03 ноября, 2020

Быть жестким любой ценой: в какой семье рос Дональд Трамп

Мэри Трамп, племянница 45-го президента США, рассказала о детстве своего дяди

Быть жестким любой ценой: в какой семье рос Дональд Трамп

Мэри Трамп — клинический психолог, племянница Дональда Трампа. В своей книге «Слишком много и всегда недостаточно», которая стала самым обсуждаемым изданием лета 2020-го, она рассказывает о том, как ее дяде удалось завоевать господство сначала в семье, затем в бизнесе, а потом и во всей стране.

Eksmo.ru публикует из книги фрагмент о детстве 45-го президента США.

Слишком много и всегда недостаточно. Правила семьи Трамп, которые сломали братьев, но сделали Дональда 45-м Президентом США -10% Слишком много и всегда недостаточно. Правила семьи Трамп, которые сломали братьев, но сделали Дональда 45-м Президентом США Мэри Л. Трамп Твердый переплет531 ₽590 ₽ В корзину В корзину

***

В идеале правила, установленные в семье, отражают правила общества, так что, когда дети выходят в мир, они в целом знают, как себя вести. Когда ребенок идет в школу, предполагается, что он знает, что нельзя брать чужие игрушки, а также бить или задирать других детей. Дональд ничего из этого не понимал, потому что правила Дома — по крайней мере, для мальчиков — быть жестким любой ценой; ложь позволительна; признание собственной неправоты или извинения — проявление слабости — вступали в противоречие с порядками, с которыми он столкнулся в школе. Легко читались основополагающие установки Фреда относительно того, как работает этот мир: в жизни может быть только один победитель, а все остальные являются проигравшими (представление, которое, по сути, исключало способность делиться). На примере Фредди Дональд убедился, что несоблюдение отцовских правил наказывается жестоким, часто публичным унижением, так что продолжал их придерживаться и за пределами семейного круга. Неудивительно, что его представление о том, что «хорошо» и что «плохо», расходилось с тем, что обычно усваивается еще в детсадовском возрасте.

Растущая надменность Дональда (в какой-то степени способ справиться с ощущением покинутости и противоядие от низкой самооценки) прикрывала усиливающееся чувство незащищенности. В результате у него получилось держать большинство людей на расстоянии. Для него так было проще. Жизнь в Доме так или иначе повлияла на умение всех детей обращаться с эмоциями — либо выражать их, либо сталкиваться с ними. Возможно, хуже обстояли дела у мальчиков, для которых допустимый уровень человеческих чувств был крайне узок. (Я никогда не видела, чтобы хоть кто-то из мужчин в моей семье плакал или выражал симпатию друг к другу каким-либо иным образом, кроме рукопожатия, которым начинали и заканчивали любую встречу.)

Сближение с другими детьми или старшими, должно быть, ощущалось Дональдом как опасное предательство принципов своего отца. Тем не менее его показная самоуверенность, вера в то, что нормы общества к нему неприменимы, и чрезмерная демонстрация собственной значимости кое-кого все же привлекали. Заметное меньшинство людей до сих пор принимает его надменность за силу, фальшивое позерство — за хорошее воспитание, а поверхностный к ним интерес — за харизму.

Книги по теме
Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 50226  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 50226  книг

Читайте также

25 лучших книг-биографий Познавательно
25 лучших книг-биографий
Осторожно, мотивирует!
Мы в дивном новом мире Познавательно
Мы в дивном новом мире
Идеи из романов-антиутопий, ставшие реальностью. То ли еще будет!
После инаугурации Трампа в США выросла популярность романов-антиутопий Новости
После инаугурации Трампа в США выросла популярность романов-антиутопий
«1984» Джорджа Оруэлла, «У нас это невозможно» Синклера Льюиса, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли снова в топе продаж
«Зима близко»: Реакция зарубежных и отечественных писателей на избрание Трампа Тренды
«Зима близко»: Реакция зарубежных и отечественных писателей на избрание Трампа
Стивен Кинг, Джоан Роулинг, Сергей Минаев и другие известные авторы о том, что ждет Америку и весь мир в связи с неожиданным исходом президентских выборов
Жизненно
Смерть, разруха и скальпель: зачем читать книгу «Военный врач»
Рассказываем об истории полевого хирурга Дэвида Нотта
Смерть, разруха и скальпель: зачем читать книгу «Военный врач»
Жизненно
О чем не принято говорить: три честные истории
Зависимость, душевные травмы, неоднозначная профессия — рассказываем о женщинах с нелегкой судьбой
О чем не принято говорить: три честные истории
Рожденные побеждать: 5 книг о спортсменах-олимпийцах Познавательно
Рожденные побеждать: 5 книг о спортсменах-олимпийцах
Биографии Месси, Брайанта и Фуркада
Врачи: супермены в белых халатах Жизненно
Врачи: супермены в белых халатах
Книги о тех, кто ежедневно спасает жизни своих пациентов