25 августа, 2021

Тайна Чипсайдских сокровищ: драгоценности в подвале дома

Автор материала: Саша Баринова
Тайна Чипсайдских сокровищ: драгоценности в подвале дома

Во все времена кладоискатели готовы были тратить все силы на то, чтобы обрести баснословные богатства. Но порой считавшиеся давно утерянными драгоценности обнаруживают те, кто вовсе не искал их. Так произошло и с двумя простыми британскими работягами, которые, разбирая руины ветхого домишки на лондонской улице Чипсайд, сделали удивительную находку: в полусгнившем сундучке хранились бесценные ювелирные украшения.

Рассказываем загадочную историю этого клада.

Потерянные сокровища Потерянные сокровища Кирсти Мэннинг Твердый переплет473 ₽ В корзину В корзину

Великий пожар

Сейчас, наблюдая роскошные фасады современного Лондона, трудно вообразить, что еще несколько веков назад столица Великобритании состояла в основном из деревянных строений. Этому материалу отдавали предпочтение как бедные, так и весьма зажиточные семьи, уверенные, что дереву не страшны ни время, ни природные катаклизмы. Такая неосмотрительность, увы, привела к одной из самых чудовищных трагедий в истории города — Великому пожару 1666 года. Возгорание началось в небольшой булочной на улице Паддинг-лейн: кто-то из работников забыл потушить свечу, уходя домой после тяжелого дня. За считаные часы огонь распространился на несколько кварталов и бушевал четверо суток. В общей сложности в центральной части столицы было уничтожено около 80% построек разного назначения, а около ста тысяч людей остались без крыши над головой. И хотя трагедия стала поводом отстроить Лондон заново, на этот раз из камня, грандиозных потерь погорельцам никто так и смог возместить.

Одними из пострадавших, по всей видимости, стали и владельцы драгоценностей, позднее обнаруженных рабочими. Прежде на месте бесценной находки стоял большой дом — правда, о том, кому он принадлежал, историки спорят и по сей день, но факт остается фактом: в спешке покидая особняк, хозяева просто забыли о ларце с украшениями. А может быть, и сгорели, ведь, несмотря на официальную версию, согласно которой погибло всего несколько человек, жертв Великого пожара могло быть гораздо больше.

Чипсайд-срит

Сокровища

Лондон и впрямь преобразился после пожара, однако многие новые дома были далеки от совершенства. Так, на некоторых улицах, включая и Чипсайд-стрит, все строения были возведены на скорую руку и... в итоге простояли более двух сотен лет. Здание, где и нашли клад, не было исключением: его возвели прямиком на руинах предыдущего. Тогда строители даже не стали трогать подвал, помещение выглядело крепким и, кроме того, было выполнено из кирпича. Последнее как раз и позволило сокровищам пережить и пожар, и два последующих века.

Если бы не острое зрение рабочих, бесценный ларец мог бы так и сгинуть под завалами, ведь, когда его нашли, он был до того залеплен многовековой грязью, что угадать в нем золото было совсем непросто. К счастью, мужчинам удалось разглядеть в тусклом свете слабое мерцание камней и извлечь богатейшую коллекцию драгоценностей Елизаветинской и Яковианской эпох, настоящий образец ювелирного искусства позднесредневековой Англии: часы, броши, ожерелья — чего там только не было.

Кстати, своим спасением клад обязан и еще одному человеку. Предприимчивый антиквар Джек Стони, понимая, что в исторической части города могут быть найдены весьма ценные артефакты, получил у городского музея разрешение выкупать у рабочих находки, а часть из них отдавать в постоянную экспозицию. Однако Стони не мог и предположить, что однажды в его руки попадет такое сокровище, как Чипсайдский клад. Прибыв на место его обнаружения, он щедро заплатил рабочим — по сто фунтов каждому, тогда как обычно расплачивался мелкими монетами или вовсе выпивкой. Музейные эксперты после того, как почистили все драгоценности, тоже были в немалом удивлении от уникальной, разнообразной и прекрасно сохранившейся коллекции.

Итак, клад насчитывал более четырехсот ювелирных украшений, а кроме того, несколько шляпных булавок тонкой работы, монет из разных стран и золотых флаконов для духов. Самыми примечательными экземплярами считаются часы, помещенные в цельный кусок изумруда, брошь «Саламандра», инкрустированная бриллиантами и изумрудами, и сапфировые подвески. Общая стоимость найденных драгоценностей не озвучивается историками ювелирного искусства и по сей день.

Брошь «Саламандра»

Неназванный владелец

Кто же являлся первоначальным обладателем такого внушительного состояния? Существует несколько версий. Согласно одной из них, украшения принадлежали ювелиру, который обслуживал процветающий средний класс. В XVII веке Чипсайд был центром лондонских златокузнецов, и, как предполагают историки, в начале Английской гражданской войны 1642-1651 годов один из них решил припрятать свои сокровища до лучших времен.

Специалисты также полагают, что, скорее всего, мастера звали Арнольд Лаллз. В его архивах сохранилось несколько альбомов с эскизами украшений, в том числе и найденных в подвале дома.

Но существует и альтернативная версия принадлежности ларца. И она куда более авантюрная. Бытует легенда, будто среди найденных сокровищ специалисты выявили несколько подделок, изготовленных из кварца. А самым известным изготовителем реплик считался в XVII веке Томас Симпсон. Талантливый мошенник с сомнительной репутацией был даже замешан в деле об убийстве. В 1631 году неизвестные расправились с ювелиром Геррардом Пульманом, когда тот возвращался из Персии в Лондон. Из каюты несчастного были похищены едва ли не все вещи, включая и некие драгоценности. И хотя самого Симпсона не было на борту, полиция предполагала, что именно он организовал нападение. Так не добычу ли Пульмана спрятал вор в подвале чипсайдского дома?

Так или иначе, четкого ответа о принадлежности клада нет и по сей день. Впрочем, этот никак не помешает всем желающим насладиться восхитительными ювелирными украшениями. Основная часть клада в настоящее время находится в Музее Лондона, другие изделия размещены в Британском музее Виктории и Альберта.

***

Писательницу Кирсти Мэннинг так вдохновила история Чипсайдского клада, что она решила написать роман по ее мотивам. Правда, сюжет книги куда сложнее и непредсказуемее реального. Историку ювелирного искусства Кейт Кирби поручают исследование Чипсайдских сокровищ. Отправляясь в Лондон посмотреть на драгоценности, она даже не представляет, какая череда открытий ее ждет, ведь клад напрямую связан с историей ее собственной семьи. Теперь молодой женщине предстоит узнать немало нового о своих предках. И вполне вероятно, что семейные тайны ей совсем не понравятся.

Книги по теме
Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 50486  книг
Яндекс Дзен
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 50471  книгу

Читайте также

Город в огне: как жил Лондон 40-х Познавательно
Город в огне: как жил Лондон 40-х
Рассказываем, где развивалось действие романа «Дорогая миссис Бёрд...»
7 книг о Лондоне XX века Познавательно
7 книг о Лондоне XX века
Самые известные произведения о британской столице и ее жителях
Искусство провокации, или Вредные советы чопорной Англии Познавательно
Искусство провокации, или Вредные советы чопорной Англии
Рассказываем о том, что бы сочли неприличным жители туманного Альбиона несколько веков назад
Супруг ее величества: история мятежной любви королевы Елизаветы и принца Филиппа Познавательно
Супруг ее величества: история мятежной любви королевы Елизаветы и принца Филиппа
Познавательно
Вся правда о Макбете
Кем на самом деле был герой пьесы Шекспира
Вся правда о Макбете
Покорение Ла-Манша и Холокост в романе «Флоренс Адлер плавает вечно» Познавательно
Покорение Ла-Манша и Холокост в романе «Флоренс Адлер плавает вечно»
Рассказываем, где реальность, а где вымысел в дебютном романе Рэйчел Бинленд
Познавательно
А был ли мальчик: повлияла ли смерть сына на произведения Шекспира?
Рассказываем о судьбе единственного наследника драматурга
А был ли мальчик: повлияла ли смерть сына на произведения Шекспира?
Секс, феминизм и рок-н-ролл Познавательно
Секс, феминизм и рок-н-ролл
Рассказываем о «свингующих шестидесятых»