: запоздалые переводы. Часть II
Прочти первым: «Посвисти для нас» Сюсаку Эндо Познавательно
Прочти первым: «Посвисти для нас» Сюсаку Эндо
Отрывок из романа японского классика
7 цитат из романа Сюсаку Эндо «Молчание» Мнения
7 цитат из романа Сюсаку Эндо «Молчание»
Один из лучших японских романов XX века
Андрей Белый: интеллектуал, танцор и Дон Жуан Познавательно
Андрей Белый: интеллектуал, танцор и Дон Жуан
Рассказываем о биографии самого загадочного автора Серебряного века
Мы в дивном новом мире Познавательно
Мы в дивном новом мире
Идеи из романов-антиутопий, ставшие реальностью. То ли еще будет!