28 декабря, 2017

Для долгого-предолгого чтения: 10 лучших зарубежных трилогий

Романы Фолкнера, Гамсуна, Драйзера и других классиков мировой литературы XX века

Для долгого-предолгого чтения: 10 лучших зарубежных трилогий

Несмотря на то, что XX век — это век кино, радио, телевидения (а на его исходе еще и интернета), именно в это бурное на события и технические новации столетие были написаны многие знаковые произведения, вошедшие в золотой фонд мировой литературы. И некоторые из них наверняка придутся по вкусу любителям долгого чтения.

Мы отобрали 10 трилогий романов зарубежных авторов, которые понравятся всем ценителям классической литературы*.

 

Трилогия о Сноупсах. Уильям Фолкнер

Включает романы: «Деревушка», «Город», «Особняк»

В основе трилогии Уильяма Фолкнера лежит трагедия «аристократии» американского Юга. После поражения в Гражданской войне и уничтожения рабовладельческого строя сотни семей, некогда богатых и процветающих, пришли в упадок. Сноупсы — лишь одна из них. Они оказались перед сложным моральным выбором — впасть в нищету, но сохранить при этом былые представления о фамильной «чести», или же порвать с прошлым и влиться в общество алчных коммерсантов, готовых на все ради прибыли.

 

Трилогия желания. Теодор Драйзер

Включает романы: «Финансист», «Титан», «Стоик»

Знаменитую трилогию одного из самых популярных в СССР американских авторов можно было бы назвать «Как закалялся капитал, или Повесть о ненастоящем человеке». Драйзер раскритиковал мир большого бизнеса в США конца XIX — начала XX века. В Советском Союзе его романы приводили в качестве доказательства «бездуховности прогнившего Запада». Но если для автора «Финансиста» Фрэнк Каупервуд — это символ беспринципности и холодного расчета во всем, то для той же Айн Рэнд данный персонаж скорее соль земли и основа основ либертарианской философии тотального выживания сильнейшего. После распада СССР трилогия Драйзера стала настольным пособием для тысяч начинающих российских предпринимателей, пытавшихся выжить в мире дикого капитализма.

 

Парижская трилогия. Генри Миллер

Включает романы: «Тропик Рака», «Черная весна», «Тропик Козерога»

Парижская трилогия Генри Миллера долгое время находилась под строжайшим запретом в ряде стран из-за откровенных сцен. Пуританская мораль тех же Соединенных Штатов середины прошлого века просто не могла пропустить романы автора. При этом и критики, и другие литераторы не могли не отметить глубину и многогранность его произведений.

«Процесс освобождения личности Миллер метафорически передает как путешествие в утробу мира, о котором он подробнейшим образом рассказывает в романе „Тропик Козерога“. Концепция этого пути сложилась с помощью приведения к единой схеме множества теорий построения личности, выработанных человеческой мыслью. Она отсылает нас к древнейшим ритуалам, даосизму, древнеиндийской мудрости с ее идеей реинкарнации, странствиям Данте, принципу вечного возвращения Ницше, исследованиям в области психоанализа Карла Густава Юнга и Отто Ранка», — пишет о Миллере известный российский литературовед Андрей Аствацатуров.

 

США. Джон Дос Пассос

Включает романы: «42-я параллель», «1919», «Большие деньги»

На счету у Дос Пассоса не одна, а целых две трилогии. Первой из них («42-я параллель», «1919» и «Большие деньги») повезло больше — ее целиком перевели на русский язык, а вторая («Приключения молодого человека», «Первый номер» и «Великий замысел») все еще ждет своей очереди. Дос Пассос — один из наиболее ярких американских писателей «потерянного поколения», он постоянно экспериментировал в своей прозе, применяя то принцип монтажа, то поток сознания, то метод «камеры обскура». В своей трилогии он изображает Америку 1910-х — 1920-х годов.

 

Зал ожидания. Лион Фейхтвангер

Включает романы: «Успех», «Семья Опперман», «Изгнание»

Трилогия «Зал ожидания» посвящена феномену нацизма. Романы цикла не связаны между собой сюжетно, но объединены идейно — это своеобразная хроника «коричневой чумы», поразившей Европу в первой половине XX века. Автор описывает в своих книгах провал Пивного путча в Баварии, приход Гитлера к власти в Германии и полуголодную жизнь немецких эмигрантов, сбежавших от преследований во Францию.

 

Империя. Генрих Манн

Включает романы: «Верноподданный», «Бедные», «Голова»

И вновь Германия. Но на этот раз не нацистская, а кайзеровская. Генрих Манн, старший брат нобелевского лауреата по литературе Томаса Манна, изобразил в своих книгах широкую панораму жизни страны в конце XIX — начале XX века. В своей трилогии он исследует природу немецкого империализма и рассказывает, к чему привели Германию оголтелый патриотизм, милитаризм, пропаганда, «верноподданичество» и лицемерие руководителей Второго рейха.

 

Трилогия об Августе. Кнут Гамсун

Включает романы: «Скитальцы», «Август», «А жизнь продолжается»

В основе трилогии норвежского писателя Кнута Гамсуна лежит история Августа — обаятельного бродяги, мечтающего разбогатеть. Скитаясь по стране, он втягивает в свои планы всех, кто встречается ему на пути. Кому-то авантюры героя помогают сколотить капитал, а кого-то разоряют. Но даже самое выгодное дело не может удержать Августа на месте. И каждый раз он бросает все, чтобы продолжить свое путешествие навстречу мечте.

 

Кристин, дочь Лавранса. Сигрид Унсет

Включает романы: «Венец», «Хозяйка», «Крест»

«Кристин, дочь Лавранса» — историческая трилогия норвежской писательницы Сигрид Унсет, принесшая ей Нобелевскую премию по литературе в 1928 году. Действие книг происходит в средневековой Норвегии. В основе сюжета лежит история дочери богатого помещика, которая пошла против норм патриархального общества. Это романы о любви и верности и о той цене, которую приходится платить человеку за исполнение желаний.

Марина Цветаева называла «Кристин, дочь Лавранса» одним из своих любимых произведений и писала об этой трилогии: «Это лучшее, что написано о женской доле. Перед ней „Анна Каренина“ — эпизод».

 

Перстень Лёвеншёльдов. Сельма Лагерлёф

Включает романы: «Перстень Лёвеншёльдов», «Шарлотта Лёвеншёльд», «Анна Сверд»

Семейная сага, которую сравнивают по масштабу с «Сагой о Форсайтах» и «Унесенными ветром». Трилогия Сельмы Лагерлёф охватывает период с 1730 по 1860 год и повествует о пяти поколениях одной семьи. Параллельно развиваются три увлекательные истории, связанные между собой темами преступления и наказания, предсказания и проклятья, противостояния добра и зла.

 

Наши предки. Итало Кальвино

Включает романы: «Раздвоенный виконт», «Барон на дереве», «Несуществующий рыцарь»

«Наши предки» — трилогия романов итальянского писателя-постмодерниста Итало Кальвино, в которой он представил аллегорический образ современного человека. Захватывающие приключения виконта ди Терральба, экзотические пристрастия барона ди Рондо и тайна рыцаря Агилульфа — это взрослые сказки о жизни и ее подлинных ценностях. Настоящая классика XX века.


*В эту подборку не вошли научно-фантастические и фэнтезийные трилогии, а также «Сага о Форсайтах» Джона Голсуорси, являющаяся циклом романов и рассказов.

Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 50366  книг
Яндекс Дзен
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 50366  книг

Читайте также

50 лучших романов Нобелевских лауреатов по литературе XX века Познавательно
50 лучших романов Нобелевских лауреатов по литературе XX века
5 романов о Париже Познавательно
5 романов о Париже
Секс, кровь и алкоголь на страницах книг о столице Франции
Что такое южная готика? Познавательно
Что такое южная готика?
Коротко рассказываем об одном из самых мрачных литературных жанров XX века
Познавательно
Что читает команда «Эксмо»: выбор редакции в августе
О Грузии, Франции и Мексике
Что читает команда «Эксмо»: выбор редакции в августе
В стиле не откажешь: о чем пишут современные нобелевские лауреаты Тренды
В стиле не откажешь: о чем пишут современные нобелевские лауреаты
Рассказываем, что волнует Кадзуо Исигуро и за что не любят в Польше Ольгу Токарчук
Познавательно
Что почитать у Теодора Драйзера
Путеводитель по книгам американского писателя
Что почитать у Теодора Драйзера
Окаянная любовь: писатели, которых обижали женщины Жизненно
Окаянная любовь: писатели, которых обижали женщины
От Андерсена до Бунина
Детям и родителям
5 правил настоящей дружбы
Книги, которые научат вашего ребенка быть хорошим товарищем
5 правил настоящей дружбы