03 июля, 2018

Как читать «Айвенго» Вальтера Скотта

Как читать «Айвенго» Вальтера Скотта

В 20-е годы XIX века читающий мир охватила настоящая вальтер-скоттовская лихорадка. Романы «великого неизвестного» многократно переиздавались в Великобритании и очень быстро переводились на европейские языки. Скоттом увлекались люди разных возрастов и сословий. Коллеги по перу завидовали его успеху, но упоминали его книги в своих произведениях. Так, в ночь перед дуэлью роман «великого неизвестного» читает лермонтовский Печорин, от семейных неурядиц в мир благородных героев и прекрасных дам «убегает» главная героиня романа «Жены и дочери» Молли, а с «Робом Роем» знакомятся в гостиной Нехлюдовых в толстовской «Юности».

Особенно популярным после дебютного «Уэверли» оказался «Айвенго» — первая книга, действие которой происходит в средневековой Англии, а не в Шотландии XVI-XVII веков. Изначально это был коммерческий проект, призванный привлечь еще больше читателей к творчеству Вальтера Скотта, но литературоведы уверены: упрямый автор не смог бы написать ничего стоящего, если бы не надеялся на то, что это произведение станет его лептой в современной ему политической дискуссии. И даже сейчас, когда «Айвенго» считается детской книгой («первым и последним романом для мальчиков»), в нем легко можно увидеть важные темы постнаполеоновской эпохи.

Айвенго Айвенго Вальтер Скотт Твердый переплет303333-9%В корзину

Рыцарский роман о XIX веке

Если оставить в стороне романтическую историю о рыцаре, лишенном наследства, и его прекрасной возлюбленной, то на первый план в романе выходит Англия конца XII века, раздираемая спорами англосаксов и норманнов. Профессиональные историки часто упрекали Вальтера Скотта в том, что он утрировал эти разногласия. Мол, через сто с лишним лет после вторжения Вильгельма Завоевателя, обеим сторонам почти нечего было делить. Писатель, конечно, ничего не выдумал, остатки этого противостояния до сих пор видны в английском языке, где высокий стиль формируют слова с романскими корнями, а простую речь маркируют лексемы германского происхождения. Однако сопротивление англосаксов действительно было не таким явным.

Мог ли Вальтер Скотт допустить подобную ошибку? В «Айвенго» действительно есть ряд исторических неточностей, но в контексте романа их, скорее, можно отнести к оговоркам. К этой книге писатель приступил после работы над статьей «Chivalry» («Рыцарство») для Британской энциклопедии. Статья вышла в 1818 году и во многом объясняла различие между военно-феодальным knighthood (англосаксонский термин, обозначающий категорию профессиональных воинов-всадников) и норманнским понятием chivalry, включающим социальные и культурные коннотации. Основываясь на собранном материале, через год автор «Уэверли» опубликовал «Айвенго».

Сегодня ряд исследователей творчества Вальтера Скотта сходится во мнении, что конец XII века в романе легко накладывается на ситуацию первой половины века XIX, а спор англосаксов и норманнов — это метафора разногласий англичан и шотландцев. Последние вошли в состав Соединенного Королевства лишь в 1707 году, но не смирились со своим «вассальным» положением.

Как шотландский патриот, Вальтер Скотт верил в национальную идентичность своего маленького народа, любил его культуру и сожалел об умирающем диалекте, но как человек, знающий политику и понимающий ситуацию в стране, он мог оценить выгоды объединения с Англией. В этом контексте «Айвенго» стоит рассматривать как попытку примирить два лагеря.

В самом деле, Скотт создал роман не о конце англосаксонского сопротивления, а о рождении единой английской нации. У обеих враждующих групп в книге есть свои достоинства и недостатки. Так, писатель явно симпатизирует коренному населению, но саксонского тэна Седрика он выводит косным и сварливым стариком, а главную надежду всей «партии» — Ательстана Конингсбургского — ленивым и нерешительным человеком. В то же время, неприятные во всех отношениях норманны при более детальном анализе оказываются мастерами своего дела, сильными и целеустремленными воинами. Коренные жители справедливы и свободолюбивы, захватчики же умеют «постоять за себя».

Лишенный наследства Айвенго и его покровитель король Ричард Львиное Сердце здесь — лучшие представители своих народов. Причем Ричард даже больший «англичанин», чем Айвенго, он — истинный последователь Вильгельма Завоевателя, смелый и куртуазный рыцарь, но в то же время справедливый и мудрый правитель, не боящийся замарать свою репутацию общением с людьми, оказавшимися вне закона (история Локсли). Безусловно, Вальтер Скотт идеализировал правителя, чей крестовый поход, закончившийся выкупом из плена, едва не привел страну к экономическому краху.

Материал по теме Мнения 10 цитат из книг Вальтера Скотта

Литературное влияние «Айвенго»

Писатель следовал балладной традиции изображения благородного короля-воина. И, нужно сказать, реабилитировал Ричарда I в культуре. В 1825 году Вальтер Скотт во второй раз использовал его образ в своем романе. Речь идет о книге «Талисман», где Львиное Сердце стал главным героем.

«Айвенго» повлиял и на литературную судьбу другого полулегендарного персонажа — Робина Гуда, который здесь именуется Локсли. Благодаря Вальтеру Скотту в традиции прочно укрепилось мнение о том, что благородный разбойник жил в XII веке и был современником Иоанна Безземельного и его брата-крестоносца. Однако писатель сам себе противоречит, ведь Локсли в романе становится победителем лучного турнира, а такие соревнования начали проводиться в Англии не раньше XIII столетия. К сожалению, как было сказано ранее, в «Айвенго» не обошлось без ошибок и анахронизмов.

В большинстве преданий о Робине Гуде оговаривается, что он происходит из знатного рода. Впервые эту точку зрения поставил под сомнение британский антикварий и собиратель фольклора Джозеф Ритон. Согласно его версии, исторический прототип Робина был йоменом (мелким землевладельцем), родившимся в деревне Локсли под Ноттингемом (отсюда и второе прозвище героя). Скотт взял на вооружение именно эту гипотезу, чтобы сделать из Робина Гуда борца за сильную единоличную власть, способную противостоять частным интересам феодалов. Локсли и его отряд — верные союзники Ричарда, помогающие ему в борьбе с Фрон де Бефом, де Браси и другими. Как ни претенциозно это звучит, но писатель превратил благородного разбойника в символ народного сопротивления. Некоторые литературоведы даже называют взаимоотношения между людьми в его отряде примитивным коммунизмом.

Идеальное Средневековье

С середины XIX столетия популярность книг Вальтера Скотта начала падать. Рациональной эпохе не пригодились романтические герои автора «Уэверли», новая волна интереса к ним возникла только в начале XX века. Но, как пишет французский историк-медиевист Мишель Пастуро, до сих пор в европейских книжных магазинах весьма сложно найти полную, не адаптированную для детей, версию романа, что подрывает уважение к произведению в глазах литературной и университетской критики. При этом образы рыцаря Айвенго, Ровены, Ребекки или Локсли стали культурными топосами и продолжают влиять на свою аудиторию, если не напрямую, то через фильмы.

«В опросе, проведенном в 1983-1984 годах журналом „Меdievales“ среди молодых исследователей и признанных историков, фигурировал вопрос: „Откуда у вас появился интерес к Средневековью?“ Среди примерно трехсот опрошенных треть утверждали, что рано пробудившемуся интересу к Средним векам они обязаны „Айвенго“», — пишет Пастуро.

Эжен Делакруа «Ребекка и раненый Айвенго»

Что же такого находят современные читатели в не слишком точном историческом произведении? Дело в том, что Вальтеру Скотту удалось создать образ идеального Средневековья с рыцарскими турнирами, геральдикой, процессами против ведьм и борьбой феодалов и короля, словом, всем тем, что, независимо от исторических деталей, повторяется в любой научной или художественной книге. История, построенная как волшебная сказка, помещена в мрачную атмосферу эпохи непрерывных войн, не позволяющих выезжать из дома без вооруженного отряда, и тяжелых условий жизни, где даже покои знатной леди настолько проницаемы, что портьеры и гобелены колышутся на ветру.

После выхода «Айвенго» наука и литература ненадолго поменялись местами. Роман пробудил столь живой интерес к Средневековью, что в 1825 году Огюстен Тьерри, выпускник Высшей нормальной школы, преподаватель и пионер научной истории, публикует первый из своих трудов — «Историю завоевания Англии норманнами, с изложением его причин и последствий для Англии, Шотландии, Ирландии и континентальной Европы от древности до современности».

Книги по теме
Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 38014  книг
Яндекс Дзен
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 37993  книги

Читайте также

10 цитат из пьесы «Отелло» Уильяма Шекспира Познавательно
10 цитат из пьесы «Отелло» Уильяма Шекспира
Двусмысленны и шатки изреченья. Словесность не приносит облегченья
10 цитат из книг Роберта Льюиса Стивенсона Мнения
10 цитат из книг Роберта Льюиса Стивенсона
Путь к переменам должен начаться в сердце
7 фактов о лорде Байроне Познавательно
7 фактов о лорде Байроне
Истории из жизни знаменитого поэта
Поэзия Роберта Бёрнса в свете статьи Николая Полевого Познавательно
Поэзия Роберта Бёрнса в свете статьи Николая Полевого
Выдержки из первой российской работы по литературоведению
Книжные сериалы Познавательно
Книжные сериалы
Чего ждала публика, когда не было «Игры престолов»
Как покорить сердце любимого человека Жизненно
Как покорить сердце любимого человека
Опыт литературных героев
Стоит ли читать детям «Алису в Стране чудес»? Познавательно
Стоит ли читать детям «Алису в Стране чудес»?
Обсуждаем известную сказку с практикующими психологами
«Эмма.»-2020 vs роман Джейн Остен Познавательно
«Эмма.»-2020 vs роман Джейн Остен
Фильм Отем де Уайлд актуализирует романтическую комедию XIX века, но чем он отличается от книги?