20 августа, 2018

Прочти первым: «Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит»

Отрывок из триллера американского писателя Крэйга С. Залера

Прочти первым: «Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит»

«Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит» — триллер американского писателя Крэйга С. Залера, ставший бестселлером в США и странах Европы. Мы публикуем из него отрывок.

 

***

Беттингер наблюдал, как два уборщика с гримасами отвращения взобрались на лестницу, чтобы стереть щетками последние следы самоубийства. Молодой офицер, получивший корону из рвотных масс и соответствующие эполеты, ушел рано, потрясенный новым опытом, а труп с лоботомией перенесли в помещение со стальными дверями, терпким запахом и цифровыми градусниками, которые показывали низкие температуры по Цельсию и Фаренгейту.

Детектив открыл пакет, только что извлеченный из торгового автомата. Его внимание привлекли шаги, а потом он услышал, как кто-то откашлялся.

— Инспектор хочет тебя видеть.

— Мне так и не суждено съесть сегодня это проклятое печенье.

— Я думаю, у тебя еще появится время. Судя по тому, как инспектор произнес твое имя, его будет некуда девать.

Жюль посмотрел на Большого Тома, чье прозвище относилось к впечатляющему животу, а не к росту, который больше подходил китаянке. В этот момент детектив вдруг понял, что голова старшего администратора напоминает луковицу.

— Инспектор огорчен? — осведомился Беттингер, испытывая скорее любопытство, чем тревогу.

— Сразу после того, как он тебя вызвал, последовал удар грома. — Администратор указал рукой в сторону окна. — И небо очистилось.

Они вместе вышли в общий зал, где на Жюля одновременно посмотрела дюжина офицеров. Пока он прятал печенье с корицей в карман, на его плечи легло тяжкое бремя.

— Может быть, у тебя будет время заняться выпечкой самому, — заметил Большой Том. — Месить собственное тесто. Следить за духовкой. Собирать урожай сахарного тростника.

— Я старался помочь этому парню. — Беттингер попытался говорить искренне. — Честно.

— Ты не обижайся, но я вычеркну тебя из списка контактов для экстренных случаев.

Они сделали еще несколько шагов и оказались возле письменного стола Тома, где похожий на борова администратор опустил задницу в пластиковое кресло. Жюль продолжил движение к ближайшей двери, сжал правую руку в кулак и постучал под табличкой с надписью: «Инспектор Керри Лэделл».

— Беттингер? — отозвались из-за двери.

— Да.

— Входи. — Повелительное наклонение не оставляло надежды на позитивный исход.

Детектив глубоко вздохнул, повернул ручку и распахнул дверь в кабинет, где было больше сосны и дуба, чем в лесу. За письменным столом в кожаном кресле сидел длинный и угрюмый инспектор Лэделл. Его поджатые губы почти скрывались под серебристыми усами, а зловещий взгляд не сулил ничего хорошего.

— Что за дерьмо ты сказал Роберту Феллберну?

Слова летели в Беттингера, точно пули, притягивая взгляды офицеров из общего зала.

— Может быть, мне следует закрыть дверь?

— Проклятье, отвечай на вопрос!

Жюль все же закрыл дверь.

— Не садись.

— У нас будет такой разговор?

— Феллберн пришел сюда за помощью, ты завел его в свой кабинет, а потом он вышел и застрелился.

— Феллберна выдоила черная профессионалка, которая вдвое моложе его. Я объяснил ему ситуацию и дал совет.

— И каким он был? «Убей себя?»

— Я сказал, чтобы он забыл о деньгах и продолжал двигаться дальше.

— И он продолжил движение. — Инспектор Лэделл посмотрел в потолок.

Беттингер сел, хотя ему это было запрещено.

— Почему ты на меня наезжаешь? Он был идиотом.

— Ты знаешь Джона Карлайла?

Внутри у детектива все сжалось.

— Мэра?

— Да уж не второго базового, который сделал сорок один хит во время своего недолгого пребывания в главной лиге в тысяча девятьсот двадцать втором году.

Жюль понял, что паршивый разговор может закончиться для него очень плохо.

Инспектор забросил в рот мятный леденец.

Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит С. Крэйг Залер Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит

— Вот для тебя вопрос с единственным ответом. Угадай, кто был мужем сестры мэра Карлайла еще два месяца назад? — Босс пососал леденец. — Вариант А: человек, который явился сюда за помощью, а потом вышел и покончил с собой.

— Дерьмо.

— Да, правильно. Дерьмо. — Керри Лэделл кивнул. — Может, если б ты сказал ему что-нибудь доброе, мы бы сейчас не использовали это слово.

— И что?

— А ничего хорошего. — Босс устроил леденцу экскурсию по своему рту. — Большинство политиков не любят, чтобы их связывали с неверностью, самоубийствами и шлюхами, а придурок Феллберн устроил запеканку сразу из трех ингредиентов.

— Это скандал.

— Когда мэр узнал про то, что случилось, он позвонил полицейскому комиссару. — Инспектор щелкнул леденцом о зуб, словно взводил курок. — Пожалуйста, представь, что он ему сказал.

Беттингер мгновенно произвел экстраполяцию.

— И что теперь?

— Видишь вот это? — спросил Керри, после чего открыл каталог и положил его на край письменного стола. Его палец уперся в блестящую фотографию, на которой женщина, слишком хорошенькая, чтобы быть полицейским офицером, демонстрировала бронежилет. — Он спасает жизни, — заметил Лэделл и принялся переворачивать страницы, пока не нашел потертую фотографию эффектного мужчины, державшего в руках с тщательно ухоженными ногтями изящную штурмовую винтовку. — А еще когда тебя хотят убить, очень полезными оказываются надежные винтовки.

Инспектор захлопнул каталог, наклонился вперед и выбросил его в мусорную корзину.

— Из-за тебя мы потеряли новое снаряжение, — продолжил он. — Дерьмо, я добивался его с того самого времени, когда черные президенты еще были научной фантастикой! Но это не самое ужасное. Комиссар Джеффри теперь не уверен, что мэр утвердит наш новый социальный пакет.

— Святые угодники! — пробормотал Жюль.

Его шеф откинулся на спинку кожаного кресла.

— У нас состоялся разговор с комиссаром. Он считает, что мэр оценит, если мы избавимся от одного детектива. — Он раздавил леденец зубами и проглотил осколки. — Хочешь еще вопрос с единственным ответом?

Беттингер не сумел произнести ни слова.

— Есть ли шанс, что ты сможешь исчезнуть? — спросил Керри.

— Как при телепортации?

Инспектор Лэделл кивнул.

— Да, нечто в этом роде.

— Я этому так и не научился.

— Ну, а как насчет передозировки? Какие лекарства принимает твоя жена?

— Не выйдет. Она очень здоровая женщина.

— Какая досада.

Жюль хотел получить четкий ответ.

— Значит, я уволен?

— Я поговорил с разными людьми. Сказал, что у меня есть бладхаунд, который очень хорошо знает свое дело, превосходная ищейка, но он нагадил на бесценный ковер, и его больше нельзя держать дома. — Лэделл выдвинул ящик письменного стола. — Ты что-нибудь знаешь о Миссури?

По спине пятидесятилетнего детектива пробежали мурашки. Он ненавидел холодную погоду и всегда считал живущих на севере людей инопланетянами.

— Это такое место, верно? — неохотно ответил Беттингер.

— Недавно получило статус штата. В северо-восточной части есть город под названием Виктори. Слышал о нем?

— А он вообще существует?

— Часть «Ржавого пояса»«Ржавый пояс» — совокупность центров тяжелой промышленности на Северо-Востоке и Среднем Западе США, переживающих упадок с 1970-х гг.. Имел будущее, когда азиаты еще считались выходцами с Востока. — Босс дернул плечом, и большой конверт заскользил по столу, а потом остановился на самом краю, свесившись над ним, как трамплин для прыжков в воду. — Теперь, когда ты нажимаешь на кнопку в туалете в любом месте Миссури, все смывается в этот отстойник.

Жюль вытащил досье из конверта и пробежал глазами первую страницу — и узнал, что в Виктори происходит множество похищений, убийств и изнасилований. Город походил на часть страны третьего мира, заброшенную каким-то образом в центр Америки.

— Они тебя хотят, — заявил инспектор Лэделл. — У них идет реорганизация, и им необходим детектив. Перевод туда позволит забыть о твоем отстранении.

— Я отстранен?

— А разве я не сказал? — Керри Лэделл пожал плечами. — На данном этапе я должен наказать тебя или весь департамент, и я не стану делать вид, что передо мной стоит дилемма. Ты придурок. Но я готов тебе помочь, потому что ты талантливый детектив. Отправляйся в Виктори. И заверши там свою карьеру. Через четыре года сможешь выйти в отставку, вернуться сюда и швырять яйца в дом мэра.

— Пять лет.

Беттингер посмотрел на фотографию гетто, напоминающего Нагасаки после взрыва бомбы и населенное чернокожими уцелевшими узниками концлагеря.

— В какой-то момент ты можешь попытаться получить перевод, хотя я сомневаюсь, что у тебя получится — им катастрофически не хватает полицейских, — добавил его начальник.

Детектив подумал о жене и детях. Потер виски, посмотрел на босса, который переплел тонкие пальцы.

— Это клоака.

— Точно, — ответил инспектор Лэделл. — И ты ее заслужил.


Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2349  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 2349  книг
Нужна помощь?
Не нашли ответа?
Напишите нам