12 октября, 2017

Прочти первым: «Магия побед»

Отрывок из автобиографии Светланы Хоркиной

Прочти первым: «Магия побед»

Светлана Хоркина — российская гимнастка, двукратная олимпийская чемпионка, многократная победительница чемпионатов мира и Европы. Мы публикуем отрывок из ее автобиографии «Магия побед».

 

***

В то время, когда я начинала заниматься спортивной гимнастикой, у нас не было возможности снимать на видеокамеру ни моих выступления, ни тренировки. Единственное, с чем можно было работать, так это с телетрансляциями спортивных соревнований, записанными на видеомагнитофон. Но и их тогда было не так много, как хотелось бы. И показывались они в доступное для детей время, а не ночью, как сейчас. Потом спорткомитет Белгорода выделил нам с Пилкиным камеру, и мы стали записывать сами себя. И когда с Борисом Васильевичем все это вместе просматривали и разбирали, я каждый раз ругала себя на чем свет стоит: какая же я дура, что не могла понять такую простую ошибку... А Борис Васильевич только посмеивался, мол, лучше тебе один раз показать, чтобы ты своими глазами посмотрела, чем я тысячу раз буду талдычить одно и тоже. Все-таки мудрый у меня был тренер...

Наученные горьким опытом выступления на женевском чемпионате Европы, к предстоящему чемпионату мира в австралийском Брисбене мы стали менять многие элементы ультра-си в своих программах на более легкие, оставляя на когда-нибудь потом все самое сложное. И стали выступать более уверенно. От старта к старту мы набирались опыта, спортивной наглости и задора, на общих разминках даже стали задирать взглядами и шокирующими элементами своих соперниц... Мы становились все сильнее и сильнее.

Увы, так случилось, что на моем первом мировом чемпионате в Брисбене в 1994 году Бориса Васильевича рядом не оказалось, он приболел и со мной не поехал. Да и это путешествие на край света, в Австралию, оказалось таким тяжелым, что у меня даже появились мысли, будто я просто его не вынесу. Во-первых, мы летели с пересадками, потому что Федерация не располагала средствами для комфортного перелета с максимально удобными стыковками самолета. Билеты нам покупали максимально дешевые и неудобные. Помимо того, что мы летели с пересадками, так еще и в эконом-классе. А это значит, что кресла были тесные, ноги не вытянешь. Пока мы взлетали, мучились во время полета и садились, я думала, что умру раньше, чем мы доберемся до места. Ноги-руки опухли, стали какими-то деревянными. Когда мы все-таки доехали, мы чувствовали себя вроде бы живыми, хотя и не совсем здоровыми.

До соревнований была еще неделя, и, можно было хоть немного прийти в себя. Но кроме тяжестей перелета, нужно было еще приспособиться к разнице во времени. По ночам мы бодрствовали, как совы, не зная, что с собой делать, а днем, наоборот, были как сонные мухи. Мы старались изо всех сил. Но особенно тяжело стало на третий и четвертый дни — как раз на них и пришелся пик акклиматизации. Однако это никого не волновало: ты приехал соревноваться и выступать, и то, что ты не акклиматизировался — твои проблемы. «Ударом под дых» для нас оказалось то, что судейские бригады были хитрее нас, спортсменов. Они приходили на тренировки и смотрели наши программы заранее... Судьи сидят здесь же, в зале, и ты должен, несмотря ни на что, выходить и тренироваться, делать свои программы по всем видам предстоящих выступлений. Из-за этого тренировки еще больше угнетали: все боялись что-нибудь сделать не так, боялись ошибиться, допустить помарки. Потому что уже до начала чемпионата мира арбитры создавали собственное впечатление о каждом гимнасте, знали кто и с чем будет выступать: у них все было расписано по элементам, и они видели, кто из спортсменов сколько ошибок допустил во время тренировки на каждом снаряде.

Всегда считала, что это неправильно, что нельзя смотреть выступления спортсменов на соревнованиях с заранее сложившимся мнением и предубеждением на их счет. И вообще я против того, чтобы судьи присутствовали на тренировках. Их задача оценивать результаты в пылу сражения, а не во время черновой работы. Оппоненты считают, что такая предварительная подготовленность придает динамику ходу соревнований, и судьи быстрее будут считать и выставлять оценки спортсменам, а это более выгодно для телевидения. А поскольку именно телевидение в последние годы правит бал во всех видах спорта (и на Олимпиадах в том числе, и в гимнастике в частности), привлекает главных спонсоров и от него зависит бюджет соревнований, то оно, соответственно, и «музыку заказывает»...

Бесспорной фавориткой на этом чемпионате мира была олимпийская чемпионка, американка Шеннон Миллер. Она была великолепна на всех снарядах. Она же и выиграла соревнования в многоборье. Дина Кочеткова завоевала бронзу. В личном зачете в многоборье я оказалась всего лишь девятой... В отдельных видах гимнастического многоборья Дина завоевала золото на вольных упражнениях. Я выступала на двух снарядах — в опорном прыжке и на брусьях. Судя по записям, которые у меня остались после выступления, прыгнула я тогда тот самый Куэрво просто шикарно. Но чтобы судьи отдали первенство мне, видимо, не хватило значимости моего имени (судьи только-только узнавали меня и мои способности), потому и оставили меня на второй позиции. А вот на брусьях я сама допустила ошибку на приземлении: надо было встать в доскок, не шелохнувшись, а меня слегка занесло, и я отпрыгнула чуть-чуть вперед. В итоге пропустила вперед китайскую спортсменку. Хотя, две серебряные медали я все же заработала. Оксана Фабричная завоевала бронзу на бревне.

Думаю, что именно после этого чемпионата мира и судьи, и гимнастическая общественность поняли, что Хоркина — это серьезно. А мне больше всего было обидно за ту дурацкую оплошность, которую я допустила при соскоке с брусьев, ведь она стоила мне золотой медали.


Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 105  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор