08 апреля, 2021

Скабрезные шутки и высокий штиль: почему «Дон Кихот» — это смешная книга

Рассказываем о сатирических приемах Сервантеса

Автор материала: Раиса Ханукаева
Скабрезные шутки и высокий штиль: почему «Дон Кихот» — это смешная книга

Кадр из фильма «Человек, который убил Дон Кихота», 2018

Роман «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» давно вошел в школьную и вузовскую программы многих стран, включен во всевозможные списки лучших книг, рекомендуемых к прочтению, и переведен на все крупные мировые языки. Такая «канонизация» заставляет относиться к произведению Мигеля де Сервантеса с особым пиететом и забывать о том, что текст на самом деле очень смешной и даже грубоватый. Мы предлагаем вам внимательнее перечитать отрывки из книги — и от души посмеяться вместе с нами.

Дон Кихот. Шедевр мировой литературы в одном томе -10% Дон Кихот. Шедевр мировой литературы в одном томе Мигель де Сервантес Твердый переплет617 ₽686 ₽ В корзину В корзину

Пародия на рыцарские романы

С самого начала Сервантес заявляет, что его произведение — это «сплошное обличение рыцарских романов». Спятивший старик вместо красавца в латах, мельницы вместо великанов и трусливый хитрюга вместо преданного оруженосца, готового положить жизнь за хозяина, — это лишь небольшой список «перевертышей», которыми пестрит «Дон Кихот».

«Позаботьтесь также о том, чтобы, читая вашу повесть, меланхолик рассмеялся, весельчак стал еще веселее, простак не соскучился, разумный пришел в восторг от вашей выдумки, степенный не осудил ее, мудрый не мог не воздать ей хвалу».

На страницах романа то и дело возникают ситуации, свойственные произведениям о странствующих воинах. Однако, как заметил литературовед Борис Пуришев, Сервантес вынимает их из романтической среды и погружает в прозаическую действительность Испании XVII века, которая требует от Рыцаря Печального Образа не подвигов во имя любви, а выпавших зубов:

«Незачем тратить время и деньги на то, чтобы вам рисовали какие-то лица, — возразил Санчо. — Вам стоит лишь поднять забрало и выставить на поглядение собственное свое лицо, и тогда безо всяких разговоров и безо всяких изображений на щите каждый назовет вас Рыцарем Печального Образа. Поверьте, что я не ошибаюсь. Честное слово, сеньор, — не в обиду вам будь сказано, ваша милость, — от голода и отсутствия коренных зубов вы так подурнели, что, повторяю, вы смело можете обойтись без грустного рисунка».

Сниженный юмор

Автор не стесняется шуток и эпизодов, подходящих скорее портовым анекдотам, нежели литературе мирового уровня. В его романе герои блюют друг на друга, громко испражняются и мечтают не только прославлять барышень в своих подвигах, но и уединяться с ними в грязной комнатке трактира.

«Между тем то ли предрассветный холодок подействовал на Санчо, то ли за ужином попалось ему нечто послабляющее, а быть может, просто-напросто пришло ему время, <...> он пришел к мысли, что без шума и треска ему не облегчиться, и вот с этою мыслью он стиснул зубы и втянул голову в плечи, всеми силами стараясь затаить дыхание; но ему явно не повезло, несмотря на все эти ухищрения, в конце концов он все же издал не слишком громкий звук, резко, однако же, отличавшийся от тех, что нагнали на него такого страху. Услышав это, Дон Кихот спросил:

— Что это за звук, Санчо?

— Не знаю, сеньор, — отвечал тот. — Уж верно, что-нибудь новое: эти приключения да злоключения как пойдут одно за другим, так только держись».

Из графического романа «Дон Кихот»

Филологи предпочитают либо обходить стороной тему скабрезного юмора, либо говорить о нем вскользь. И зря, ведь он несет в себе немалую смысловую нагрузку. Во-первых, грубоватые шутки могли привлечь больше читателей-современников Сервантеса, как сегодня легкая литература опережает по продажам интеллектуальные опусы. А во-вторых, они усиливают пародийный элемент.

«Пахло от нее, по всей вероятности, прокисшим салатом, а ему казалось, что от нее исходит неясное благоухание. Словом, в его представлении образ астурийки слился с образом некоей принцессы, о которой он читал в романах, что, не в силах долее сдерживать свои чувства, она в вышеописанном наряде явилась на свидание к тяжело раненному рыцарю. И до того был слеп наш идальго, что ни его собственное осязание, ни запах, исходивший от этой очаровательной девицы, а равно и все прочие ее свойства, способные вызвать тошноту у всех, кроме погонщика, не могли его разуверить, — напротив, ему казалось, будто он держит в объятиях богиню красоты».

Цветистость речи

Портовые шутки нередко звучат на фоне великолепных тирад самого Дон Кихота и многословных авторских ремарок, что усиливает эффект пародийности и двойственности повествования:

«Златокудрый Феб только еще распускал по лицу широкой и просторной земли светлые нити своих роскошных волос, а пестрые птички нежной и сладкой гармонией арфоподобных своих голосов только еще встречали румяную Аврору, покинувшую мягкое ложе ревнивого супруга, распахнувшую врата и окна ламанчского горизонта и обратившую взор на смертных, когда славный рыцарь Дон Кихот Ламанчский презрел негу пуховиков и, вскочив на славного своего коня Росинанта, пустился в путь по древней и знаменитой Монтьельской равнине».

Бытовые детали

Но если сражения с ветряными мельницами выглядят скорее мило и по-своему романтично, то посвящение Дон Кихота в рыцари в замке-трактире не оставляет никаких шансов воспринимать происходящее всерьез:

«Перепуганный владелец замка, не будь дурак, тотчас сбегал за книгой, где он записывал, сколько овса и соломы выдано погонщикам, и вместе со слугой, державшим в руке огарок свечи, и двумя помянутыми девицами подошел к Дон Кихоту, велел ему преклонить колена, сделал вид, что читает некую священную молитву, и тут же изо всех сил треснул его по затылку, а затем, все еще бормоча себе под нос что-то вроде молитвы, славно огрел рыцаря по спине его же собственным мечом. После этого он велел одной из шлюх препоясать этим мечом рыцаря, что та и исполнила, выказав при этом чрезвычайную ловкость и деликатность: в самом деле, немалое искусство требовалось для того, чтобы во время этой церемонии в любую минуту не лопнуть от смеха...»

Во втором томе главный герой как будто сталкивается с чем-то волшебно-романтическим. Странствуя, Дон Кихот решает проникнуть в пещеру, слывущую магической. В ней благородный идальго засыпает — и во сне встречается с хозяином пещеры, старцем Монтесиносом. Тот рассказывает, как в былые времена, будучи юным рыцарем, отвез сердце своего погибшего друга его возлюбленной, не забыв при этом его подсолить, чтобы «поднести его сеньоре Белерме если не в свежем, то, по крайности, в засоленном виде». Однако и сама сеньора находится в пещере. Вместе со своими родственниками она была заколдована Мерлином, много времени провела в подземелье и за это время стала бледной и обзавелась синяками под глазами. Причина этих синяков, по словам старца, кроется не в «месячных недомоганиях, обычных у женщин», а в постоянном напоминании о былой трагедии. Как видите, даже во сне благородного Дон Кихота есть место бытовым и телесным подробностям.

Дон Кихот -9% Дон Кихот Мигель де Сервантес Твердый переплет317 ₽348 ₽ В корзину В корзину

Ирония над «железным веком»

Тем не менее не все рыцарские романы для Сервантеса плохи, а сам образ рыцаря не только смешон. Дон Кихот — фигура настолько же трагическая, насколько комическая. Про себя он говорит, что «по воле небес родился в железный век, дабы воскресить золотой». Романтик и мечтатель, он раскрывает лучшие и худшие качества характера в окружающих. Так, трусливый Санчо все же становится верным оруженосцем, а его смекалка и якобы «ограниченный» крестьянский ум помогают ему стать хорошим губернатором.

Благородный идальго со своими рыцарскими идеалами резко контрастирует не только на фоне бедняцкого быта, но и в замке герцога, который попросту смеется над ним. А читатель, в свою очередь, посмеивается над самим герцогом. Более того, далеко не все герои романа считают Дон Кихота идиотом, ведь именно к нему обращается донья Родригес, желающая избавить дочь от позора. При этом, наобщавшись с Санчо Пансой, она буквально копирует лексику простака-губернатора. «Надеяться же на правый суд сеньора герцога — это все равно что на вязе искать груш», — заявляет дуэнья в 52 главе. «Я ничего бы не имел против взглянуть на того коня, но ждать, что я на него сяду, <...> это все равно что на вязе искать груш», — отвечает Санчо своему хозяину в 40 главе.

Итак, мы видим, что «Дон Кихот» — дуалистичное произведение, которое может и рассмешить, и растрогать. А чтобы убедиться в этом самостоятельно, прочтите сам роман.

Книги по теме
Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 46413  книг
Яндекс Дзен
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 46412  книг

Читайте также

Кино по классике: лучшие экранизации «Дон Кихота» Познавательно
Кино по классике: лучшие экранизации «Дон Кихота»
Фёдор Шаляпин и Николай Черкасов в образе хитроумного идальго
«Человек, который убил Дон Кихота»: удивительное путешествие в сердце испанской мечты Познавательно
«Человек, который убил Дон Кихота»: удивительное путешествие в сердце испанской мечты
Рецензия на приключенческое фэнтези Терри Гиллиама
15 цитат из «Дон Кихота» Мигеля де Сервантеса Мнения
15 цитат из «Дон Кихота» Мигеля де Сервантеса
Нет такой дурной книги, в которой не было бы чего-нибудь хорошего
Изучаем историю литературы по эпохам: португальское Возрождение и испанский Золотой век Познавательно
Изучаем историю литературы по эпохам: португальское Возрождение и испанский Золотой век
15 главных произведений Пиренейского полуострова XVI — первой половины XVII веков
Кто из литературных героев любит читать книги? Познавательно
Кто из литературных героев любит читать книги?
Объясняем, как время влияет на вкусы выдуманных людей
Что посмотреть на каникулах: 5 лучших экранизаций классики 2018 года Познавательно
Что посмотреть на каникулах: 5 лучших экранизаций классики 2018 года
От Чехова до Киплинга
По следам литературных путешественников Жизненно
По следам литературных путешественников
Идеи для отпуска от героев Жюля Верна, Рафаэля Сабатини и Конан Дойла
5 цитат из пьес Кальдерона Мнения
5 цитат из пьес Кальдерона
Великий испанский драматург о жизни, женщинах и человеческой судьбе