12 цитат из книг Владимира Набокова

Высшая мечта автора: превратить читателя в зрителя...
22 апреля, 2017

Писатель и литературовед, переводчик и энтомолог, Владимир Набоков (1899 — 1977) был известен еще в России, однако настоящая слава пришла к нему, когда он покинул свою родину. «Защита Лужина», «Дар» и «Приглашение на казнь» были написаны в Берлине, «Другие берега» и «Лолита» — в США, а последний, незаконченный роман — «Лаура и ее оригинал» — в Швейцарии.

И хотя Набоков считается одновременно русским и американским писателем, он все-равно остался преданным той прежней жизни в дореволюционной России, вернуться к которой было невозможно.

 

Мы собрали 12 цитат Набокова о любви, мечтах и тоске по родине:

Перемена обстановки — традиционное заблуждение, на которое возлагают надежды обреченная любовь и неизлечимая чахотка. («Лолита»)

Этот запах, смешанный со свежестью осеннего парка, Ганин теперь старался опять уловить, но, как известно, память воскрешает все, кроме запахов, и зато ничто так полно не воскрешает прошлого, как запах, когда-то связанный с ним. («Машенька»)

Я в достаточной мере горд тем, что знаю кое-что, чтобы скромно признаться, что не знаю всего. («Лолита»)

Профессор запретил давать Лужину читать Достоевского, который, по словам профессора, производит гнетущее действие на психику современного человека. («Защита Лужина»)

Рисовать же было приятно. Он нарисовал тещу, и она обиделась; нарисовал в профиль жену, и она сказала, что, если она такая, то нечего было на ней жениться. («Защита Лужина»)

Да, мы ссорились, да, она бывала прегадкой, да, она чинила мне всякие препятствия, но невзирая на ее гримасы, невзирая на грубость жизни, опасность, ужасную безнадежность, я все-таки жил на самой глубине избранного мной рая — рая, небеса которого рдели как адское пламя, — но все-таки рая. («Лолита»)

— ... Вы как, любите Россию?
— Очень.
— То-то же. Россию надо любить. Без нашей эмигрантской любви России — крышка. Там ее никто не любит. («Машенька»)

Странно, что вот деньги есть, а мечта остается мечтой. («Король, дама, валет»)

Он есть, мой сонный мир, его не может не быть, ибо должен же существовать образец, если существует корявая копия. («Приглашение на казнь»)

Написанная мысль меньше давит, хотя иная — как раковая опухоль: выразишь, вырежешь, и опять нарастает хуже прежнего. («Приглашение на казнь»)

Ни один человек не способен сам по себе совершить идеальное преступление; случай, однако, способен на это. («Лолита»)

Густое счастье первой любви неповторимо. («Камера обскура»)


Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 40941  книгу
Яндекс Дзен
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 40941  книгу

Читайте также

Год литературных гениев: 1899 Палата №6
Год литературных гениев: 1899
Хемингуэй, Кавабата, Борхес, Набоков: кто еще из известных писателей родился в 1899 году?
5 русских классиков, которые так и не получили Нобелевскую премию Познавательно
5 русских классиков, которые так и не получили Нобелевскую премию
Набоков, Мережковский, Горький: кто еще так и не стал нобелиатом?
10 романов о Берлине Познавательно
10 романов о Берлине
«Дар», «Братья Лаутензак», «Невинный, или особые отношения» и другие культовые книги XX столетия о столице Германии
Плейлист литературных героев Познавательно
Плейлист литературных героев
Под какую музыку читать классические книги
5 самых ярких поцелуев в классической литературе Жизненно
5 самых ярких поцелуев в классической литературе
Нежные, страстные и полные любви
5 вопросов о поэме «Двенадцать» Познавательно
5 вопросов о поэме «Двенадцать»
Разбираем одно из самых знаменитых произведений Александра Блока
Познавательно
Ничего личного, это просто бизнес: 3 романа об итальянской мафии
От бандитов с большой дороги до хозяев мира
Ничего личного, это просто бизнес: 3 романа об итальянской мафии
Подумайте об этом завтра: 5 правил Скарлетт О’Хары Жизненно
Подумайте об этом завтра: 5 правил Скарлетт О’Хары
Учимся у героини «Унесенных ветром», как облегчить себе жизнь