Елена Маньенан: «Еда – это международный язык»

«Вкусно и красиво жить — это значит жить счастливо»

07 июля, 2017

Елену Маньенан называют королевой русского гостеприимства. Ее гостевой дом и ресторан в Плёсе на живописном берегу Волги — место притяжения всех, кто любит русскую кухню в ее исконном исполнении. Недавно у нее вышла кулинарная книга, в которой она раскрывает секреты приготовления своих удивительных пирогов. Мы встретились и поговорили с ней о русской кухне, воспитании детей и искусстве жить счастливо.

 

Мои первые вопросы будут по книге: как долго вы над ней работали, и какой у вас самый любимый рецепт из нее?

Я ее подготовила еще три года назад, но не хватало времени ее издать. И, когда поступило предложение от «Эксмо», я воспользовалась таким прекрасным случаем и очень быстро, буквально за два месяца, все доделала. Работа над книгой была неверояно интересной. Это был крайне важный для меня опыт.

Если говорить про любимый рецепт, то это волжский пирог, волжский рыбник. Он относится к региональной кухне (что-то из Архангельской области, что-то из Ивановской) и мне особенно хотелось его воспроизвести. 

Вы долгое время жили во Франции. По вашему мнению, возможен ли синтез кулинарных традиций?

Конечно! Он давно уже существует. Наша традиционная русская кухня, скажем XVII века, была достаточно бедна, преобладала тяжелая пища: холодцы, жареные поросята, дичь, множество овсяных киселей, хлебобулочные изделия. Постепенно каждая страна впитывает в себя то, что видит у соседей. Мы делимся рецептами, как подружки-хозяйки. Так и люди, начиная путешествовать, привозят с собой новые блюда, и они начинают пополнять наши столы. Чем старше страна, тем богаче ее кухня.

Сохранять свои традиции необходимо, но отказываться от прекрасных европейских рецептов, которые адаптируются у нас и подаются как нечто русское, не стоит. Это часто так бывает. Например, мы не любим слишком острое, поэтому мы не делаем блюда чересчур острыми. Мы любим спокойную пищу, красоту, подачу. Разумеется, специи мы берем, но адаптируем к русской манере.

Немного отойдем от кулинарной темы. Вы многодетная мать, воспитавшая 16 приемных детей. Какой бы совет вы дали молодым родителям?

Заводить традиции. Мы все время спешим, нам всегда некогда. Редко собираемся за общим столом. Бывает так, что молодежь собирается с молодежью, а старики со стариками и так далее. Один-два раза в год за одним столом должны присутствовать три-четыре поколения. Поводы могут быть самые разные: юбилей бабушки, Новый год, что угодно. Это очень важно, поскольку дает то, что называется душой семьи. Дети будут вспоминать бабушку-прабабушку. Бабушка приготовит свой пирог, дедушка будет произносить свои шутки, мама привезет свой торт, а потом какая-нибудь внучка начнет готовить что-то свое. Так что: заводите традиции!

А какие книги вы читали своим детям?

Рекомендую прочитать «Моряк в седле» Ирвинга Стоуна. Эта книга о детстве и становлении Джека Лондона.

Когда мои дети во Франции не хотели читать по-русски, я не отпускала их гулять до тех пор, пока они час не выслушают мое чтение вслух. Я пятнадцатилетним моим отпрыскам читала «Моряка в седле». Это рассказ о том, что можно быть матершинником, как Высоцкий, вором, как Джек Лондон (он, кстати, воровал устрицы в молодости, сидел в тюрьме) — все можно пройти, чтобы стать человеком.

Я не призываю к чему-то плохому, но иногда этот совершенно сумасшедший жизненный опыт делает человека человеком. Нечаянно можно ошибиться: подраться с приятелем или не выполнить домашнее задание, но человек должен оставаться человеком. Мы дружим с детьми, если мы их слышим, если мы всегда рядом как друзья, то они не пойдут искать «друзей» на улицу, а придут с проблемой к тебе и ты сможешь помочь своему ребенку. У меня много детдомовских детей, поэтому я так говорю.

А теперь снова вернемся к кулинарии. Вы много путешествовали. Кухни каких стран, помимо русской и французской, вам понравились больше всего?

Итальянская.

А какой регион?

Север. Мне нравится местечко Сантарканджело-ди-Романья в Пеннабилли, там жил поэт, писатель и сценарист Тонино Гуэрра. Он всегда говорил, что любит маленькую Италию, не проходную и туристическую, а именно маленькую. Случайно так получилось, что я тоже выбрала такое маленькое местечко — Плёс. Это сейчас оно стало таким туристическим. Маленькая Россия и маленькая Италия заслуживают нашего теплого отношения. И развитие внутреннего туризма невозможно без кулинарии. Еда — это международный язык.

Полностью с вами согласен. Еда объединяет людей. Например, когда был в Японии, обратил внимание, что в их языке есть слово «пиросики», то бишь наши пирожки, которые они очень любят. И последний вопрос: какая из кухонь вам показалась наиболее «бедной»?

В наших деревнях. Потому что у людей просто нет возможностей: у них элементарно нет денег, у них элементарно нет каких-то приспособлений. Но ситуация меняется. Я уже 20 лет живу в провинции, и ситуация заметно меняется.

Можно научить девушку вышивать, петь и играть на пианино, а мальчика играть на аккордеоне, а вот к пище мы всегда относились как-то пренебрежительно. Быть может, это советское наследие. Мол, еда — это не самое главное. Очень даже главное! Вкусно и красиво жить — это значит жить счастливо. И мы должны жить вкусно, красиво и счастливо.

Поделиться с друзьями
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 41008  книг
Получите книгу в подарок!
Оставьте свою почту, и мы отправим вам книгу на выбор
Мы уже подарили 41008  книг