Новости автора Маша Трауб

Опыт любви. Инструкция по воспитанию родителей

Опыт любви. Инструкция по воспитанию родителей

В «Эксмо» вышла книга Маши Трауб «Не мамкай!». Это не лиричные зарисовки из жизни современных городских жителей и не семейные хроники, хотя речь здесь идет и о семейных ценностях тоже. Маша написала полезное и нескучное пособие по воспитанию родителей. Мама двух детей, она точно знает: универсальных советов не существует. Но щедро делится своим опытом и наблюдениями, давая ненавязчивые рекомендации начинающим мамам и папам. Мы поговорили с Машей о том, кому и зачем нужны такие книги.

Не мамкай! Не мамкай! Маша Трауб Твердый переплет447 ₽ В корзину В корзину

Маша, расскажите, к чьим советам прислушивались вы, когда стали мамой впервые?

— Ни к чьим. Так уж случилось, что и советчиков у меня не было. Я следовала рекомендациям врача, которому доверяла.

Каким вы видите комфортное родительство?

— Родительство по определению не может быть комфортным. Быть родителем — это про ответственность, обязанности, дискомфорт на всю оставшуюся жизнь. Жизнь в постоянном страхе за детей, за их здоровье. Надо понимать, что этот страх никогда не пройдет. Время бежит слишком быстро: еще, казалось, только вчера впадала в панику от младенческого стула не того цвета и не той консистенции, а уже сегодня сын уезжает из дома непонятно куда и непонятно с кем. И ты силишься вспомнить имя его девушки, кажется, последней. Или уже предпоследней? У меня по-прежнему перехватывает дыхание, если на моих глазах двухлетний малыш падает, ударяется о стул или плачет. Комфортное родительство? С моей точки зрения, это правильно подобранный коктейль из пустырника, валерьянки и вина. Принимать ежедневно.

Чем написание книги полезных советов отличается от работы над художественным текстом?

— Ничем. Те же буквы, составленные в слова, а слова — в предложения. Другой формат, только и всего. Но для меня работа над этой книгой оказалась сложнее и интереснее — я вспомнила, как работала журналистом. Все истории в книге — реальные. Я, можно сказать, брала интервью у приятельниц, просила ответить на вопросы по темам, которые хотела отразить. Иногда знакомые мамы просили меня оставить реальные имена детей. Не менять Танечку на Светочку. Им хотелось поделиться именно своими историями. Они говорили о том, что будут счастливы, если их опыт пригодится кому-то еще. Персонажи этой книги — реальные дети и родители.

О чем вас чаще всего спрашивают неопытные матери?

— Как приучить ребенка к чтению. Ответ один — читайте сами. Возьмите в руки бумажную книгу и читайте. Отключите и отложите телефон, прочие гаджеты. Засуньте под диванные подушки планшеты. Читайте вместе с детьми. Рассматривайте картинки. Придумайте семейный ритуал — десять, пятнадцать минут чтения перед сном, придерживайтесь его с железной последовательностью. Читайте что угодно. Вы читаете, ребенок слушает и засыпает. Или вы засыпаете, а ребенок дочитывает, потому что вы уснули на самом интересном месте. Еще один беспроигрышный совет — купите ребенку фонарик и научите его читать под одеялом. Полный восторг. Ребенок прочтет и школьный список литературы на лето, и любую другую книгу, которую вы ему подложите.

Читатели присылают вам свои личные истории о родительстве?

— Нет. Никогда. Но подруги, приятельницы, как я уже сказала, делятся, если я их об этом прошу. Не очень умею писать о том, в чем не участвовала лично, не чувствовала. Чужая история должна стать мне близкой, и лишь тогда я смогу ею поделиться с читателями.

В одном волшебном мире были непреложные заклинания. Есть ли, на ваш взгляд, недопустимые вещи в родительстве? То, чего нельзя делать ни при каких обстоятельствах?

— Нельзя унижать ребенка. Вы — взрослый, поэтому по определению сильнее. Унижение — это не только крики, но и равнодушие. Больнее всего по ребенку бьет именно равнодушие со стороны родителей. Когда им нет дела до того, чем живет ребенок, почему переживет, что вызвало слезы. Нужно искренне интересоваться тем, что сказала Мария Васильевна на уроке русского и как дела у Даши и Степы. Нельзя, чтобы ребенок чувствовал себя ненужным, некой помехой. Если он просит о помощи — выучить стихотворение, слепить снеговика, вырезать снежинку, склеить домик, написать сочинение по картине, ваша обязанность отложить все дела и клеить, лепить, писать, сидеть рядом и учить стишок. Ни одна работа не стоит этих сокровенных моментов. Ни при каких обстоятельствах нельзя отказывать ребенку во внимании.

Часто говорится о писательском стиле. По-вашему, существует ли родительский стиль?

— Нет. Его и быть не может. Дети разные. И стили разные. С моим сыном я больше шутила, была легкой и веселой мамой. С дочкой стала ответственной, педантичной. Стиль может быть один — любовный. Детей нужно любить, до одури, до истерики. Встречать и провожать их каждый день, когда они уходят в школу, в институт, на вечеринку, на тренировку. Быть рядом. Все время. Пусть не физически, но оставаться на связи. Внутренней. Слушать, помогать, приходить на помощь. Родительский стиль — это дом, защита, надежный тыл, вкусная еда. Дети должны хотеть возвращаться домой, где их всегда ждут.

Опишите себя-маму тремя словами.

— Тревожная, нежная, строгая.

Как вы считаете, все ли важные вопросы были охвачены в книге? Или вам есть что еще сказать?

— Вопросы воспитания — неисчерпаемы. Если бы я включила все вопросы и все истории, получилось бы многотомное собрание сочинений.

Можно ли сказать, что процесс воспитания обоюдный: пока мы воспитываем детей, они воспитывают нас?

— Мне кажется, дети выбирают родителей. Откуда-то из Вселенной. И решают родиться в той или иной семье. Мы, родители, должны только благодарить за это. Мы не воспитываем детей, и они не воспитывают нас. Дети, родительство, семья — обучение любви, безусловной. Но я по себе знаю и другое — когда ты начинаешь отдавать себя и чужим детям, это тоже приносит невообразимое счастье. Если ты вкладываешь частичку себя в ученицу, подопечную, ребенка, с которым нужно посидеть пару часиков, это воздается сполна. Преподавание — настоящее призвание, миссия. А еще кормление. Нет большего счастья, чем сидеть за столом и смотреть, как ест ребенок. Он, возможно, не вспомнит правила русского языка, которые я пыталась в него впихнуть, но точно запомнит сырники или блинчики, которые я испекла специально для него.